Песенный жанр узбекского фольклора

Категория: Литературоведение Опубликовано: 03.09.2012

Песня - древнейший фольклорный жанр. Конечно, это относится в первую очередь к песне обрядовой, тесно связанной с трудовыми процессами, с многочисленными народными обычаями, верованиями и возникающими на их базе обрядами. К числу обрядовых песен принадлежат песни календарно-обрядовые, семейно-обрядовые, заговоры, причитания, плачи.

Календарно-обрядовые песни возникли на основе определенных ритуалов, приуроченных как к смене различных времен года, так и к тем или иным природным явлениям, характерным для весны, лета, осени, зимы.

Семейно-обрядовая поэзия сопровождала все узловые моменты человеческой жизни: рождение и те или иные стадии становления маленького человека - первый его шаг, первый зуб, первую срезанную прядку волос и так далее. Позднее - сватовство, свадьбу, смерть.

Свадебные песни исполнялись в ходе всех церемоний, от начала свадьбы и до конца: обряжение невесты, прощание с подружками, приход жениха, знакомство невесты и жениха через занавеску и прочее. Исполнялись песни из громадных циклов “Лапар”, “Яр- Яр”, “Улан”, “Келин салом” (“Привет невестке”), в которых воспеваются достоинства невесты или жениха, содержатся пожелания семейного счастья, рождения многочисленных детей, или, наоборот, звучат жалобы невесты, против воли выдаваемой замуж за нелюбимого.

К числу древнейших образцов песенной поэзии принадлежат заговоры . В основе заговоров - “бадик”, “кинка” - лежит древняя вера человека в магическую силу слова, способного отвести беду, излечить болезнь, избавить от порчи, от несчастной любви или обрести любовь счастливую

Особый жанр - плачи и причитания; в этих фольклорных песнях выражалось горе по поводу смерти близких - матери, отца, брата, сестры, сына, дочери, мужа, любимого. Как правило, содержанием таких песен служат перечисления достоинств покойного, горестные сожаления о том, чего он не успел увидеть или получить при жизни, о том, как недостаточно ценили радость общения с ним, пока он был жив, как тяжка теперешняя с ним разлука. Это обычно произведения импровизационные, в которых традиционные приемы фольклора использовались в различных комбинациях, применительно и к каждому отдельному случаю.

В сущности, причитания и плачи - это произведения, находящиеся уже на грани песни обрядовой и необрядовой. Как, впрочем, и песни трудовые.

Трудовые песни изначально носили характер сугубо обрядовый - они подразделялись на циклы, связанные со временами года, а стало быть, и с различными видами труда, земледельческого и скотоводческого. Земледельцы, например, сопровождали специальными ритуалами сев, жатву, молотьбу - частью этих обрядов служили песенные циклы. Так, во время молотьбы исполнялись песни, каждая строфа, а то и строка которых заканчивалась рефреном “Майда-ё, майда...” (“Молоти-молоти” или, точнее, “размельчай-мельчи”). Мелодический склад такого рода песен отражает или как бы воспроизводит ритм самого трудового процесса. В песнях скотоводов часто повторяются восклицания, которыми погоняют или уговаривают скот, звукоподражательные сочетания. Песни, исполнявшиеся при работе за прялкой, за ткацким станком, на ручной мельнице, звучат обычно медлительно, монотонно, опять-таки как бы воспроизводя характер самой работы.

Многообразие трудовых песен чрезвычайно расширились и превратили их в один из обширнейших разделов песенного фольклора. Но это уже были песни именно социальные, а отнюдь не обрядовые.

Не обрядовые песни разнообразны и по тематике, и по жанрам. Так, к трудовым примыкают, как уже говорилось, песни о животных, а также песни бытовые; это могут быть произведения и лирического, и шуточного, и сатирического характера. Последние, как правило, несут в себе явственный социальный заряд.

Типичный пример - довольно многочисленные песни о “байской дочке”. По мере того, как становилась все более сложной, многогранной народная жизнь, усложнялось, углублялось и психологическое мастерство фольклорной песни, особенно в пору ее, так сказать, сосуществования с письменной литературой. Это и стало эпохой расцвета лирического песенного жанра, в первую очередь песни любовной.

К числу любовных песен принадлежат самые проникновенные, самые гармоничные произведения узбекского народного творчества. Любовные драмы - это, вероятно, высший всплеск жизненной энергии человека, сосредоточение всего духовного потенциала на едином предмете, в единый отрезок времени. И, естественно, человеческая натура, личность человека проявляет себя в них с особенной полнотой, чистотой и явственностью.

Главное их достоинство - проникновенность, высочайший накал выражаемых чувств, и самого важного среди них: того бескорыстие любящих.

Колыбельные песни - область, которая, казалось бы, наименее должна быть подвержена воздействию времени, смене исторических эпох. В самом деле, в числе колыбельных есть весьма древние, дошедшие до нас из глубины веков в почти неизменном виде.

В числе песенных жанров узбекского фольклора есть и такой, который большею частью, очевидно, складывался и уж во всяком случае, исполнялся профессиональными певцами (бахши). Это так называемые терма, песни- размышления на самые разнообразные житейские, а иногда и религиозно- философские темы. Для терма характерен свободный ритм, свободная строфика, ее можно усвоить с пословичными изречениями.

Терма - представляет большой интерес как своего рода поэтические сгустки народного опыта, народной мудрости, как характернейшие образцы фольклора. В течение веков устами бахши народ выражал свою жажду свободы и счастья, торжества справедливости и человеческого достоинства, но вместилищем его мечты оказывались чаще всего времена давно прошедшие, “золотой век” воображения.

Словом, народная песня продолжала и продолжает жить не только в устах и сердце народа, но и в процессе не кончающегося художественного творчества.

Просмотров: 4999

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить