Мирякуб Кобилов. Очередная мистическая тайна

Категория: Публицистика Опубликовано: 14.01.2019

 

«За любовь красавицы турчанки из Шираза. За одну ее родинку на щечке я отдал бы и Самарканд, и Бухару», – писал великий Хафиз Шерази. Интересно, какой же Самарканд он хотел подарить своей возлюбленной? Почти все шедевры зодчества Самарканда были созданы при Темуре и в период правления династии Темуридов. А что было здесь, особенно после набегов диких орд Чингизхана? Знаменитый американский писатель, лауреат Нобелевской премии Джон Стейнбек, путешест­вуя по Америке, захотел увидеть места своей мечты и расстроился, что не увидел то, о чем мечтал. Тяжело, когда созданный тобой миф рушится у тебя на глазах. Не знаю, приехал бы Стейнбек в Самарканд? Уверен, если бы приехал, не разочаровался бы. В мавзолее Амира Темура экскурсантам рассказывают таинственную историю о стариках, предупреждавших ученых не беспокоить духа войны – оставить в покое прах Темура. Впрочем, многие видели документальный фильм, демонстрировавшийся по многим каналам Российского телевидения. В нем рассказывается, как по приказу правительства было вскрыто захоронение великого полководца, и что последовало за этим, какие загадочные события произошли. По рассказу очевидца этих таинственных событий Малика Каюмова, 17 июня 1941 года члены экспедиции приступили к вскрытию гробницы Темура. «Я вышел из мавзолея на улицу и нап­равился в ближайшую чайхану выпить чаю. Трое сидевших там стариков обратились ко мне с вопросом, имею ли я отношение к происходящему в гробнице? Один из них протянул мне книгу и указал на строки, в которых было написано, что вскрывать могилу Темура нельзя – выйдет дух войны. Я в школе учил арабский, поэтому смог прочитать эти строки…» Дальнейшее всем известно. 22 июня началась страшная война.
Но самое интересное и загадочное в этой таинственной истории… продолжение с последствиями более грандиозного, мирового масштаба. Я лично был свидетелем мистики высшей пробы.
В начале 1991 года в газете «Туркистон» было напечатано предложение известного узбекского журналиста Саттора Хакими «организовать экспедицию по следам Амира Темура». Оно было горячо одобрено общественностью. Редактор газеты активно старался воплотить эту идею в жизнь. Нашлось много спонсоров. День отъезда назначили на 1 августа. Экспедиция была рассчитана на 20 дней. За день до этого мы – я, мой одиннадцатилетний сын Синдбад и журналист Рустам Боймухаммад – сидели в редакции газеты. Зашли две женщины-узбечки. Одна из них – красивая интеллигентная, одетая по-европейски, в кофту и юбку, другая по виду из провинции.
– Я только что прилетела из Москвы. Я экстрасенс и контактер, – сказала первая. – Вот мои документы. Это моя пациентка, вот ее история болезни и прогноз врачей о том, что она обречена умереть. Я ее вылечила. Таких историй у меня множество. Я узнала, что вы собираетесь ехать в экспедицию по следам Амира Темура. Я должна поговорить с вашим руководством. Необходимо отложить срок отъезда хотя бы на неделю. В противном случае вы разрушите великую страну!
Мы обещали передать ее слова нашему начальству.
– Хотите, я проведу с вами показательный сеанс? – спросила она, усадив меня на стул, и стала делать за моей спиной движения руками.
– Что вы делаете? Вы мне мешаете. С вами невозможно работать, – сказала она расстроено.
Я уверен, она не слышала, что я бормочу про себя.
– Что за бред она несла?.. – произнес Рустам Боймухаммад после их ухода. И вдруг его, психически совершенно нормального человека, охватила дрожь и необъяснимый страх. – Со мной что-то происходит странное, – сказал он, побледнев.
– Не паникуйте! Наверное, она навела на вас порчу, чтобы показать свой феномен, – успокаивал его я.
– Почему она не смогла подействовать на вас?
– Для каждого яда есть противоядие – я читал молитву, – ответил я.
– Пожалуйста, прочитайте и за меня! – попросил он.
Я прочитал молитву «защиты». После чего он вскоре успокоился.
– Мне стало лучше. Что за молитву вы читали? – спросил он удивленно.
– Как сказано в преданиях, однажды еврей – маг и колдун, мастер каббалы – навел порчу на пророка Мухаммада. Пророку стало плохо. Его трясло. Бог немедленно послал своего Ангела Джабраила научить своего пророка суре «ан-нос» и «фалак» – защите от колдовства. Я прочитал эти суры, – сказал я.
Конечно, мы о визите загадочных леди никому не сказали, чтобы не выставлять себя на посмешище.
Экспедиция началась в точно установленный день – 1 августа. Ход её широко освещался в молодежной прессе.
Мы миновали город Самарканд, не заехав в столицу Темура. Было решено посетить его по завершении экспедиции. Сначала мы решили посетить кишлак Илгор, расположенный вблизи Шахрисабза, где, предположительно, родился великий полководец. Нас встретили очень радушно: резали баранов, как это делается на Востоке, когда встречают желанных гостей, накрывали дастарханы. Мы подарили плакат – портрет Амира Темура, выполненный известным художником Рузи Чарыевым на основе миниатюры, якобы сделанной с натуры при жизни Сахибкирана. В городе Шахрисабзе меня удивило множество туристов, съехавшихся с разных концов света. Они толпами ходили по магазинам и скупали все, что лежит на прилавках. А наши глупые продавцы были рады, что у них идет бойкая торговля. Только через некоторое время они поняли, что все прилавки опустошены надолго, в ближайшее время товаров не будет, а вырученные от продажи деньги – всего лишь пустые бумажки, как опавшие осенние листья. То же происходило и в Ташкенте. Хорошо помню, как зачастили гости отовсюду и скупали буквально все, что попадалось им на глаза.
На мощных автомашинах-вездеходах отправились мы в очень далекий, затерявшийся в горах кишлак Ташкурган. Бросались в глаза отсутствие людей, заброшенные дома, сады. Почти все население кишлака было переселено на равнину для освоения новых совхозных земель. Остановились в родительском доме Хакима Саттори. На следующий день предстояла задача посетить пещеру Амира Темура. По пути к ней на берегу речки мы увидели одиночную юрту. Местный проводник сказал, что там живет отшельник – писатель Евгений Березиков. Я раньше раза два разговаривал с ним. Очень интересный собеседник. С сыном Синдбадом мы пошли к нему пообщаться. У Евгения Березикова феноменальная память, он сразу узнал меня. Согласился на интервью. Ему 58 лет. По его словам, он перестал есть мясо. Питается в основном яблоками и хлебом грубого помола. Пишет книгу.
Потом мы посетили очень живописное ущелье Калъаи шерон (Крепость львов), где по преданию Амир Темур скрывался со своей дружиной от неприя­теля. Здесь его воины усиленно учились лазить по голым отвесным скалам, перебираться с одного обрыва на другой по канату и т. д. В этом ущелье находится одно из самых чудесных творений природы, именуемое в народе Пещера Амира Темура. Высота входа в пещеру 5-6 метров, ширина 4-5 метров, а длина… Мы прошли до 850 метров, до самого большого зала с озером. Раньше сюда приезжало много туристов-спелеологов со всех концов света.
Исколесив Кашкадаринскую область, мы приехали в Бухару.
Я считаю, что историю можно переписать заново, но ее никак не переделаешь, и думаю, надо учитывать уроки прошлого.
18 августа 1991 года, приближаясь к мавзолею Великого Темура, чтобы отдать ему дань уважения, мы услышали по радио, что в Москве произошел путч. Власть захватила горстка сумасбродов, членов ГКЧП, вскоре полностью была разрушена великая империя.
20 августа 1991 года мы вернулись в Ташкент, а 21 августа в Москве начались события, последствия которых известны всем.
Прошло немало лет, но я до сих пор не могу забыть невероятную историю, свидетелем которой был. Совпадение ли это?

«Звезда Востока», № 1, 2016

____________

Мирякуб Кобилов. Родился в 1947 г. в Самаркандской области. Окончил факультет журналистики ТашГУ (ныне НУУз), работал в школе, был переводчиком с персидского языка, работал в журнале «Санъат». Публиковался в республиканских СМИ. Живет в Ташкенте.

Просмотров: 546

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить