Фархад Мусаджанов. Великолепный рассказчик (рассказ)

Категория: Узбекская современная проза Опубликовано: 16.11.2012

ВЕЛИКОЛЕПНЫЙ РАССКАЗЧИК

Я сидел в номере гостиницы и вдруг почувствовал себя одиноким и заброшенным. Часы только что пробили восемь. Ложиться еще рано. Сходить бы куда, да куда пойдешь в чужом городе?! Остается одно—спуститься в ресторан. Правда, оркестр и солисты за пять дней успели порядком надоесть. Но не торчать же одному в номере... Все-таки среди людей не гак одиноко.
Я медленно спустился с четвертого этажа. В фойе кто-то окликнул меня:
— О-о, кого я вижу! Здравствуйте, сосед!
Не совсем уверенный, что это восклицание относится ко мне, я обернулся.
— Дорогой мой. что вы здесь делаете?
Представьте себе, как я обрадовался! Передо мной стоял Исматилла. Вот уж повезло так повезло! Встретить знакомого, да еще соседа, в чужом городе!
— О-о, здравствуйте, Исматилла! Как вы здесь очутились?
— Да я уже третий день здесь, в командировке!
Мы с Исматиллой живем не только в одном доме, у нас и гаражи рядом. Как чуть что не ладится с машиной, я бегу к нему. Он не только в технике разбирается, но и великолепно умеет рассказывать анекдоты. Стоит попасться ему на глаза, он сразу: «Послушайте анекдот, свеженький!»
Знать анекдоты — еще не все. Их надо уметь рассказывать. Порой он выдаст анекдот с «бородой», а ты покатываешься со смеху, точно впервые услышал его. Так артистично, весело передает он их.
— Куда вы собрались? — спросил Исматилла меня.
Я сказал.
— Э-э, да оставьте вы свой ресторан! Едемте со мной.
Я отказался.
— И не пытайтесь отговориться. Нас уже ждут.
Сами понимаете, идти к незнакомым людям, да еще не-приглашенным...
— И не думайте об этом! Я же сказал вам: нас ждут. Барана зарезали. Да и машину прислали.
Он потянул меня за рукав. Около подъезда стояла машина. Мы сели, и шофер повез нас в пригородный колхоз.
Через полчаса мы остановились около скромного домика. У ворот нас с почтительностью встречал худощавый человек.
Мы прошли темным коридором и очутились в просторной гос-тевой комнате.
В комнате было пусто, только посреди стоял низенький столик, а вокруг него на полу расстелены курпачи.
Мы не успели обменяться обычными любезностями, как на пороге появилось четверо ребят. Они, выпучив глаза, совсем не стесняясь, разглядывали нас — ташкентских гостей.
Идите играть,— гнал их хозяин, но дети даже не шелохнулись.
Хозяин виновато посмотрел на нас и, встав с места, пригрозил: «Я вот вам...»
— Да оставьте их в покое,— сказал я,— ведь счастлив тот дом, который богат детьми.
— Идите, идите! — Хозяин гнал их, но дети будто не слышали его. Тогда он крикнул в дверь: — Эй, кто-нибудь, заберите их отсюда!
Тут же появилась девчушка лет пятнадцати-шестнадцати и увела ребятишек...
— Тешабай, у вас уже с десяток, наверное, этих удальцов?
Тешабай смутился и покраснел.
— Уже одиннадцать, — стыдливо опустив голову, произнес он.
— Э-э, да вы молодцом! Сколько же вам стукнуло?
— Да вот четвертый десяток разменял...
— О-о, про таких многодетных отцов есть анекдот.— Исматилла рассказал такой «соленый» анекдот, что Тешабай от стыда даже лицо руками прикрыл.
Не осмеливаясь взглянуть на Исматиллу, он покачивал головой и приговаривал:
— Ну и шутник же вы!
Исматилла тут же выдал второй анекдот. Тешабай не выдержал — расхохотался. Захлебываясь смехом, он выдавил:
— О-ох, уважаемый, так лопнуть недолго!
Тешабай был человеком простым, скромным, мягким, открытым и бесхитростным. Он все больше мне нравился. Он потчевал нас и подливал чай.
— Разве, кроме чая, и выпить нечего? — с многозначительной улыбкой спросил Исматилла.
— Вот голова! Совсем забыл! — спохватился Тешабай.— Сейчас, сейчас...
Он вытащил из-под стола бутылку, открыл ее и наполнил и и алы.
— Что вы делаете, братец? — изумился Исматилла.— Это вам не шурпа. Надо бы по полпиалы налить.
Тешабай приложил руку к груди и умоляющим тоном попросил:
— Давайте первую выпьем по полной, а гам уж как захотите.
Он произнес это так просто, так искренне, что нам ничего не оставалось, как выполнить его просьбу.
— Ну. раз так...— произнес Исматилла. Выпив, он так разошелся, так сыпал анекдотами, что мы с хозяином уже держались за животы.
Тут появился крупный, высокого роста человек.
— Ты чего запоздал, Ходжамкул? — спросил хозяин, поднимаясь с места.— А мы тут со смеху чуть не лопнули! Ты много потерял!
— Ну, это не беда! У меня охо-хо какой запас! — заверил Исматилла.— Вы лучше представьте нам своего друга.
— А чего представлять? Он такой же тракторист, как и я. Мы вместе работаем,— просто сказал хозяин.
— Вот здорово! Один холостяк, как и вы, работал на тракторе...
Когда Исматилла закончил, то Ходжамкул ошарашенно уставился на него. Да и как тут было не ошалеть?! Вроде человек культурный. а такое выдает?! Но потом рассмеялся.
Исматилла неустанно сыпал свои байки. А Ходжамкул хохотал так громко, что, как говорится, стены дрожали. Вскоре нам подали горячее: шурпу, затем жаркое. Мясо было такое нежное, что само так и таяло во рту.
— Ох. как хорошо вы откормили барана, просто язык можно проглотить,— похвалил Исматилла.
Каждую весну я покупаю трех-четырех ягнят. Все лето мы откармливаем их. а зимой не знаем забот, всегда есть свежее мясо, похвалился Тешабай. Вот и вам довелось отведать последнего барана.
Исматилла с улыбкой заметил:
— А какой шашлык из свежей баранины!
Тешабай тут же вскочил с места:
— Сейчас приготовим!
— Ну что вы! — вмешался я. — Куда еще шашлык? Даже крошка уже не идет в горло!
— И правда, не надо. Да и углей, наверно, нет, — заметил Исматилла.
— О-о. угли... Как это нет? — и с этими словами Тешабай вышел из комнаты.
— Зря вы,— заметил я. — Неужели вам хочется есть?
— Да вы что? Пока шашлык будет готов, мы успеем проголодаться. Да и торопиться нам некуда, в свою «любимую» гостиницу мы всегда успеем.
Мы съели шашлык, отведали зимних дынь, а Исматилла не переставая потчевал нас анекдотами. Нам было так весело и уютно, что уходить не хотелось. Но все же я предложил Исматилле попрощаться с хозяином.
Исматилла пропустил мимо ушей мое предложение и накинулся на меня:
— А вы что молчите? Или у вас уста запечатаны?
Я растерялся. Анекдотов я не помнил, рассказывать не умел. Отговорился: «Да куда уж мне. когда среди нас есть такой артист!
И в самом деле, Исматилла был душой нашей компании. И вдруг, как бы между прочим, он спросил хозяина:
— Тешабай, у вас, случайно, нет каракулевой шкурки? Жена заказала. Ей нужен воротник на пальто.
— Шкурки? — переспросил Тешабай. Сейчас он готов был душу отдать Исматилле.— У меня нет, но завтра найдем. В жи-вотноводческом совхозе у меня друг работает. Завтра схожу к нему.
— Как-то неловко, побывать в Сурхандарье и не привезти ка-ракуль! Жена меня просто домой не пустит,— шутил Исматилла.
— Завтра, завтра обязательно будет,— заверил Тешабай.
— Достанем, не волнуйтесь,— подключился в разговор Ходжам-кул.
— Я принесу вам в гостиницу! — пообещал хозяин.
— Вот послушайте,— предложил Исматилла,— похождения муж-чины, который, как мы, находился в командировке...
Боже правый! На каждый случай у Исматиллы есть анекдот!
Наконец мы поднялись. Тешабай с Ходжамкулом вышли про-вожать нас. У ворот стояла та же машина, которая привезла нас. Однако Исматилла не спешил. Он положил руку на плечо Тешабая и проникновенно проговорил:
— Тешабай, таких, как ты, мало! Теперь ты мой друг! Да что друг — брат! Мы побратались, а значит, более близкого, более родного человека, чем ты, нет! Будешь в Ташкенте — звони. Если какое дело—помогу! В Ташкенте мне все под силу! Эх-х, скольких я облагодетельствовал!
— Спасибо, спасибо! Приезжайте в гости! Сегодня все было на скорую руку,— преданно заверял Тешабай.
— Ну что вы! Разве можно принять гостя лучше, чем вы?! — возразил я.
— Да, братец, в чем будет нужда — ты только звякни мне... А ту вещицу доставь завтра в аэропорт.— Исматилла посерьезнел.— Самолет — в девять часов вечера. В восемь буду в аэропорту.
— Хорошо, брат, не волнуйтесь,— заверил Тешабай.
Исматилла вновь рассмеялся.
— Ох уж эти женщины! Сколько хлопот с ними!.. Лучше приезжай за два часа до отлета, посидим в ресторане, потолкуем...
— Хорошо, брат!
Расставание было теплым, сердечным и долгим! По дороге в присутствии шофера я молчал, а в гостинице спросил Исматиллу:
— Какой ваш приятель добрый, милый человек! Вы вместе учились?
— Да что вы! Я его впервые сегодня увидел. Лет шесть тому назад я работал с одним человеком. Да недолго пробыл он у нас, месяца три-четыре. И вдруг перед отъездом встречаю на базаре. Разговорились. Я и говорю: еду, мол, в командировку. Узнав, что в Сурхандарью, он мне говорит: «Да у меня там младший браг живет. Сходи к нему, передай от меня привет». На всякий случай я записал его адрес. Здесь я кое-кого спросил: мол, знаете такого? И все. Сегодня сижу в номере, вдруг ко мне входит Тешабай. Я ему: мол, привет от брага, а он меня в гости. Вот и вам выпало счастье...— Исматилла многозначительно глянул на меня: мол, не забывай об оказанной услуге.— Ну что, неплохо вечер провели, а?!
Очень хорошо,— сказал я благодарно,— спасибо вам...
— Э-э, что там...
...Срок моей командировки кончился. Одним рейсом с Исматиллой мне предстояло лететь в Ташкент.
В аэропорт мы прибыли к восьми. Тешабай с Ходжамкулом уже ждали нас.
— А... вот и вы... заметил Исматилла.
— Да вот захотелось еще послушать ваших анекдотов,— рас-хохотался Ходжамкул.
Исматилла вроде бы обрадовался им, но постепенно он как-то странно скучнел.
— Посидим в другой раз...— выдавливал он из себя слова. Не обращая внимания на друзей, он зевал, озирался по сторонам, точно тяготился их присутствием.
Стоило диктору объявить посадку, он поспешно стал прощаться.
— Всех вам благ! Счастливо оставаться!
Но Тешабай и Ходжамкул не спешили. Они желали нам счаст-ливого полета, крепко и долго жали руку Исматилле, затем мне. Потом Тешабай вынул из-за пазухи какой-то сверток и протянул Исматилле:
— Вот подарок для вашей жены!
Лицо Иематиллы сразу просветлело. Казалось, он с трудом удержался, чтоб не воскликнуть: «Что же вы до сих пор молчали? !»
Я вновь повторяю: будешь в Ташкенте — не стесняйся. Чуть что — звони! Помогу! Нет такого дела, чтоб я не провернул! Ведь мы с тобой братья!
— Спасибо, спасибо! — просиял Тешабай. Потом кивнул Ходжамкулу.
Тот подошел к скамейке, взял узелок и передал Тешабаю. Тот протянул его Исматилле.
— Не сочтите за труд! Передайте вот это брату. Вы, конечно, бываете у него, но вот адрес... на всякий случай. Я тут собрал небольшой подарок племяшам немного гранатов.
— Ну что ты! Конечно, завезем. Разве это услуга?! Да я для тебя на все готов,— произнес он как-то неискренне, даже вроде суховато. Но тут же улыбнулся: — Так и быть, на прощание подарю вам свеженький анекдот.
— О-о, мы только этого и ждали! — И глаза Тешабая и Ходжамкула засверкали, а губы растянулись в улыбке.
Мы уже шли к самолету, а Тешабай и Ходжамкул все еще продолжали хохотать.
Повествование о мастере анекдотов можно было бы на этом закончить, если бы не один интересный штрих.
В десять часов мы были уже в Ташкенте. Взяли такси и поехали домой.
— Кстати, не завезти ли нам по дороге гранаты? — спросил я.
— Гранаты? Ах, да а,— вспомнил Исматилла,— надо завезти. Если взять их домой, то дети тут же растащат.
— Где живет ваш знакомый?
— Сейчас посмотрим. — Исматилла вытащил из кармана бумажку с адресом.— На Чиланзаре. — Потом он посмотрел на часы.— Вы ведь знаете, что лифт у нас работает до одиннадцати. Пешком на девятый этаж не так-то легко. Вам хорошо, вы — на первом. Сделаем так: вы довезете меня до дома, а потом съездите на Чиланзар.
Я даже опешил от такого поворота дела.
— Но... Я этого человека никогда не видел.
— Адрес-то есть.- Он протянул мне бумажку.— Язык и до Мекки доведет. А вы, слава богу, в Ташкенте. Да и шофер рядом. Нет такого уголка, который не знали бы таксисты. Не так ли?
Мы доехали до дома. С тоской взглянул я на свои освещенные окна.
— Вовремя добрались, успею на лифт,— успокоился Исматилла, вылезая из машины, потом обернулся ко мне: — Не горюйте, вы быстро найдете его дом.
— Постараюсь. Ведь вы обещали Тешабаю оказать и большую услугу.
Исматилла, словно не слыша моих слов, повернулся к шоферу:
— Расскажу вам свеженький анекдот...
Шофер громко расхохотался.
— Будьте здоровы, — произнес Исматилла и растворился в тем-ноте.
Нажав на газ, шофер все еще продолжал хохотать.
— Вот здорово! Вот молодчина! Развеселил!
Но мне было не смешно. Да, он — весельчак, мастер рассказывать анекдоты, но... сказать шоферу, что... Исматилла не молодчина, а пройдоха, у меня не повернулся язык.

Перевод Р. Фатхуллиной

Просмотров: 4010

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить