Анатолий Софронов. Лечу в Ташкент

Категория: Ода Узбекистану Опубликовано: 17.09.2013

Анатолий Софронов
(Россия)

ЛЕЧУ В ТАШКЕНТ

Лечу в Ташкент к друзьям,
товарищам и братьям
Чтоб вновь познать узбекское тепло;
Попасть, как много раз уже, в объятья,
Увидеть все, что пышно расцвело,
Пришло к нам в дом,
в сердца и души прочно,
Как жар, что не остынет никогда,
Что закрепилось навсегда, бессрочно
И осветило солнцем города.
Увидеть села.
на полях комбайны,
Услышать плеск быстротекущих рек;
И вновь познать,
что нет теперь окраины,
А центр повсюду там,
где человек!..
О, как люблю Ташкент многоголосый
Весной, в цветенье,
осенью златой,
Когда под утро выпадают росы
Как урожай, как медом налитой!
Здесь щедро все —
и люди, и просторы.
Гостеприимство — это здесь закон,
Мне, русскому, здесь каждый камень дорог,
Историю напоминает он.
Историю —
от первых букв на камне
До древнего, как небо, кетменя,
Историю побед,—
и давних, и недавних.
Все трогает, волнует все меня...
Сюда, в Ташкент,
из жарких стран далеких
Спешат, чтобы увидеть и узнать,
Отличной школы получить уроки,
Чтоб жизнь свою по-новому начать.
Как наша жизнь содружеством богата,
И каждому какой могучий корень дан!
Салям тебе, Ташкент!
Привет тебе от брата!
Привет тебе,
поклон тебе,
Узбекистан!


* * *

Сколько вместе дорогами пройдено,
Где хлестал нас огонь и свинец:
Все, что пройдено, — полностью отдано
Братству наших свободных сердец.

Как собрать, подсчитать, подытожить все,
Что сложилось на нашем пути?
Вместе сделано — вместе прожито,
Вместе в дальние дали идти.
Вместе строить дворцы небывалые
И дороги торить для легенд,
Как цветы над знаменами алыми,
Город дружбы и братства — Ташкент!


ДОМ ГАФУРА

Не забыть никогда мне,
пока я живу,
Дом Гафура Гуляма
просторный;
И хозяина дома,
и святую молву,
Что ходила за ним —
за поэтом —
покорно.
Стол широкий,
семью за столом
И гостей,
в этом доме обычных.
— Что ж, расскажем?
— Расскажем.
— Споем?
—    Так споем.
Это было всегда нам с Гафуром
привычно.
Не был он многословным, Гафур,
никогда:
Сам любил нас послушать
под кровлей домашней...
И казалось, беда
не нагрянет сюда;
Все останется так,
как при встрече вчерашней.
Все останется так...
Пиалы, пиалы...
И стихи,
И стихи
за широким застольем...
И как часто бывают
застолья малы,
Если спаяны мы дружбой нашей высокой
и кровью!
Все мне кажется,
рядом — как было — стоим,
Ранней осенью утром
стоим в Намангане;
А вокруг пионеры —
это молодость с ним,
Обнимает его,
закрывая от боли руками,
Чтобы сердце согреть,
отдавали ему
Пламя жарких костров пионерских;
Чтобы сердце согреть,
не отдать никому
Жизни вечной
с надеждой недетской.
...Не забыть никогда мне,
пока я живу,
Дом Гафура Гуляма просторный...
В этот час я опять
к себе память зову,
И она
как ручей опускается горный.
Дом Гафура теперь —
это много домов,
Это много земель,
это много народов,—
Возвращают ему
шелест вешних садов,
Все, что он им когда-то
по щедрости отдал.
Дом Гафура теперь
в нашей шумной Москве,
И в придонских степях,
и в Полтаве,
Дом Гафура теперь
среди сосен в Литве,
И в Сибири далекой
друзьями поставлен.
Это тысячи тысяч поющих страниц,—
Весь народ наш —
их страж и издатель...
Дом Гафура
уже не имеет границ,
Потому что он всюду живет
среди братьев.
За широким столом —
мы семьею одной;
Каждый меткою дружбы помечен...
Дом Гафура как сад,
что любил он весной,—
Дом Гафура теперь
называется
Вечность.

Просмотров: 2247

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить