Лутфи (1366-1465)

Категория: Период темуридов (XIV-XV вв.) Опубликовано: 03.09.2012

Лутфи (1366-1465) - средневековый поэт тимуридского Хорасана, писал на чагатайском (староузбекском) языке. Почти всю жизнь прожил в Герате. Алишер Навои охарактеризовал Лутфи "шахом красноречия своего времени, непревзойденным в знании персидского и тюркского языков".

Лутфи родился в 1366 году в селении Дехиканор близ Герата. Он жил и служил в Самарканде при дворе сына Тимура - Шахруха, был близок с сыном последнего - великим ученым и будущим правителем Самарканда Мирзо Улугбеком.

Лутфи рано начал изучать светские науки и литературу. Как и все поэты его времени, Лутфи писал не только на фарси, но и по-тюркски. Большое внимание на него оказали Кемал Худжанди и Хафиз.

В юности изучал светские науки, позднее увлёкся суфизмом, вёл аскетическую жизнь. По заказу султана Шахруха (правил в 1405-1447) изложил стихами биографию Тимура «Зафар-наме». Поэма не была окончена, рукопись и сам текст поэмы не сохранились.

Газель была основным стихотворным жанром, в котором творил Лутфи, впрочем, как и многие другие поэты XV века.
Несмотря на жесткие рамки жанра газели Лутфи являются яркими и неповторимыми. Выражающие любовь, в различных ее ипостасях, газели поэта представляют собой широкую палитру чувств и потому являются маленькими поэтическими шедеврами.

Несмотря на традиционную направленность, газели Лутфи содержат жизнеутверждающее начала. Это не только стихи о любви, но и о верности и дружбе, о доброте и справедливости, о сложностях непростой жизни:

Нежные! Взглядами нас невзначай одаряя, пройти не спешите!
Нищего чарами глаз с падишахом равняя, пройти не спешите!
Хоть и прольете вы кровь дервишей, что сидят при дороге, -
В горький мой час мимо нас, красотой ослепляя, пройти не спешите!

Как человек прогрессивных взглядов, образованный и интеллигентный, Лутфи не мог не видеть несправедливости жизни, не мог не писать об этом, но осуждение правителя в то время на Востоке, вряд ли было возможным. Тем не менее, газели Лутфи порой являются острыми и смелыми:

Лжет на меня мухтасиб, и моих он не ценит услуг, -
Низкой душе оставаться навеки в грязи суждено.

Лирика Лутфи традиционна. Восточная изощренность, эмоциональность и яркая образность делают его любовные газели запоминающимися и неповторимыми. Он довел до совершенства искусство редифа; богатство аллитераций и ассонансов определяют особую звуковую выразительность его бейтов, яркие сравнения и метафоры при этом то и дело возвращают читателя к живой повседневности, к реальным предметам быта, к земным радостям и огорчениям.

Птица души стремилась туда, где она,
Сколько б обид ни творила мне дева-весна.
Если она не верна мне, то, что же... пускай,
В мире лукавом и жизнь никому не верна.

Некоторые стихи Лутфи стали народными песнями.

До нашего времени сохранились диван и дастан (поэма) «Гуль и Навруз» (1411-1412).

В основу поэмы положен сказочный сюжет, со счастливым концом. Поэма состоит из нескольких небольших разделов, общий объем ее 595 бейтов. После традиционного для подобных поэм начала, где прославляются Аллах, пророк, хан, которому посвящено произведение, рассказывается о рождении у царя страны Навшад Фарруха долгожданного сына, названного в честь святого месяца - Навруз.

Настал навруз, и новый год услышал:
Из раковины ценный жемчуг вышел!
На радостях добро свое Фаррух
Стал раздавать, разбрасывать вокруг.
Устроил он пиры, увеселенья,
Он обратил к всевышнему моленья,
Он узников освободил от уз -
Счастливым днем для многих стал навруз!
Наврузом сына царь нарек: звучало,
Как счастье, года нового начало!

Лирика Лутфи подготовила почву для поэтического взлета Алишера Навои.

* * *

“Мавлана Лутфи (да будет милость аллаха над ним!) был шахом красноречия своего времени, непревзойденным в знании персидского и тюркского языков. Больше всего он прославился тюркскими стихами. Диван его тюркских стихов широко известен. У него есть такие стихи, которым трудно подражать. В числе его стихов есть следующий:

Ее локоны не так тонки, как ее талия,
Поэтому, зная свое место, они находятся ниже ее талии.

Вот еще один стих:

Моя возлюбленная поймала меня в сеть распущенных волос,
Набросила на мою шею петлю из двух длинных локонов.

У Мавлана есть месневи более чем из десяти тысяч бейтов, представляющие собой перевод "Зафарнаме". Эти стихи не прославились, потому что не были переписаны. Он писал ответы на сложные стихи персоязычных мастеров сложения касыд, и писал их очень хорошо. Прожил до 99 лет. В конце жизни он написал стих с редифом "афтаб". Все современные ему поэты подражали этому стихотворению, однако, никому не удалось сочинить такое удачное первое двустишие. Вот оно:

О ты, от чьих черных, как ночь, локонов солнце твоего лица как бы в тени,
В ночи твоих кудрей вместо луны поднялось солнце.

Когда он уходил из жизни, он сочинил начальный бейт газели, но закончить газель не смог и завещал, чтобы ее дописал его святейшество Махдуми-Нуран и включил в свой диван. Его святейшество закончил этот стих и включил в свой диван. Вот это двустишие:

Сердцу влюбленного лучше иметь дело с неверной красавицей-китаянкой,
Чем с такой жестокой и злонравной.

В молодости Мавлана овладел светскими науками, после он постигал знания суфиев у Мавлана Шахабаддина Хиябани (да будет милость аллаха над ним!). Он был почтенным и благословенным человеком и много молился о своем благополучии. Уповаю на то, что некоторые его молитвы сбудутся, так как он был дервишем.
Могила Мавлана находится в Дехи Канаре, в окрестностях города, который был для него пристанищем”.

Навои, "Собрание избранных"

Фархад Хамраев

Просмотров: 5786

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить