Василий Костецкий. Судьба Александра Эдуардовича Шмидта

Категория: Публицистика Опубликовано: 17.12.2018

Блестящий знаток ислама, мусульманского права, арабского языка и литературы, Александр Эдуардович Шмидт родился 12 (24) марта 1871 года в Астрахани в семье военного врача. По делам службы отец был переведен в Тбилиси. В 7-летнем возрасте Александр был определен в одну из лучших гимназий города, которую окончил с золотой медалью – 1-ю Тифлисскую классическую гимназию. Именно с нее и начинается путь ученого-востоковеда Александра Эдуардовича Шмидта, который еще в детские годы проявлял интерес к восточным культурам и самостоятельно изучал восточные языки.
После окончания гимназии 18-летний Александр продолжил учебу на факультете восточных языков (арабско-персидско-турецкое отделение) Санкт-Петербургского университета, в котором преподавали такие знаменитые ученые-тюркологи, как О. И. Сенков­ский, А. К. Казембек, К. П. Патканов, И. Н. Березин, В. П. Васильев, В. В. Радлов, В. В. Бартольд, И. А. Орбе­ли, Б. Б. Пиотровский и др.
Из стен университета вышли такие знаменитые ученые, как арабист И. Ю. Крачковский, востоковед,  филолог, историк, этнограф и археолог Н. Я. Марр,  этнограф Р. Ф. Итс, востоковед-тюрколог, П. М. Мелиоранский, востоковед, египтолог и ассириолог В. В. Струве, востоковед и археолог М. М. Дьяконов и др.
Уже будучи студентом, Александр обратил на себя внимание преподавателей своей склонностью к ­научно-исследовательской работе. Виктор Романович Розен – академик Петербургской Академии наук, профессор арабской словесности в Санкт-Петербургском университете – высоко ценил Александра Шмидта и так отзывался о нем: «А ведь какой талантливый человек!» Особенно он ценил в нем то, что Александр изучает и читает письменные памятники ислама в подлинниках, что очень важно для историка и арабиста. В. Р. Розен оказал чрезвычайно важное влияние на Александра Шмидта и формирование его научных интересов.
После окончания университета Александр уже свободно владел французским, английским, немецким, испанским, итальянским, голландским, арабским, персидским, турецким и другими языками. Впоследствии, будучи в Ташкенте, он выучил и узбекский язык и, как утверждают его современники, его произношение практически не отличалось от произношения коренных жителей города.
В связи с высокими достижениями в учебе Александр был оставлен преподавателем в университете. В 1896 году после сдачи магистерского экзамена он отправился в двухгодичную зарубежную поездку, где стажировался у крупнейших европейских востоковедов того времени – венгерского востоковеда, арабиста и исламоведа Игнаца Гольдциера, голландского арабиста, профессора Лейденского университета Михаэла Яна де Гуе и др.
В 1897 году А. Шмидт опубликовал первую научную статью по арабистике. В 27-летнем возрасте (1898 г.) Александр Эдуардович начал преподавать на Восточном факультете Санкт-Петербургского университета в должности приват-доцента. В университете он читал лекции по арабскому языку и исламоведению. В 1899 году им был опубликован критический разбор книги украинского историка, писателя, востоковеда, тюрколога и семитолога, одного из организаторов Академии наук Украины А. Е. Крымского «Мусульманство и его будущность». Эта работа положила начало его целенаправленному изучению религиозных течений в исламе.
Материальные обстоятельства заставляли Александра совмещать преподавательскую работу с другими подработками. В разные годы он работал инспектором Александровского лицея, секретарем редакции газеты «Санкт-Петербургские ведомости», старшим помощником библиотекаря, библиотекарем, помощником директора в Российской Публичной библиотеке в Санкт-Петербурге. Это дало ему возможность познакомиться с трудами зарубежных ученых, но этот факт окажет и плохую услугу в годы репрессий.
В 1912 году он начал успешно сотрудничать с журналом «Мир ислама», основанном в 1912 году Императорским обществом востоковедения, первым редактором которого был В. В. Бартольд. В нескольких номерах журнала А. Шмидт опубликовал очерк по истории исламской религии, а также рецензию на материалы о Средней Азии, опубликованные во французском журнале «Обозрение мусульманского мира».
В 46 лет (1914 г.) А. Шмидт защитил магистерскую диссертацию, и ему была присвоена ученая степень магистра арабской словесности. Его диссертация называлась «Абдал-Ваххаб-аш-Шараний и его «Книга рассыпанных жемчужин». В своей работе через призму личности Абд ал-Ваххаба аш-Шарани и его суфийских воззрений он подробно рассматривает мусульманское право, мусульманское богословие и суфизм в исламе. Эта работа считается классической работой по исламоведению.
С 1 сентября 1917 года А. Шмидт становится экстраординарным (вне штата), профессором Лазаревского института в Москве.
С конца 1917 года Александр Эдуардович принимал вместе с другими представителями научно-педагогической общественности активное участие в работе Организационного Комитета по делам намечавшегося к открытию в Ташкенте Туркестанского государственного университета. В их числе были В. Бартольд, Н. Веселовский, Н. Марр, А. Самойлович, С. Ольденбург и др.
В июле 1918 года на съезде преподавателей высшей школы в Москве А. Шмидт был избран профессором и деканом историко-филологического факультета и одновременно преподавателем Восточного факультета Петроградского университета.
С 1 октября 1918 года он переводится на этнолого-лингвистический факультет Лазаревского института восточных языков (с 1921 года Московский институт востоковедения), где он читал курс мусульманского права и исламоведения. В 1920 году А. Э. Шмидта принимают в состав Коллегии востоковедов при Азиатском музее Академии наук.
10 апреля 1920 года А. Э. Шмидт прибыл в Ташкент и был избран профессором Туркестанского Восточного института, который создавался в Ташкенте одновременно с университетом, а в декабре 1920 года становится его ректором. С конца 1920 года и до середины 1921 года он являлся деканом и профессором историко-филологического факультета Туркестанского университета. На этих должностях он находился до середины 1921 года, читал лекции по исламоведению, мусульманскому праву, мусульманской истории, арабской литературе и арабскому языку.
Под его председательством в 1920–1922 годах при Туркестанском университете было образовано и активно работало Общество историко-филологических и социально-экономических наук. Он также состоял членом Совета Туркестанского комитета по делам музеев и охраны памятников старины, искусства и природы (Туркомстарис).
А. Э. Шмидт участвовал в научном обосновании охраны памятников исламской культуры в Средней Азии. В сентябре 1920 года в составе группы востоковедов (В. Бартольд, Е. Бетгер, В. Вяткин и др.) он совершил поездку в Бухару для осмотра памятников старины и принятия мер для их охраны. В 1922 году он участвовал в экспедиции в г. Туркестан для исследования мавзолея Ахмада Яссави. В 1920–1921 годах А. Э. Шмидт являлся членом Научной комиссии по изучению быта коренного населения Туркестана. В 1922 году работал помощником редактора ташкентского журнала «Наука и просвещение».
С августа 1922 г. по февраль 1923 г. он являлся заместителем председателя Государственного Ученого совета. В середине 20-х годов XX века А. Э. Шмидт принимал активное участие в исследовательских экспедициях в Киргизию и Туркмению.
В июле 1923 года по поручению туркестанского руководства А. Шмидт участвовал в доставке из Уфы в Ташкент Корана Османа, представляющего исключительную ценность как древнейший памятник арабской письменности, важный исторический источник (ему более 1400 лет).
В Ташкент рукопись везли в бронированном вагоне и в специальном футляре. Эшелон сопровождала вооруженная охрана, и в августе 1923 года была оформлена его передача в Ташкенте.
Некоторое время Коран Османа находился в Самарканде, в мечети Ходжи Ахрара. С 1941 г. местом его хранения стал Музей истории народов Узбекистана в Ташкенте. В начале 90-х годов после обретения Узбекистаном независимости реликвия при огромном стечении народа на площади Хаст Имам была вручена муфтию.
Ташкентский университет в июле 1923 года в связи с проведением национального размежевания в Средней Азии получил название – Среднеазиатский государственный университет (САГУ), а Восточный институт с сентября 1924 года стал Восточным факультетом университета. А. Э. Шмидт был назначен деканом этого факультета, а в 1926 году – проректором САГУ по учебной работе.
В феврале 1926 года Александр Эдуардович был избран чл.-кор. Академии наук СССР и возглавил группу профессоров, прибывших в Ташкент. Кроме подбора преподавателей, он также занимался комплектованием библиотеки для университета. По его предложению оргкомитет выделил для приобретения собрания русских классиков 10 тыс. рублей в дополнение к большому фонду научной литературы, безвозмездно предоставленному научно-библиотечным отделом Наркомпроса.
В сентябре 1928 года А. Шмидт ушел с должности проректора САГУ и был арестован по ложному обвинению в создании контрреволюционной группы на Восточном факультете, но вскоре обвинения были сняты.
По ходатайству руководства университета в знак признательности за большой вклад в дело становления вуза союзный наркомат финансов в августе 1929 года назначил ему персональную пенсию. При этом А. Шмидт продолжал преподавать в университете.
В 1930 году А. Э. Шмидт по решению коллегии ОГПУ в г. Ташкенте снова был арестован и в числе 11 профессоров и преподавателей Восточного факультета САГУ выслан в Алма-Ату. В 1930 году Восточный факультет САГУ был закрыт, и с марта 1931 года в университете было прекращено изучение арабского языка.
В апреле 1933 года постановлением правительства Узбекистана «Об объединении республиканских рукописных фондов» Государственная публичная библиотека в Ташкенте была объявлена Центральным хранилищем рукописей. В эту библиотеку стал поступать большой поток рукописей из библио­тек и учреждений других городов республики. Для организации хранения и изучения рукописей в библиотеку были приняты в качестве сотрудников крупные востоковеды – проф. А. Молчанов (с мая 1933 г.), проф. А. Шмидт (с июня 1934 г.) и проф. Семенов (с мая 1936 г.).
А. Шмидт работал в Восточном отделе Государственной публичной библиотеки и других учреждениях Ташкента, посещал с научными целями Ленинград и Москву, занимался описанием восточных рукописей. В настоящее время эти рукописи хранятся в Национальной библиотеке Узбекистана в виде десяти томов «Собрания восточных рукописей Академии наук Узбекской ССР».
В последние годы жизни А. Шмидт по поручению Института востоковедения АН СССР работал над критическим комментированием тек­ста «Книги о налоге» судьи эпохи Харун ар-Рашида-Абу Йусуфа – важного источника для характеристики социально-экономической истории халифата VIII-IX вв. «Китаб ал-харадж» – один из самых ранних, дошедших до нас, памятников мусульманской письменной традиции и самое первое сочинение ханафитской школы мусульманского права. Эта книга, написанная в VIII веке в эпоху легендарного халифа Харуна ар-Рашида и по его велению, отражает систему мусульманского налогообложения: здесь представлено около 550 преданий как о различных видах налогов, так и о формах наложения наказаний за правонарушения против Бога и против человека времен становления мусульманской общины и образования Халифата.
В 1938 А. Э. Шмидт снова был подвергнут кратковременному аресту по обвинению в шпионаже в пользу Германии и освобожден за несколько дней до смерти. В архивно-следственном деле от 16 июня 1938 г. за № П-14031, л. 79, А. Э. Шмидт записано с его слов следующее: «Работая первое время деканом Восточного факультета САГУ, а потом зам. директора САГУ, я совместно с проф. Семеновым, Маллицким и Андреевым возглавил реакционную группу профессуры. Мы создали на Востфаке контрреволюционную вредительскую группу из числа профессорско-преподавательского состава, ставившую перед собой задачи: срыв работы в области подготовки кадров советских специалистов, противодействие советизации преподавательского состава и введению общественно-политических дисциплин и марксистско-ленинской методологии».
Александра Эдуардовича Шмидта не стало 9 августа 1939 года. Похоронили его на Боткинском кладбище в Ташкенте.

В 1923 году к 25-летию первой его лекции в качестве преподавателя Петербургского университета (15 января 1898 г.) был издан «Сборник Туркес­танского Восточного Института в честь профессора А. Э. Шмидта (25-летие его первой лекции, 15/28 января 1898–1928 гг.)», в который вошли востоковедческие статьи В. Л. Вяткина, Е. К. Бетгера, М. С. Андреева, А. А. Семенова, Н. Г. Маллицкого, Е. Д. Поливанова и др. В предисловии авторы сборника писали, обращаясь к А. Э. Шмидту: «Преподаватели и студенты Туркестанского Восточного Института горячо приветствуют Вас – своего старшего сочлена и высокоавторитетного учителя… – и просят благосклонно принять их совместный труд как посильную дань глубокого к Вам почтения и признательности за всегдашнее теплое и отзывчивое к ним отношение». После его ареста в 1938 году сборник был изьят из библиотек.
Сыновья А. Э. Шмидта вместе с семьями в 1942 году были депортированы в Самаркандскую область. Старший сын Эдуард пошел по стопам отца, став востоковедом, тюркологом и преподавателем немецкого языка в САГУ, продолжал работу отца по описанию восточных рукописей (1940–1941).

А. Э. Шмидт вошел в науку как один из основателей отечественного исламоведения. Важное место в его исследованиях занимали вопросы мусульманского права, истории, арабского языка и литературы. Он участвовал в нескольких экспедициях, имевших целью изучение архитектуры памятников Средней Азии. Ряд его исследований был ориентирован на решение задач хозяйственного строительства. Важное значение, по мнению И. Ю. Крачковского, имели работы А. Э. Шмидта совместно с М. Е. Массоном по истории орошения в Средней Азии и добыче полезных ископаемых, а также по изучению арабских источников.

«Звезда Востока», № 1, 2016

_________________

Василий Костецкий. Родился в 1952 г. Педагог-публицист. Автор интересных историко-публицистических книг: «Ангрен – город из легенды», «Читая Коран», «Россияне в Узбекистане», «Рес­публика Корея или путешествие в страну утренней свежести» и др., учебников по истории и праву для общеобразовательных школ. Живет и работает в Ташкенте.

Просмотров: 521

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить