Уйгун. Рискованная шутка (пьеса)

Категория: Драматургия Опубликовано: 19.09.2012

Уйгун (1905-1990)

РИСКОВАННАЯ ШУТКА

Пьеса

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА
КАМБАР — сначала колхозный сторож, потом бригадир, 55 лет.
АЙНИСА — его жена, 45 лет.
ХАМДАМ — ее брат, бригадир, 35 лет.
XАМРА — жена Хамдама, бригадир, 30 лет.
ТУРДЫ — бригадир, 65 лет.
МАМАДАЛИ — колхозник, 23 лет.
БУСТОН — невеста Мамадали, 18 лет.
ТЕШАБАЙ — председатель колхоза, 40 лет.
МАМАРАСУЛЬ — колхозный сторож, 60 лет.
АМИНДЖАН — секретарь правления колхоза, 25 ле-т.
ВАЛИ — колхозник, 25 лет.
САЛИ — колхозник, 30 лет.
ПАРПИ — старик, 70 лет.
КАСЫМ — старик, 75 лет.
КОРРЕСПОНДЕНТ — 25 лет.
ФОТОГРАФ — 40 лет.
КОЛХОЗНИКИ и КОЛХОЗНИЦЫ.
Действие происходит в одном из колхозов Ферганской области.


ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ
Картина первая

Двор и часть дома Камбара. Через открытую террасу видна одна из комнат. Ранняя весна. Абрикосовые и персиковые деревья в пышном цвету. Вечереет. На террасе Хамра и Айниса; они собираются идти на вечер. Из внутренних комнат выходит Xамдам. Он только что побрился.
ХАМДАМ
(обращаясь к женщинам)
Вы готовы?
ХАМРА
Какой быстрый!
ХАМДАМ
(Айнисе)
Сестра, а ваш муж, мой многоуважаемый зять Камбар,
намерен составить нам компанию?
АЙНИСА
Конечно нет! Разве сам не видишь?
Даже и не думает собираться.
Совсем закопался в своем саду.
ХАМРА
Вот упрямый! И злой какой-то стал.
Я даже побаиваюсь его теперь. Отчего это он?
ХАМДАМ
А я скажу — отчего.
Когда его бригада оказалась отстающей, ему
стало чудиться, что он вообще ослабел и болен.
ХАМРА
Подумать только, в пятьдесят четыре года в
сторожа подался.
АЙНИСА
Сторожа еще нужны.
ХАМДАМ
Может быть. Но болезней у наго никаких нет.
Я ведь сам говорил с его врачами.
Э-эх и надоела мне вся эта история!..
Послушай, сестра, а не подшутить ли мне сегодня?
АЙНИСА
Разве ты можешь прожить без шутки хоть день?
ХАМРА
Часу не проживет!
АЙНИСА
Но сегодня, братец, не стоит. В праздник 8 марта,
пожалуйста, не донимай нас. Оставь хоть сегодня в
покое.
ХАМДАМ
Хм, праздник! А когда ж шутить, как не в праздник?!
Мы, по-моему, как раз мало еще веселимся и шутим
в такие дни. Да-да!!
АЙНИСА
Да ведь ты не просто пошутишь, а непременно
начнешь кого-нибудь разыгрывать?
ХАМДАМ
Поражен вашей догадливостью, сестра! Именно так!
АЙНИСА
И кто станет теперь твоей жертвой?
ХАМДАМ
Твой муж — мой зять — Камбар!..
АЙНИСА
Этого еще недоставало! Или нет другого?..
ХАМДАМ
Один он остался.
Входит Турды.
ТУРДЫ
Всё наряжаетесь?
АЙНИСА
А сами?! Разве не принарядились, бригадир?
ТУРДЫ
(покручивая усы)
А что ж?
(взглянув в сторону сада)
Не в земле копаться иду!
ХАМДАМ
(шутливо)
А скажите, Турдыбай-ака, чего особенно
не переносит мой зять Камбар?
Вы ведь его больше меня знаете.
ТУРДЫ
Еще бы!! Когда-то даже соревновались.
Чего он не любит?.. Вот этого самого
и не любит, чтобы люди празднично одевались.
А уж если принарядится пожилой человек —
к примеру, такой, как я, — он готов его
прямо съесть. Сто лет потом будет помнить!
ХАМДАМ
Эге, так вот почему он постоянно
называет вас «щеголь Турды»!
ТУРДЫ
(улыбаясь)
Вот-вот...
ХАМДАМ
Итак, сестра, сейчас ты сядешь перед
зеркалом и начнешь прихорашиваться!
АЙНИСА
Хочешь сделать из меня на старости лег
посмешище?
ХАМДАМ
Почему это «на старости лет»?
Смотрите, какая старуха!..
АЙНИСА
И не уговаривай!
ХАМДАМ
Пойми ты, тебе самой от этого будет польза.
Разве не надоела нам всем его нелепая
мнительность. То ли дело Турды-ака!
А ведь старше Камбара почти на пятилетку
с семилеткой!..
(к Турды)
Помогите ей, пожалуйста.
ТУРДЫ
В чем я должен помочь?
ХАМДАМ
Объясните, как обращаться с зеркалом.
Вы ведь на это первый мастер!
Догадываетесь, зачем мне это нужно?
ТУРДЫ
А-а!.. Кажется, да...
Хочешь позлить Камбара и позабавиться?..
Что ж, Айнисахон, поможем молодежи!
АЙНИСА
Молодежь молодежью, а вы-то что?
ТУРДЫ
Хотите в мои шестьдесят пять совсем
записать меня в старики?..
Да будет вам известно, что я еще как
розовый куст, полный бутонов.
Моя душа только и ждет повода,
чтобы распуститься!
(приближается к Айнисе)
АЙНИСА
Да ну вас, вечно озорничаете!
ТУРДЫ
В такое время, Айнисахон, сердце хочет
быть молодым, озорным и веселым!
ХАМДАМ
Вот с кого всем надо брать пример!
С таким настроением вы, дорогой Турды,
дадите нам в этом году добрых семьдесят
центнеров!
ТУРДЫ
(гордо покручивая усы)
Все сто!.. Вот так!
ХАМРА
Ну и ну!
Да вы, Турды-ака, как бравый кавалер!
Куда нашему Камбару до вас.
ТУРДЫ
Слышали, Айнисахон?!
АЙНИСА
Слышала, слышала.
ХАМДАМ
Вот и отлично! Прошу, сестра,
согласись с моей просьбой...
АЙНИСА
Ладно уж, согласна. Разыгрывайте его.
Только заранее говорю: ничего у вас
не получится. Я-то уж его знаю.
ХАМДАМ
Посмотрим!
ТУРДЫ
Где он теперь?
ХАМДАМ
Все там же — в саду. Сейчас мы его позовем.
Ты, сестра, начинай краситься и пудриться!
Хамра, быстро, еще одно зеркало сюда...
(к Турды)
Вам пока следует уйти. Придете снова
как ни в чем не бывало.
ТУРДЫ
Это уж будьте уверены. Изображу.
Но только, полагаю, нужно еще и Бустон
на помощь позвать...
АЙНИСА
Нет-нет!.. Что вы! Зачем?!..
Не впутывайте посторонних.
ТУРДЫ
Не пугайтесь, Айнисахон. Уверяю вас,
так будет лучше.
(уходит)
ХАМРА
(смеясь)
А по-моему, сестрица верно вам говорит:
ничего из этого не выйдет. Камбару не до вас.
Зря только будем стараться.
ХАМДАМ
Ведь сказал, положитесь на меня.
(подходит к калитке, ведущей в сад, и кричит)
Зять, эй, зять!.. Передохните немного!..
Зашли бы хоть чайку выпить! Кстати, и за
домом присмотрите, а то мы все уходим...
(Айнисе)
Начинайте.
Хамра выносит из комнаты зеркало и подает его Айнисе. Затем вместе с Хамдамом удаляется во внутренние комнаты. Айниса, поставив перед собой еще одно зеркало, начинает прихорашиваться. Через некоторое время входит Камбар, отряхивая одежду. Вымыв руки, он усаживается на краю террасы. Наливает себе из чайника чаю и пьет. Заметив, как жена возится перед зеркалом, с неприязнью поглядывает в ее сторону. Хамра и Хамдам через окно наблюдают за ними.
КАМБАР
(с той же неприязнью)
Чего ты там возишься перед зеркалом?
Или захотела красивее стать?
АЙНИСА
Вай! Неужели даже в день 8 марта
нельзя взглянуть на себя в зеркало?
КАМБАР
Зеркало для молодых... А тебе нечего...
Хамра и Хамдам, смеясь, зажимают рты.
АЙНИСА
Вай, вай, если ты всем твердишь, что
постарел и плохо себя чувствуешь, так,
значит, и другим нужно думать о пенсии?
КАМБАР
Ах, я и забыл, ведь тебе восемнадцать лет.
АЙНИСА
Значит, верно говорят: никогда не
дорожат водой, текущей возле дома.
Была бы я чужая, ты бы со мной так
сейчас не разговаривал.
КАМБАР
А ты, конечно, знаешь себе цену?
Наверное, вообразила, что сегодня
все будут на тебя смотреть.
АЙНИСА
Понравлюсь — будут!
КАМБАР
(рассердившись)
Тогда беги скорее!
АЙНИСА
Вай, или вы ревнуете?
КАМБАР
(зло)
Я... ревную? Обмазать тебя маслом да
подбросить кошке — и та не станет есть.
Ревную!..
АЙНИСА
Ах вот как? Ну тогда услышите обо мне!
КАМБАР
Давай, давай! Ты еще мало напудрилась!
АЙНИСА
И еще, и еще... напудрюсь!
КАМБАР
Ресницы забыла!.. Не жалей сурьмы-то!
АЙНИСА
И подведу!
КАМБАР
(не зная, что сказать)
О... о черт!
АЙНИСА
Вот назло вам буду поступать по-своему!
Хамра и Хамдам, стоя у окна, только беззвучно смеются.
ХАМРА
(появляясь)
Вай, никак наш зять ревнует свою жену!
(повысив голос)
Сестрица, вам нужна еще пудра?
А то у меня есть хорошая!
АЙНИСА
Дай твою пудру, давай сурьму!
Хамра, давясь от смеха, выносит пудру и сурьму.
ХАМРА
Вот, пожалуйста. Если хотите, берите всю!
(дает Айнисе пудру и снова исчезает в комнате)
АЙНИСА
(пудрится и подводит ресницы)
Ну вот, кажется, и всё! Что еще
можно сделать? Сегодня на вечере...
КАМБАР
(не давая договорить)
Сегодня ты никуда не пойдешь!
АЙНИСА
Я не знала, что вы против 8 марта!
КАМБАР
(нервно)
Почему это я против?! Но праздновать можно
и дома. Идти на вечер совсем не обязательно.
АЙНИСА
Нет, обязательно!
КАМБАР
(выходя из себя)
Я сказал, никуда не пойдешь — значит, не пойдешь!
АЙНИСА
Давно прошли те времена, когда мужчины
могли нами командовать. Я сама могу все решать.
КАМБАР
Прекрати! А то узнаешь, как решать самой.
АЙНИСА
Ох, ох, испугал! Знаем, на что ты способен!
Запереться ото всех в саду, без конца
принимать разные лекарства, и только.
С другими мне будет гораздо веселее.
КАМБАР
(желчно)
Ну и отправляйся к другим!
АЙНИСА
Спасибо.
(хочет уйти)
КАМБАР
Ага! Уже готова бежать?..
АЙНИСА
А ты как думаешь? Говорю же, там веселее.
КАМБАР
Ну хорошо, жена! Думаешь, и я
не способен на такое же?
Я еще могу жениться на любой девушке!
АЙНИСА
(смеясь)
Ах, горе мне! Вай, какая же я несчастная!
Но только кто же выйдет за вас?
Если вы ей только приснитесь,
она и то умрет со страху!
Находящиеся в комнате, зажав рты, хохочут. Входит нарядная Бустон.
БУСТОН
Вы всё еще не готовы?
А где же Хамрахон-апа?
АЙНИСА
(продолжает смеяться)
Послушайте, Бустонхон, найдите нам
подходящую девушку. Наш Камбар-ака
собрался жениться на молодой!
Все смеются. Камбар смущен, отворачивается.
БУСТОН
А что же?.. Пусть женится на мне! Я не против.
Смех усиливается. Входит Турды с букетиком цветов.
ТУРДЫ
Боже, не узнаю! Кто передо мной?
Неужели Айнисахон? Или, может быть,
я ошибся?
АЙНИСА
Нет. Она самая!
ТУРДЫ
Вот это да! Оказывается, вам не хватало
только пудры и сурьмы, чтобы вы расцвели
как роза!
(указывая на Бустон)
Восемнадцатилетние девушки бледнеют
перед вами!
АЙНИСА
Ну что вы, Турдыбай!
Мой муж говорит мне совсем другое.
ТУРДЫ
Неужели? Значит, у него и со зрением плохо.
КАМБАР
Пой, соловей, пой!
ТУРДЫ
Теперь на его месте я перестал бы
выпускать вас одну на улицу.
АЙНИСА
Да он и так не отпускает меня.
Даже сегодня на вечер...
ТУРДЫ
А вот это, пожалуй, глупо!
КАМБАР
(гневно)
Послушай, старый мудрец! Я ведь могу и
сам решать, что глупо, а что умно.
ТУРДЫ
Ну не надо так, дорогой Камбар!
Я ведь только зашел, чтоб пригласить
вас на праздник!
(подает Айнисе цветы)
Прошу принять цветы!
АЙНИСА
(взяв цветы)
Оказывается, есть еще такие кавалеры,
которые готовы мне даже дарить цветы?
(Камбару)
Видишь?!
КАМБАР
Вижу, вижу! Не слепой.
Из комнаты выходят Хамра и Хамдам.
ХАМДАМ
Ну, вы готовы? А, Бустонхон! Здравствуйте!
ХАМРА
(к Бустон)
Ты одна? А где же Мамадали?
БУСТОН
Надоел мне этот лентяй. Стыдно вместе
с ним и на собрании появиться.
ТУРДЫ
Зачем так зло, Бустонхон?
На свете бывают и почище лентяи.
ХАМДАМ
(будто только сейчас замечая его)
А, Тур-дыбай-ака! И вы здесь?
Простите, сразу вас не приметил.
ТУРДЫ
О, чепуха!
ХАМДАМ
Мы ведь, кажется, не встречались сегодня?
ТУРДЫ
По-моему, нет.
ХАМДАМ
Так, значит, все готовы?
А вы что же, зятек, все еще не одеты?
Этак мы никогда не соберемся.
АЙНИСА
А что делать на празднике больному
человеку? Он не пойдет.
ТУРДЫ
Неужели?
КАМБАР
(со злостью)
Да, не пойду!
ТУРДЫ
Хм! Ну что ж, погуляем одни!
БУСТОН
Вай, зачем вы так говорите?
Одевайтесь, Камбар-ака!
Если тетя Айниса не хочет вас брать с собой,
так я беру.
ТУРДЫ
Отлично. Вот вам и нашлась пара.
Смеются.
АЙНИСА
(Камбару)
Вы пойдете?
КАМБАР
(иронически)
Куда уж мне, слабому человеку. Зрения нет,
должность маленькая — всего лишь сторож...
Куда мне с такими знатными людьми!
ТУРДЫ
Не стоит вешать Hoс. Выше голову! К тому же
вы ведь не кто-нибудь, а законный муж
знатной сборщицы хлопка, Айнисахон! Гордитесь
и спокойно пребывайте под сенью ее славы!
КАМБАР
(гневно)
Ну нет, я не из тех, что хотят примазаться
к чужой славе... Наплевать мне на всё!
(рассерженный, уходит в сад)
АЙНИСА
(огорченно)
Зачем мы его обидели?
ХАМДАМ
А-а, ничего ему не сделается от шутки!
Увидишь, на пользу пойдет!
ТУРДЫ
Он верно говорит.
(подходит к Айнисе)
АЙНИСА
Ах, оставьте...
ХАМДАМ
Ну что ж, пошли!
Все уходят. Через некоторое время появляется сильно взволнованный Камбар.
КАМБАР
Ну и ну! Что же это все значит?
Красилась, мазалась, покрутилась перед
зеркалом и стала кокетничать! А ее
ласковое обращение с этим щеголем!
И ведь заметно охладела ко мне!
Сколько лет прожили вместе — и вдруг...
(немного подумав)
Нет, эти фасонистые передовики явно
договорились посмеяться надо мной!
Но это у них не пройдет. Они меня узнают!
Входит взволнованный Мамадали.
МАМАДАЛИ
А где все? Бустон была тут?
КАМБАР
(сердито)
Я не сторож твоей Бустон.
Почему ты спрашиваешь именно у меня?
МАМАДАЛИ
(смущенно)
Да так просто. На всякий случай.
А вы почему так кричите? Какой-то сторож,
а тоже — вопит на весь кишлак!
КАМБАР
Пошел вон и займись делом! Лодырь!
МАМАДАЛИ
Что-о?.. Нет, совсем свихнулся старик!..
Еще неизвестно, кто из нас лодырь!!
Уходит.
КАМБАР
(вглядываясь)
Еще один! Только его не-доставало!
Входит Мамарасуль.
МАМАРАСУЛЬ
(нараспев)
Ассалам алейкум!
Камбар не отвечает на его приветствие. Мамарасуль, не обращая внимания
на это, принимается за осмотр двора.
Ай-яй-яй, упаси от дурного глаза,
дворик у вас прямо замечательный.
И какой цветник, вижу, разбили
в этом году! Нет, вы молодец, аксакал!
Одно только здесь плохо —
вот этот безобразный старый дувал.
Он скрывает всю красоту вашего двора.
На вашем месте я давно бы его снес.
Да, да! Пусть каждый прохожий любуется
вашим двором. Красота, которой обладает
один, долж-на принадлежать всем!
КАМБАР
Хорошо, что не вы здесь хозяин.
А то б ничего не осталось.
МАМАРАСУЛЬ
Да это же старый-престарый дувал.
Честное слово, его лучше отправить
в поле как удобрение.
КАМБАР
В колхозе удобрений и без того хватает.
МАМАРАСУЛЬ
Да нет, вроде не так...
Однако почему вы не идете на вечер?
КАМБАР
Чего я там не видал?
МАМАРАСУЛЬ
О-о, скажу по секрету, предстоят
крупные дела — варится плов!!
КАМБАР
Пускай идут любители плова.
МАМАРАСУЛЬ
Нет, вы явно не в духе!
КАМБАР
А разве что-нибудь заметно?
МАМАРАСУЛЬ
Ого! Еще как! Главное, ничего не таите.
Самому тяжелее будет. Скажите прямо: она?
КАМБАР
Кто «она»?
МАМАРАСУЛЬ
Ваша супруга.
КАМБАР
Гм... Угадали.
МАМАРАСУЛЬ
(оживляясь)
Ну, ну! И что же?
КАМБАР
Э, оставьте! Об этом нельзя рассказывать.
МАМАРАСУЛЬ
Но почему?.. Не знаю таких правил!
Ведь я вам чем-нибудь да помогу...
КАМБАР
Да вот все она... Э, не стоит...
МАМАРАСУЛЬ
Ну, только не стесняйтесь, дорогой!
С кем же еще вам делиться своей тайной,
как не со мной, старым закадычным другом?
Узнаю, чем вы больны, и сразу же
назову вам целебное средство!
Залью бальзамом ваши сердечные раны!
КАМБАР
Ну, посудите сами, усто!
Ведь она уже достигла солидного возраста!
Пристало ли ей теперь начать краситься, а?
Ну и... там это... Да как оно?.. Кокетничать?!
МАМАРАСУЛЬ
(чуть подумав)
Хм... Нечего сказать!..
Я так понимаю, ваша жена стала распутной?!
КАМБАР
(испугавшись)
Что вы?!
МАМАРАСУЛЬ
Нет, кажется, к сожалению, это так, аксакал!
КАМБАР
Не может быть!..
Конечно, она поступает нехорошо.
В ее возрасте люди должны, наоборот,
становиться скромнее.
МАМАРАСУЛЬ
Э, да вы, я вижу, и знать не знаете,
что происходит с человеком, когда
его дела вдруг рванулись ввысь.
Тут даже сердце молодеет!
Шутка ли — стать знатной сборщицей хлопка?!
О ней пишут в газетах, рассказывают по радио.
Слава ее разлетелась по всей стране!
Так кому же еще молодеть, как не ей?
КАМБАР
Ну и пусть молодеет!.. Я не против, но...
МАМАРАСУЛЬ
Давно хотел вам сказать, но не решался.
Ведь вы за последнее время, как старый
мешок, потеряли авторитет перед Айнисой!
Разве не так?
КАМБАР
Не думаю!..
МАМАРАСУЛЬ
Ха, не думает! Тогда зачем
она хочет понравиться другим мужчинам?!
КАМБАР
Э, что вы плетете?!
МАМАРАСУЛЬ
Хорошо, я плету! Оставим это.
Только зачем вам тогда огорчаться?
КАМБАР
(задумавшись)
Я и сам этому удивляюсь. Все ерунда!
Этот щеголь Турды подкатился к ней с
цветами и стал ей что-то напевать,
а я уж, как дурак, обалдел!
МАМАРАСУЛЬ
Так вот оно, оказывается, как было!
Наш Турды объяснился в любви,
примчался сюда с цветами...
Теперь мне уже все окончательно ясно!
Значит, вы один-разъединственный не знаете
этого прожженного ухажера Турдыбая.
Вспомните, раньше ему только стоило
обратить свой взор на любую женщину —
что там Айнисахон! — ни одна не могла
устоять перед ним.
КАМБАР
(забеспокоившись)
Что вы хотите этим сказать?
МАМАРАСУЛЬ
Я думаю; у них уже все в порядке!
КАМБАР
То есть как?
Э, да надо все-таки вырвать у вас язык!
МАМАРАСУЛЬ
Хорошо, допустим, я остался без языка.
Но Турдыбай не перестал от этого быть
бригадиром вашей жены?
КАМБАР
Да, бригадиром. Ну и что ж?..
МАМАРАСУЛЬ
Как что ж?!
Утром они вместе в поле, днем вместе...
и вечером, наверное, тоже... вместе.
КАМБАР
Да вы с ума сошли! Что ж дурного,
если они работают в одной бригаде?..
МАМАРАСУЛЬ
Ну вот!.. Эх, простота, простота!
Скажите мне, в последнее время вы
не обращали внимания на их поведение:
жесты, взгляды, улыбки... слова... молчание?
КАМБАР
(испугавшись)
Какое еще молчание?
МАМАРАСУЛЬ
Ну, как они обычно обращаются друг с другом?
КАМБАР
Обычно...
МАМАРАСУЛЬ
Может, подчеркнуто официально или...
просто смущаются друг друга?
Да что долго говорить, дело ясное!
КАМБАР
(нервно)
Ясное?.. Вы что-нибудь заметили?
МАМАРАСУЛЬ
Не в этом суть! Достаточно вашего рассказа.
Мой вам совет: лучше остаться совсем без жены,
чем жить с неверной женщиной!
Немедленно дайте ей развод и прогоните!
КАМБАР
Э, благодарю вас, усто! Какой я дурак,
что поделился с вами своими сомнениями!
Это и есть ваш бальзам? Так-то вы
врачуете раны? Зарубите себе на носу,
моя жена самая честная из жен, а тот,
кто на нее клевещет, съел мясо поганой телки!
МАМАРАСУЛЬ
Прекрасно. Опять один я виноват.
Я налопался мяса поганой телки.
Жена ваша небесный ангел —
этакий напудренный и нарумяненный!
Она даже в глаза не знает щеголя Турды,
а тот не таскает ей охапками цветы каждый
день, не целует ей кончики пальцев и не
уводит ее под руку на вечер. От души
рад, что вы наконец-то обрели покой.
КАМБАР
(опять разволновавшись)
Хватит вам!
МАМАРАСУЛЬ
Я ведь только издали мог заметить,
как ваша жена шла совсем рядом с Турдыбаем-ака.
КАМБАР
Да, они пошли в клуб.
МАМАРАСУЛЬ
Ох, как вы все-таки наивны, аксакал, как
наивны! Ну разве ж вы не знаете поговорки:
«Не важен предлог — важна встреча».
Какое там собрание! Может,
они там ищут других развлечений!
И может, как раз сейчас...
Этак, в укромном уголке...
Они берут друг друга за руки...
КАМБАР
(вскакивая)
Вы в своем уме? Что вы несете!
МАМАРАСУЛЬ
А давайте отправимся прямо туда.
И, клянусь, мы застанем картину,
которую я нарисовал! Не верите?..
КАМБАР
Конечно нет!..
(решительно)
Никуда я не пойду!
(незаметно для себя начинает переодеваться)
МАМАРАСУЛЬ
Хотя... пожалуй, вы правы! Откинем мелкие
подозрения! Заварите-ка крепкого чая, и мы
недурно проведем вечер. Я вам расскажу один
интереснейший случай, который произошел в
те благие времена, когда я служил сторожем
на Воскресенском базаре, в Ташкенте.
Совершенно уморительная история!
КАМБАР
Э, благодарю вас покорно! Рассказывайте
свою историю какому-нибудь более свободному
человеку. А мне сейчас некогда!
МАМАРАСУЛЬ
Но ведь и вы сегодня свободны. По-моему,
совсем не ваша очередь сторожить!
КАМБАР
Сторожить?.. Нет! Отныне я целиком уступаю
вам одному должность сторожа!
(направляется к выходу)
МАМАРАСУЛЬ
Куда же вы? Остановитесь. Мы позабавимся
сладким чаем и сладкими речами.
КАМБАР
Спасибо, я уже сыт... сыт по горло вашими
сладкими речами!
(выходит на улицу)
МАМАРАСУЛЬ
(пожав плечами)
Интересно! А ведь он и в самом деле,
наверное, отправится следить за женой?
Эх, люди, люди!
(уходит)

Занавес

Продолжение - Скачать

Просмотров: 2651

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить