Аяпберген Мусаев (1880-1936)

Категория: Каракалпакская поэзия Опубликовано: 30.11.2012

Аяпберген Мусаев — народный шаир, один из зачинателей каракалпакской литературы. Аяпберген учился на произведениях прославленных поэтов Востока — Фирдоуси, Навои, Махтумкули, следовал традициям Кунхожи, Ажинияза, Бердаха и других каракалпакских классиков. Многие восточные поэмы он выучил наизусть и исполнял их в кругу слушателей. До революции стихи А. Мусаева носили преимущественно сатирический характер.
Произведения Аяпбергена Мусаева переведены на русский и узбекский языки. "Избранные произведения" поэта дважды издавались на каракалпакском языке (1938, 1956).


У КАРАКАЛПАКОВ ЕСТЬ...

На обоих побережьях голубой Аму-реки
Благодатные просторы у каракалпаков есть,
Гуси весело гогочут и садятся в тростники,
Живописные озера у каракалпаков есть.

Эту землю наши предки много лет назад нашли,
Здесь они кобыл доили, скот бесчисленный пасли,
Здесь джейраны и газели скачут весело вдали,—
Степи, солнечные степи у каракалпаков есть.

Беспощадные в сраженье, благородные орлы,
Зря не тратившие в битве ни заряда, ни стрелы,
Пламенные, как Рустамы, мощные, как Гор-оглы,
Знаменитые джигиты у каракалпаков есть.

Чуть весна цветы рассыплет, как на поиски невест
Разъезжаются джигиты вплоть до самых дальних мест,
Кони ржут нетерпеливо, возвещая их приезд,—
Много удальцов отважных у каракалпаков есть.

А у девушек-красавиц брови рыгнуты дугой,
За плечами чудо-косы вьются, льнут одна к другой,
Украшения сверкают на конце косы любой,—
Сколько гурий черноглазых у каракалпаков есть!

Ах, как талии их тонки — право, тоньше волоска,
Как ловки, проворны руки, как походка их легка,
А застенчивые речи слаще сахара-песка,—
Бесподобные невесты у каракалпаков есть!

Жемчуга и самоцветы, песни мудрой старины,
Ювелиры, чьим издельям изумляться мы должны,
Крутогорбые верблюды, племенные скакуны,—
Все сокровища земные у каракалпаков есть,

Вон охотники промчались, издавая громкий клич,
Ловчих соколов спускают на взлетающую дичь,
То стреляют по фазанам, то газель спешат настичь,—
Страсть охотничья издревле у каракалпаков есть.

А на пиршествах веселых и на празднике аит*
На лихие состязанья люд с волнением глядит,
Получает приз — корову, кто на скачках победит,—
Много конников отважных у каракалпаков есть.

Говорит Гарип*: немало мест, достойных похвалы,
Но родимые просторы мне особенно милы! Словно
Алишер*, премудры, словно Жиренше*, смелы,
Знаменитые поэты у каракалпаков есть.
__________
* Аит — название мусульманского праздника.
* Гарип — один из псевдонимов Аяпбергена Мусаева.
* Имеется в виду Алишер Навои.
* Жиренше — знаменитый казахский сатирик и народный мудрец.



БЕГИ К ОЗЕРУ

Была ты птицей на руке моей —
Беги, спасайся, к озеру беги!
Вот-вот нагрянет иомуд-злодей*,
Скорей скрывайся, к озеру беги!

Кто к озеру успеет — тот спасен,
Кто не успеет — попадет в полон,
С родней навеки будет разлучен,—
Беги, подруга, к озеру беги!

Лежит себе лентяй Хожамурат,
А враг нагрянет — будет сам не рад.
Пусть пули наповал меня сразят,
Беги отсюда, к озеру беги!

Глянь: не теряет времени Палым —
Отару гонит к тростникам густым,
Молю тебя: спеши и ты за ним,
Беги, не медли, к озеру беги!

А я останусь тут — ведь я джигит,
От гнева и обиды кровь кипит,
Клинок, быть может, грудь мою пронзит,
Беги, не думай, к озеру беги!

Был я твоим Махтумкули-певцом,
Был я пленен твоим цветком-лицом...
Ах, черноглазая! Бросай свой дом,
Беги на берег, к озеру беги!

Не убежишь — ворвется иомуд,
Тогда не спрячешься — везде найдут,
А уж найдут — в неволю уведут,
Беги, голубка, к озеру беги!

Помочь не смогут ни отец, ни мать,
Враги не станут их мольбам внимать,
Таких, как ты, красавиц будут брать —
Беги скорее, к озеру беги!

За что судьба так беспощадно зла?
Беда, беда в наш мирный край пришла!
Вон ныль вдали клубиться начала —
Беги, все гибнет, к озеру беги!..

Прости, народ, родня моя, прости
За то, что милую хочу спасти,
Такой мне больше в жизни не найти —
Беги, родная, к озеру беги!
__________
* Иомуды — туркменское племя, совершавшее Б старину набеги на каракалпакские селения.



ЧЕРНЫЙ ИШАК

Эй, люди, скорее бегите сюда —
Мой черный ишак на дороге упал!
Случилась с моим работягой беда —
Упал он, как будто сражен наповал.

А как я гордился моим ишаком —
Поистине резвым он был рысаком,
Веселым, бурливым он был родником,
Но час его смертный сегодня настал.

Он был работягой, каких не сыскать,
Таскал он любую тяжелую кладь,
Не раз мне его предлагали продать,
Но друга не предал я — и не продал.

Вынослив он был, и горласт, и силен,
В базарные дни люди разных племен
Сбегались, как только появится он,
Толпились вокруг, не жалели похвал.

И сглазили, видно... Стал друг мой больным,
Как мать за ребенком, ходил я за ним,
А сплетник и спорщик — болтливый Айтым
Таскался ко мне и советы давал.

Где умный молчит — не поможет дурак,
Лишился я друга, злосчастный бедняк:
В шнаву свалился мой черный ишак,
Подрыгал ногой — и дышать перестал.

Мой верный ишак мне помощником был,
За ним я ухаживал, вдоволь кормил,
Теперь он лежит, молчалив и уныл,
На этой земле, где он долго шагал.

Его я, конечно, прирезать бы мог,
Чтоб мяса отведать хороший кусок,
Но не был я, братцы, настолько жесток —
Не мог я в любимца вонзить свой кинжал.

Оплачу я друга внезапную смерть,
Воткну у могилы высокую жердь.
От горестных дум в голове круговерть:
Погиб мой ишак, одиноким я стал.

Весенние дни наступают опять,
И черви твой труп начинают глодать...
Эх, если бы голову мог ты поднять
И весело крикнуть, как прежде кричал!


ГДЕ?

Стать правителем-бием я знатным хотел, —
Где же толпы людей, мне подвластные, где?
Стать, подобно Каруну, богатым хотел, —
Где ж мое серебро, скот и золото, где?

Мне хотелось поэтом прославленным стать,
По червонцу за слово за каждое брать,
Все державы объехать, весь мир повидать, —
Где же силы найдутся для этого, где?

В пылких грезах, как птица, я в небо взлетал,
Стройных гурий под сенью садов обнимал,
Сладкий мед с ними пил из узорных пиал, —
Где же мед, где красавицы стройные, где?

Мне хотелось изведать бессмертную страсть,
На тулпаре* скакать, позабавиться всласть,
В шубе красной ходить, знать богатство и власть,
Где ж отвага, душа моя дерзкая, где?

Я увял, как морозом спаленный цветок,
Словно в клетке, от горькой тоски занемог,
Стал седым я, устал от невзгод и тревог,
Где мой стан-кипарис, удаль прежняя где?

Ты богат — и друзья окружают гурьбой,
Хвалят, ластятся, скроют грешок твой любой,
Если ж горе внезапно случится с тобой,
Где рука, что на помощь протянется, где?

Если глупый дороги в степи не найдет,
Если гостя приветливо в дом не введет
И болтает, что в голову только взбредет, —
Где к невеждам таким уважение, где?

Хочешь чести джигитской — других уважай,
Слово каждое взвесь — лишь тогда возражай,
Пот сначала пролей — соберешь урожай,
Где же хлеб без труда добывается, где?
_________
* Тулпар — сказочный крылатый конь.

Переводы С. Северцева

Просмотров: 3204

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить