Ольга Григорьева. «Мне душу наполняла осень...» (Природа в поэтических строках Николая Ильина)

Категория: Литературоведение Опубликовано: 05.09.2013

Узбекская земля богата талантами. Уникальная красота нашего края, щедрое солнце, открытость и доброта людских сердец, безусловно, способствуют рождению на этой земле Истинных Художников – будь то живописцы, музыканты, прозаики, поэты, мастера чеканки или резьбы по дереву… Все они наделены особым даром – умением видеть и «слышать» Красоту окружающего их мира и запечатлевать ее и на полотне, и в волнующих звуках чудесной мелодии, и в замысловатых узорах, рождаемых умелым резцом, и, конечно же, в слове.

Отрадой дремлющих соцветий,
Смычком с небесной высоты
Заденет полночь нежный ветер,
И оживут на миг листы.

Волной полночного романса
Вдруг в полусне расслышишь ты
Скрипичные раздумья Брамса
О вечной юности мечты.

Так ощущает Красоту мира Николай Ильин – талантливый поэт Узбекистана, которому дано и видеть, и слышать, и запечатлевать.

Чтоб жизнь понять, не надобен рецепт,
Лишь надо слышать звуки, а не ноты,
Смотреть не на палитру, а на цвет,
Искать слова в душе, а не в блокноте.

Поэтические строки Ильина и есть слова, «подсказанные» душой. И, может быть, это особо ощутимо, когда читаешь его стихи, посвященные природе. Именно в них сконцентрированы не только страстная влюбленность поэта в «живое многоцветье мира», но и его искренняя боль за бездумную – разрушающую, уничтожающую – деятельность человека. С горькой иронией, переходящей в сарказм, Ильин пишет:

Спилите сад, срубите все деревья
И отведите в сторону канал,
Пускай пойдут гуськом в поселок древний
Бульдозер, экскаватор, самосвал.
……………………………………….
И пусть асфальт скует природе душу,
И толщ стекла от неба оградит:
Бетонных улиц знойное удушье
Придаст пространству «современный вид».

И вот тогда прораб, от счастья гордый,
Пусть снимется на фоне из плиты:
Снесите чудо – и постройте город,
И назовите городом мечты.

Читая эти строки, невольно – и зрительно, и душой – фиксируешь такие «убийственные» фразы, как: «спилите сад», «срубите все деревья», «отведите в сторону канал», «асфальт скует природе душу», «бетонных улиц знойное удушье», «снесите чудо». В этих фразах резким, отрывистым, беспощадным стаккато звучат слова – «спилите», «срубите», «отведите», «скует», «снесите» – демонстрирующие жесткое, а порой и жестокое обращение людей с окружающим их «живым миром». В результате получается, что «современный вид пространства» в восприятии человека, его «город мечты» – это асфальт, бетонные плиты и отгороженность от неба толщью стекол.
Строки Ильина, приведенные выше, невольно ассоциируются в сознании с отрывком из романа Льва Толстого «Воскресение», в котором тоже говорится о целенаправленном желании людей «вырубать», «забивать», «уродовать», «уничтожать»; но как ни старались люди изуродовать землю – «…весна была весною даже и в городе» – это своеобразная антитеза всему предшествующему тексту; она говорит о великой, всепобеждающей силе природы, которая, невзирая на разрушительную деятельность человека, все-таки пробивается к нему солнцем, травой, зелеными почками на деревьях, цветами – все-таки живет!
И не просто «живет», но (и это уже по очень точному определению Ильина) «вплетает» человека в удивительный, неповторимый мир своей Красоты:

Весенние цветы
Восстали из земли
И знаком красоты
Себя в наш мир вплели.
………………………….

Им отцвести свой век
И кануть в немоту;
Они цветут для тех,
Кто верит в красоту.

Обратим внимание на последнюю строку: цветы цветут для тех, кто «верит в красоту». Именно «верит», а не просто «видит», «созерцает». Красоту надо принять, понять, почувствовать душой, потому что в человеческой жизни она…

Не для земного «я»,
Не для красивой лжи,
Но чтоб отзывалась жизнь
Созвучием слов и дождя.
Это созвучие «слов и дождя» великолепно звучит в стихах Николая Ильина. Его любовь к природе и, прежде всего, к красавице осени переплавилась в удивительные по своей образной и эмоциональной силе строки.

Опавшим сентябрем лежит листва.
Зеленой окисью на медных днях нависли
Остатки лета, поздняя трава,
И тусклый свет касается едва
Дождями выбеленных листьев.

У поэта свои отношения с осенью.

Я осенью, как детством, зачарован,
Печаль и красота меня сильней,
Я сам не свой – меня целует осень,
И я смущенно улыбаюсь ей.

Это удивительное время года воспринимается им как живое существо:
«…встревоженный Сентябрь, прологом Осени спешит на авансцену»; ноябрь «в наивной жажде выглядеть значительным» «транжирит золото листвы»; осень, «морщась от забот, птиц осенних собирает»; «вздыхают кронами деревья»; дождь стучит «в слепые окна» и барабанит «по душе»…
Поэт может бесконечно любоваться меняющейся, ускользающей, неверной и такой потрясающе-неповторимой красотой этого времени года, когда…

Красно-алые закаты,
Сдернув занавес из листьев,
Обнажают листопада
Золотое закулисье…

В то же время, встреча с осенью для Ильина – это грусть, навеянная тем, что «юность выцветает в мыслях, рожденных линькой сентября». Порой эта грусть окрашивается в мрачные тона печального осмысления скоротечности человеческой бытия:

Открыта дверь на сумрачный балкон,
В просветах листьев осень солнце ловит;
Но я не в состоянье сбросить сон
И к осени сознанье приготовить.

В бесцветный день душа погружена,
Где тусклый свет и угасанье мысли,
Как исчезающая желтизна,
Готовят к пустоте небесной выси.

Тревожно-тоскливое состояние души Поэта «приглушает», «обесцвечивает» все вокруг. Обратим внимание: балкон «сумрачный», день «бесцветный», свет «тусклый», желтизна «исчезающая», то есть блеклая, лишенная своих ярких солнечных красок. Чувствуется, что автору этих строк (как и любому человеку!) сложно принять тот факт, что и весна, и лето его жизни уже отшумели («Но я не в состоянье сбросить сон и к осени сознанье приготовить»), что он уже вошел в те «пределы», за «границей» которых – зима. Отсюда и тоска, и печаль, и «угасанье мысли», готовящейся «к пустоте небесной выси».
Выделенные нами слова не требуют особого разъяснения. Именно они, прежде всего, причина смутного состояния души Поэта, состояния – повторимся – близкого и понятного любому человеку, осмысливающему свою жизнь, чувствующему неумолимую быстротечность равнодушного времени. Быстротечность, подобную… листопаду.
Облетанье и паденье,
Желтизны скольженье в пропасть.
Безысходные сомненья,
Безответные вопросы…

Сомненья «безысходные», вопросы «безответные», однако, осмысливая как единое целое жизнь человека и природы, поэт все-таки приходит к определенному выводу и потому обманчивым иллюзиям весны предпочитает суровую реальность осени.

Не верьте солнечной весне:
Она поманит и обманет,
И вам еще досадней станет,
Что вы забылись в теплом сне.

Но верьте осени. Она
Теплом обманывать не станет,
И солнце лишь затем проглянет,
Чтоб зримей стала желтизна.

В то же время осень для поэта – не только очередной «осыпавшийся год», что «умирает под ногами», не только ощущение «близкой стужи» и «жесткой тяжести в груди», это просто прекрасное время года!
«Унылая пора! Очей очарованье!» – сказал когда-то А.С.Пушкин. Действительно, пора «унылая», но полная столь потрясающего «очарованья», что ей «в любви клялись не раз» такие признанные мастера слова, как: Тютчев, Фет, Некрасов, Майков, Плещеев, Есенин, Бунин, Бальмонт, Блок, Пастернак…
Все поэтические «осенние мотивы», созданные разными поэтами в разные времена и века, по сути дела есть своего рода признание в любви удивительному и неповторимому в своей изменчивой цветовой палитре времени года.
И, как мы уже успели убедиться выше, свое «признание» слагает и Николай Ильин. «Мне душу наполняла осень», – говорит он и, тонко ощущая все нюансы сложного «переплетения» из цвета, запахов и чувств, рисует нам ее то яркой: «У осени окраска лисья…», «Крыла листвы багровые, румяные, бордовые…», «… блики красно-бурых листьев»; то блеклой: «Иссякла красок несравненность…», «Сжималась и блекла листва…», «Выцветший воздух белес…», «Сморщенным солнцем осунулась осень…», «Желтеет время в сентябре и блеклой кроной опадает…»; то с привкусом горечи: «Познанье осени – усилье стольких лет, Круговорот прозрений и ошибок»; то символичной в тайном «подтексте» своего «пышного увядания»:

Забудьте солнечные дни,
Оставьте знойные туманы,
Уже зовет и в осень манит
Предощущенье желтизны.

Уже сентябрь влечет ко сну,
Уже листва близка к паденью,
И смысл осенних откровений
Доверьте сердцу своему.

Осень может способствовать чудесному лирическому настроению, и тогда в строках Ильина звучит музыка – «увяданья желтеющий звук»:

Слагались звуки в звукоряд,
От суеты неотличимый,
Как листья в блеклый листопад
С его сентябрьской причиной…

Природа – особая тема поэзии Николая Ильина. Прекрасные строки написаны им и о зиме, и о весне, и о лете (при этом следует отметить оригинальность и неповторимость «движения» его творческой мысли!). Но, знакомясь со сборниками его стихов, безусловно, ощущаешь, что самое любимое время года поэта – все-таки осень:

Осенней власти повеленьем
Прозрачен свет и воздух чист,
В саду густой виолончелью
Legato осени звучит.

По грифам сумрачных деревьев
Скользит перстами листопад,
И близит сад инстинктом древним
Исход листвы к твоим стопам.

Поэтические строки Ильина, посвященные природе, – это не просто «красивые картинки», очередные вариации на тему «времена года»; они дают пищу уму, склоняя к раздумьям, к философскому осмыслению бытия, они трогают душу, очищая ее от серого налета повседневности, помогают и увидеть, и услышать, и почувствовать Прекрасное.

«Звезда Востока», № 3, 2012
_______________
Ольга Ивановна Григорьева родилась в 1954 году в Ташкенте. Окончила ТГПУ в 1976 году. Доцент кафедры русской и зарубежной литературы ТГПУ им. Низами. Автор многочисленных литературоведческих статей. Печатается в республиканских газетах и журнале «Звезда Востока».
Автор романа «Синдром страха, или закон матрешки», а также сборника стихов «С открытым сердцем».

Просмотров: 4613

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить