Икром Отамурод (1951)

Категория: Узбекская современная поэзия Опубликовано: 17.01.2018

Родился в 1951 г. Окончил Ташкентский госуниверситет. Много лет работает в журнале «Шарк юлдузи». Автор 13 поэтических сборников. Его стихи переведены на русский, английский, немецкий, арабский, французский, азербайджанский, персидский и др. языки.

ПТИЦА

Поэма

Птица – бессонница
каждую ночъ
над моей головою
летает.
Яннис Рицос
(греческий поэт)

Птица.
Окошко.
Вечно друг другу друзья,
любят друг друга,
друг другу – опора,
поддержка друг другу
каждое мгновение,
всегда,
особенно тогда,
когда рядом
зависть кружит.
Кружится
птица
над открытым окошечком
старого дома.
Далеко ли, близко,
но их души сроднились,
и она
испытывает нежность,
Ища средь шума тишину,
птица,
унылая, села на угол окна,
внимая шуму,
от шума
к тишине
тянется с восторгом.
Птичья цель – свить гнездо
в тишине,
погрузиться в тишину,
что ж делать ей,
когда беспокойный грохот
разрушает тишину!..

Птица удручена,
к тишине стремится
зачем-то,
почему-то
томится,
тоскует,
горюет.
С болью рвется
стон из груди,
а Вселенную захлестывает шума петля.

Вселенная,
все вокруг
молчит,
звучат громко, все громче,
безжалостно пилят нервы
резкие гудки машин.

Разрывается птицы грудь,
Сердце удручает гибель деревьев,
здания к небу рвутся,
на куполах звонят колокола.

Птица прислушивается
к тишине,
ощущает тишину,
слышит ее стенанья.
Воображение красочно рисует
тишину,
дух захватывает
от беспредельной тишины.

Днем ловит
солнечные лучи,
в ночи соприкасается
со светом
луны,
звездами,
поддерживает
птицу в страданье
окошечко –
терпение,
окошечко –
опора...

***

...Ко-о-о-ог-да-то-о-о...
у птицы было
широкое небо,
безграничное,
безбрежное,
манящее ее.
Расправив крылья,
облететь его
самозабвенно
птица хотела
все, до конца...
...Ко-о-о-ог-да-то-о-о...
Небо ее
высоким было
и бездонным
было родным,
сильным,
могучим.
Птица
летала в небе,
лишь изредка
к земле
опускаясь,
птица
была надежды полна...

...Ко-о-о-ог-да-то-то-о-о...
Небо было синее,
голубое,
ясное и
чистое.
Горизонты сходились в небе
и в сердце птицы
тайной
пламенной...
...Ко-о-о-ог-да-то-о-о...
В небе ясные лучи
переливались радугой цветной.
Сиянье,
свет
и яркий блеск
дарили травам
чистые росы...

...Ко-о-о-ог-да-то-о-о...
Ее небо было
полно секретов:
хранило изумительные
тайны!

Птицу
ласкало волшебное
небо,
воздух был чистым,
струился, как смерч.

...Ко-о-о-ог-да-то-о-о...
Ее небо
было цельным,
полным:
ни трешин
ни расшелин.
Небо
рано или
поздно
доверчиво
открывало свою душу...
...Ко-о-о-ог-да-то-о-о...
Небо ее нежно
звало,
даль приближая.
Днем солнце,
ночью – луна,
великие светила,
освещали его...

...Ко-о-о-ог-да-то-о-о...
Небо было
тихим, спокойным,
но тревожным вдруг стало,
слившись с ее
слабым телом.
Сомкнулись с тоской:
Юг
и Запад,
Север,
Восток...
...Ко-о-о-ог-да-то-о-о...
....е-е-е-е не-бо-о-о...

***

...Птица – три начала...
...Птица – три уголка...
...Птица – три цифры...

...Птица – три поддержки...
...Птица – три движения...
...Птица – три пристанища.


***

...На Земле не найдя покоя,
и в небе его не найдя,
беспокойство шумит:
ждет чего-то
из небытия!
Успокаивается,
с трудом сохраняя терпение,
как будто оно
поможет.
Видит –
землю разграбили,
в небе слышит
железные крылья грохочут.
Безысходность –
предел, который разорвать
необходимо,
безысходность –
привычка соглашаться
со всем.
Птица,
паряшая в небе
в беспредельной тоске
и
надежде,
смотрит на землю.

Птица
от неба оторвана,
оторвана от земли:
унылая,
недовольная,
осточертели
печальные думы,
будто
в тельце ее
вонзили клинок.

Птицу
спасает терпение,
но оно иссякает уже,
все
труднее его сохранить,
нет
уже сил у нее.

Птица
терпение ценит,
терпение бережет.
Терпение,
несомненно,
предвестник птичьего бунта.

Тревожась,
она
беспокоится,
но
даже когда
невыносимо
от непокоя, она,
увы,
вздыхая,
надеется
на терпение,
старое, как этот мир.
В сущности,
жизнь собирает свою паутину,
соединяет
все тайны и
колдовство
воедино.
Птица
надеется на терпение,
терпение
копит в себе возмущение...

...Птица
Ищет свое пространство:
где же летать,
где оседать.
Стоны –
пространство ее души.
Куда же
лететь...
Где же
садиться...
стоны –
пространство ее души...


...Обитель
не ищет птицу,
птица ищет ее,
жаждет она деревьев,
страстно мечтает о небе,
и не обнять ей
неба дрожащего.
...Сгибает ее
трудностей груз,
преграды стоят на пути,
коварное время
одно лишь спокойно.

...Птицу гнетет неволя,
стынут желанья в груди,
хочется сесть –
нет терпения,
и не под силу взлететь...


Птица –
отражение
моего сердца,
птица –
слепок моей души.
Приходи
в надежный приют
моего сердца.
Радуйся здесь
и свободно
дыши,
приходи!...

***
...Пустыня...
...Сушь,
гибнет гусиный лук,
дует ветер,
поднимая пыль,
покачивая пламени
языки,
израненная дорога
спешит,
изнемогает,
закусив удила...
...Злодей-суховей
погубил траву,
смешались
земля и небо...

...Ползут, как змея,
кружат пески,
пощечины
солнцу даря,
дрожат янтаки,
расползаются черви,
тамариска кору
пожирая.

Сохнет
Земля,
потрескались губы,
безоглядно
вихрь кружит.
Внешне
пустыня,
как решето,
внутри –
сукровица
сочится.

Рысачут гармсели,
со всех
сторон
вылизывая пустыню,
опустошая ее,
беседуют между собой.
Пусто.
Голо.
На веточку сухую
присела бедная птица...

...Птица на небе...
...Величавые облака
собираются время от времени,
водружая на горизонт чадру,
бродят, довольные,
в миг готовы обрушиться.
Птица тревожится,
сердце терзает боль,
как можно
спокойной быть, если
тучи
все решительней поглаживают
небесный круп?

Неба все меньше и меньше,
Пыль, горизонт
закрыт,
запутавшись окончательно,
птица
тоскует, грустит.
Птица вокруг
осмотрелась,
туманом застило взор,
мысли рассыпались,
спутались,
сливаясь со стоном
несчастной...

...Птица, в небе...
...паряшая,
дрожит.
Что же делать
ей:
рушится
старый мир!
Крылья ее, несмелые,
дрожат,
облака небесные
бурю предвещают.

Небо –
куча облаков,
их все больше, больше,
вдребезги о них разбиваются думы,
о птице...
...Птица в небе...

***
...Волны
к берегам стремятся,
лакируя щебень,
разбросав по сторонам,
обрывают корни.
И из трав
связывая сети
для пней ловушки.
Рыбы танцуют
на гребне волны,
разлетаются в клочья,
столкнувшись с ситом
небесных волн,
на высокой волне
плавно колышется,
прячется солнце
за край океана,
малый луч солнца
птице слепит глаза.
Хлеб добывая насущный,
над океаном
тревожно
птица летает одна...

...Птица предчувствует...
конец...
каким он будет?
Множество признаков
смешано,
каждое мгновение
приближает его.
Все меняется
тысячи раз,
бессилие.
Ее цель –
скрыть тревогу свою,
ее душа, будто
слоенный пирог:
страх,
подозрение,
бормочут,
боятся,
тушуются,
бредят слегка.

Зависть
не упускает случая,
чтоб не забыли о ней
подсматривает,
приближая
развязку,
она очень похожа
на подлость.

Здесь, возможно,
уместно сказать
о воле судеб,
ах-ха...
Смысл всего
во Вселенной
в словах –
«да» или «нет»!

Когда, запутавшись,
слабое существо
на низость идет охотно,
долго скрывается все,
держится в тайне,
держится в тайне,
но скоро
становится явным,
бессилие...

...Вокруг...
Птица оглядывает
все вокруг –
шум и
безразличие.
Горе бродит в тишине,
тонет в тишине
глубокая печаль,
иссушающая боль,
все сильней,
все сильней
увы!..
Иссякло терпение.
Погода меняется,
хмурится,
портится,
расквиталася
с пылью.
У птицы нет выбора.
Волей судьбы
капли дождя
падают,
бьют ее больно.

Вода течет в желобах
с шумом,
тело ее насквозь
промокло.
Дождь с жалобным
стоном
вонзает струю
в край окошка.
Бок стены
глинобитный,
мочит его сильный
дождь,
взор затуманился,
тяжко на сердце.

Все дрожит,
трепещет,
трясется от
кнута дождя.
Каменные стены
радостно блестят
от веселых капель.

На краю окошка
сидит
птица,
она у Творца,
просит поддержки
для страждущих душ.
Мольба
всегда спасает
от
безысходности...

...Окошечко –
только
кусочек мира,
погруженного в тишину.
С нежностью
и надеждой
птица
тянется
к тишине.

Тишина,
как
ни трудно и тяжело,
все равно
в птичьей душе –
цифра лучей,
правописание света
заглушают печаль.

Приближаются дни тишины,
спешат,
отражаются на настроении
птицы,
где-то брезжит
их появление.
О, боже,
свет сияеет на дне тишины!

Перевод с узбекского Айгуль Суюндиковой

Просмотров: 722

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить