Фархад Хамраев. Памятная встреча

Категория: Публицистика Опубликовано: 11.03.2019

 

...Этот период в моей жизни был, наверное, самым трудным и непонятным. После смерти отца, профессора Муратбека Каримовича Хамраева, я, двадцатилетний студент Ташкентского университета, стал много усилий прилагать, чтобы публиковать в Ташкенте, Москве, Алматы и в других городах различные материалы отца, был убежден в том, что каждый сын обязан поступать именно так.
Тот период был для меня большой школой жизни. Я взрослел и понимал, что отношения между людьми определяются иногда очень неожиданными вещами…
В 1996 г. в одном из ташкентских издательств готовилась посмертная книга отца, которую он не успел полностью подготовить к публикации. Мне потребовалось почти три года для того, чтобы издательство приняло книгу к изданию.
Именно в стенах издательства в это время произошла моя первая и, я считаю, судьбоносная встреча с замечательным человеком и большим писателем Эркином Агзамовым.
...Наверное, в жизни каждого человека происходят встречи с людьми, роль которых в последующие годы приобретает особое значение. Понимание этого приходит со временем. В момент знакомства между людьми «завязывается» прочная нить, которая не отпускает, притягивает.
...Эркин Агзамов работал заведующим отделом в издательстве, которое готовило книгу отца. Он позвонил к нам домой, чтобы выяснить какие-то детали. Всего разговора я не помню, но мы договорились, что в ближайшее время встретимся в издательстве и поговорим.
По поводу книги мы разговаривали около получаса. Меня удивил позитивный настрой, соучастие в процессе подготовки книги, не формальное, а искреннее желание сделать книгу лучше и содержательнее. Эркин-ака предложил назвать книгу «Пламя жизни», что, по его мнению, должно подчеркивать ее особую значимость.
Когда все деловые вопросы были решены, мы стали разговаривать обо всем: об узбекской литературе, общих друзьях и знакомых, новинках русской литературы, о литературе вообще. Разговор длился около часа.
С этого момента мы стали часто видеться, но регулярными наши встречи назвать было нельзя. Были и встречи запоминающиеся, знаковые. Причиной тому является неординарность мышления Э. Агзамова, его умение поступать нестандартно и, главное, принимать правильные, неожиданные решения.
...Как писатель Эркин Агзамов был сформирован автоцензурой, без которой вообще невозможно было писать в то время. Вторжение в авторский текст, в необыкновенный мир смыслов и ассоциаций недопустимо. По второй половине XX века автоцензура делала практически всю работу официального цензора, причем авторы не резали свои тексты, они просто не писали того, что будет вырезано.
Первые художественные произведения Эркин Агзам пишет будучи совсем юным и публикует их на страницах областной газеты. Они сразу же привлекли внимание читателей своей искренностью и некоторой непредсказуемостью развития сюжета. Лирический герой этих первых рассказов живет своим внутренним миром, он бесшабашен и ничем особенным не обременен. Легкость, с которой автор рисует своих героев, позволяет четко представить восторженного молодого человека, пребывающего в иллюзорном мире, только-только пытающегося сформировать свое отношение к жизни. При всем этом мы чувствуем особый лиризм, подкупающую наивность автора и его огромное желание высказаться и быть понятым.
Эркин Агзам прекрасно понимал, что ему необходимо учиться, и не только писательскому мастерству. Больше учиться у самой жизни, которая значительно сложней, чем казалось ему вначале самостоятельного творческого пути. Поэтому в студенческие годы, как и в последующие несколько лет по окончании учебы, он много работает, но мало публикуется. Он не торопится выпустить свою первую книгу, готовя большое многоплановое произведение. Он хочет произвести своеобразный фурор: ворваться во взрослый литературный мир со своим неповторимым, как ему кажется, и веским словом. В этом мы видим проявление не только юношеского максимализма и стремления самоутвердиться, но и рационалистическое отношение к жизни. Вполне естественно, что мечтаниям юного автора не суждено было осуществиться в полной мере, хотя тщательно подготовленный первый сборник рассказов «Вечер негаснущих огней» («Чироқлар ўчмаган кеча»), вышедший в 1977 году, был замечен читателями.
...Общаться с Эркином Агзамовым легко, комфортно, но непросто. Он весьма эрудирован, часто задает неожиданные, иногда парадоксальные вопросы, на которые нельзя дать исчерпывающий ответ. При этом он всегда в силу своей интеллигентности уважает мнение собеседника, никогда не старается «задавить» своим авторитетом или своим пониманием вопроса. Он тактичен и лишь по уточняющим вопросам начинаешь понимать, что он с тобой не всегда и не во всем согласен. В такие моменты убеждаешься, что он глубже видит проблематику, больше знает, но не всегда все говорит. Как правило, его выдают глаза, по-особенному светящиеся.
...Какое-то время Эркин Агзамов работал в журнале «Гулистан», который возглавлял в тот период известный узбекский писатель Аскад Мухтар. Это было время серьезной учебы, второй жизненный университет Эркина Агзамова. Во многом именно Аскад Мухтар стал для молодого прозаика наставником, учителем, образцом для подражания. Не случайно уже много лет в кабинете у главного редактора журнала «Тафаккур» на видном месте – портрет учителя. Эркин-ака помнит добро и умеет быть благодарным.
Работая в редакции, молодой писатель не без участия Аскада Мухтара стал значительно лучше разбираться в литературном процессе, сформировал свое творческое кредо, понял, что и о чем следует писать, а о чем лучше не писать. Возможно это обусловило острую конфликтность, драматизм, столкновение различных нравственных позиций в произведениях Эркина Агзама. Неравнодушный герой, пытающийся найти правильные ответы на важные жизненные воп­росы, стремится донести правду людям. Вместе с тем это не объективная и не вся правда – это собственное мнение ищущего лирического героя и, видимо, самого автора.
Мужество, откровенность, наивность и совестливость – вот тот нравственный фундамент, на котором держится художественный мир Эркина Агзамова.
О чем бы ни писал Э. Агзамов, какую бы жизненную ситуацию не выбрал, художественный анализ действительности всегда протекает у него в свете нравственных требований совести.
Совесть для Э. Агзамова – ключевое понятие его нравственной концепции. Именно совесть позволяет человеку познать правду не только о нем самом, но и об окружающих его людях, вещах, событиях...

У Эркин-аки как у главного редактора журнала «Тафаккур» есть одно очень важное и «правильное» качество: объективно оценивать людей и их дела, «отделять» друга от автора. Так было не раз и со мной. Когда ему предстояло сказать какому-то автору твердое «нет», он всегда вежлив, тактичен, но принципиален и тверд. Подкупало его искреннее соучастие. Любой труд должен быть уважаем, даже если он не соответствует каким-либо критериям. Это, видимо, одно из правил Эркина Агзамова, человека творческого и трудолюбивого.
...Одна из последних опубликованных книг Эркина Агзамова «Жаннат ўзи қайдадир?» выдвинута на соискание Государственной премии по литературе. Это интересная и очень актуальная сегодня книга, своеобразный итог многолетних творческих исканий и потрясающих, порой парадоксальных находок писателя.
...Сборник «Жаннат ўзи қайдадир?» состоит из трех частей, что, по сути, отражает разноплановость и разнохарактерность современного творчества Эркина Агзамова. Но при внешнем разнообразии объединяет произведение писателя мощный нравственный фундамент и требовательность ко всем и самому себе.
Первую часть составили два объемных рассказа – своеобразная исповедь автора, раскрывающая внутренний мир писателя. Органический сплав скупых, но выразительных средств с традиционной восточной красочностью языка, с романтической приподнятостью стиля увлекает и захватывает. Острая конфликтность, драматизм, столкновение разных нравственных позиций стали неотъемлемой особенностью агзамовского стиля. Лирический герой – это, естественно, не сам автор, но его мысли и образ жизни весьма схожи с авторскими. Несмотря на то что сам автор определил свои произведения как рассказы, это скорее небольшие повести, ибо сюжетные линии и глубина заложенного смысла значительно расширяют рамки жанра рассказа.
Основную часть книги составили киноповести и пьеса. Кино и театр в последние годы стали для Э. Агзамова всепоглощающей страстью.
Сегодня мы оказались в пространстве, условно названном постмодернизмом. Основная его особенность – разрушение жанра, попытка соединить разнородные и несоединимые элементы. По мнению одних, это сложно. По мнению других, это интересно. Третьи вообще протестуют.
Произведения Э. Агзамова не разрушают. Они заставляют мыслить и переосмысливать. Драматизм произведений обусловливается тем, что один из персонажей или сам автор начинает «излагать» правду, и тут же ломаются привычные взаимоотношения героев, возникают нестандартные ситуации. Именно они и привлекают писателя. Проявление характера героя в непростой обстановке.
Помнится, как в Национальном театре на премьере спектакля по пьесе, давшей название сборнику, зрительный зал просто замирал от неожиданности и неординарности авторских решений проблемы. Зрелище было потрясающее и на сцене, и в зале. Не это ли показатель мастерства, зрелости, таланта?
Публицистические миниатюры составляют третью часть книги. Возьму на себя смелость и скажу, что именно я натолкнул Эркин-аку на создание в свое время рубрики «Колонка редактора» в журнале «Тафаккур». Это раздумья писателя о судьбах людей, проблемах сегодняшней жизни, жанр практически новый для узбекской литературы. Это емкий и обстоятельный, задушевный разговор с читателем-единомышленником, своим современником о проблемах и удачах, о любви и счастье, обо всем, что составляет суть нашей повседневной жизни. Собранные воедино, они вошли в сборник и составили важный пласт размышлений о сегодняшнем дне.
...Эркин-ака умеет дружить. Даже тогда, когда друзья в силу тех или иных причин не могут или не хотят с ним общаться, он, тем не менее, считает их просто «жертвами обстоятельств», и если им нужна помощь, а он в состоянии оказать ее, то без раздумий и сомнений помогает. Важна даже не какая-то конкретная помощь: куда важнее соучастие и готовность оказать ее. Тогда человек чувствует, что он не один, что рядом есть плечо друга, готовое в любой момент поддержать. Такое чуткое отношение к людям вообще, и к друзьям в частности, свидетельствует о том, что Эркин-ака человек широкой души, добрый, внимательный и надежный.
...В последние годы встречи с Эркином Агзамовым стали неотъемлемой частью моей жизни, несмотря на загруженность на работе. Если в течение недели я не вижусь или не разговариваю с ним по телефону, то возникает какое-то ощущение пустоты. Даже ничего не значащие фразы способны поднять настроение. Такие идут от него импульсы.
...Наш общий друг кинорежиссер Юсуф Розыков, побывав как-то в Байсуне, на родине Эркина Агзамова, заявил, что все свои фильмы он будет снимать именно там: «Там особая аура, там живут удивительные люди. А какая там природа!» Видимо, оттуда особое жизнелюбие и нравственная стойкость Эркина Агзамова. Как-то давно я привел ему высказывание русского философа В.Соловьева «Лучше отказаться от патриотизма, чем от совести. Но такой альтернативы нет». Оно ему понравилось. Думаю, что эта фраза могла бы стать жизненным девизом замечательного писателя и друга Эркина Агзамова, тем более что вся его жизнь и поступки – подтверждение этих слов.

«Звезда Востока», № 3, 2016

_________________

Фархад Хамраев (1963–2015). Родился в Алма-Ате. Окончил ТашГУ (ныне НУУз). Работал научным сотрудником Узбекского НИИ пед. наук, преподавал в НУУз был зав. кафедрой Университета мировой экономики и дипломатии, зав. сектором Министерства иностранных дел РУз. Член Союза писателей Узбекис­тана.

Просмотров: 309

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить