Уйгун. Абу Райхан Беруни (пьеса)

Категория: Драматургия Опубликовано: 06.09.2012

Уйгун (1905-1990)

АБУ РАЙХАН БЕРУНИ

Драма

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА


Абу Райхан Беруни.
Абу Али Ибн Сино.
Мамун — шах Хорезма.
Махмуд Газневи — султан Газны.
Сухайли — визирь Мамуна.
Маймонди — визирь Махмуда.
Дабир — главный придворный хорезмшаха.
Шейх-уль-ислам — глава хорезмского духовенства.
Аглям — главный исламский правовед в Хорезме.
Каратегин — посол Махмуда в Хорезме.
Сайера — сестра Махмуда, затем жена Мамуна.
Масуд — сын Махмуда.
Абдулкасым Унсури — духовный наставник и придворный поэт Махмуда.
Сапалтегин — сардар (военачальник) Махмуда.
Агабатыр — сардар Махмуда.
Гульсанам — служанка Сайеры, возлюбленная Беруни.
Коблан-батыр — мираб Хорезма.
Джаффар —ученик Беруни.
Худайберды— ученик Ибн Сино.
Ибн Ирак, Масихи — ученые при дворе Мамуна.
Шункарбек, Джаихунбек —хорезмские беки
Сухсур — служанка Сайеры.
Бибисара — соседка Беруни, бедная женщина.
Астролог.
Алхимик.
Посол халифа.
Ювелир.
Палач.
Беки, сардары, придворные, слуги, сарбазы, нукеры, стража и так далее.
Действие происходит в 10 веке, в старом Ургенче и Газне.


ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

Картина первая


Один из пышных залов во дворце Хорезмшаха. В цен-
тре— позолоченный трон, вокруг — золоченые низенькие
столики, около них — на полу — высокие подушки для
сиденья. Джаффар и Худайберды приво-
дят все в окончательный порядок.

Джаффар
(указывая на места для сиденья)
Так, так... Здесь будет место для невежд,
а здесь — для мудрецов... Здесь — для тиранов,
а здесь — воссядут человеколюбцы...

Худайберды
Эй, эй! Дружище! Лучше не шути,
не приведи аллах, услышит кто —
и головы не сносишь! Да и мне
набьют соломой шкуру... Надо быть
поосторожней.

Джаффар
Ха! Поосторожней!
Да трус вовек мыслителем не станет!..
Коль прежде, чем подумать да сказать,
оглядываться надо, так уж где там
проникнуть в суть вещей, вглядеться в звезды,
постигнуть тайны чисел и веков...

Худайберды
(подхватывая его интонацию)
Тем самым уподобясь Беруни...

Джаффар
Хвала, ты угадал!.. Вот где бесстрашье
души и мысли.

Худайберды
Велика душа,
и мысль громадна... Мало есть подобных!

Джаффар
Подобных — мало?!. Ха! Их просто нет!
Абу Райхан — единственный на свете!
Необычайный ум соединен
в нем с памятью, такой же небывалой,
с немыслимым доселе трудолюбьем.
Да книги нет, чтоб он не прочитал,
нет языка, которого не знал бы!..
Фарси? Изволь! Арабский? В лучшем виде!
Наречья греков и евреев? Хинди?
Пожалуйста!.. И в каждой из наук
он превзойдет любого знатока,—
историю ли взять, иль медицину,
алхимию — иль музыку, науку
о камнях — или обо всей земле,
счислений тайны иль секреты слова!
Сократ, и Афалтун, и Арасту,
И Фараби — ему знакомы так,
как если б он у них самих учился!

Худайберды
(смеясь)
Ну! Превозносишь ты Абу Райхана,
как будто бы его мне продаешь!

Джаффар
(так же)
Его купить — и шаху не под силу!
Любой казны на это б не тватило!..
(Серьезным тоном.)
Бесценный ум, бесценные творенья...

Худайберды
(задумчиво)
Да, да, ты прав...
Берет с одного из столиков огромную,
богато перепле-тенную книгу.
Хотя бы «Альбакия»—
шах книг, воистину— венец науки...

Д ж а ф ф а р
Воистину в ней летопись земли!
Религии, обычаи, обряды,
история арабов, персов, греков,
согдийцев, хорезмийцев,египтян,
китайцев, римлян — всех народов мира!..
Подумать только: в двадцать лет неполных
ученостью своею и талантом
такую вызвать зависть у улема,
чтоб схлопотать изгнанье из Хорезма!
И сколько лет провел он на чужбине,
в скитаньях и невзгодах — прежде, чем
судьба, свое вращая колесо,
на родину его не возвратила...
В места ж родные он привез не месть—
любовь к родной земле!
Он говорит,
Хорезм ему в самом Джурджане снился,
где во дворце богатом Вашигира
жил в роскоши он, окружен почетом...

Худайберды
Ну, ну... и хорезмшах науке предан!
Ведь он собрал поэтов и ученых
из Бухары, Герата, Самарканда,
Багдада, Нишапура, Балха... даже
из дальнего Египта и Кашмира!
Их круг у нас невиданно широк,
Хорезм становится страной науки...

Джаффар
Но и невежества, конечно, тоже!
Ты, кажется, забыл:
шейх-уль-ислам,
кази калян, орава улема,
муллы, фанатики — идут войною
на этот цвет и славу просвещенья!
Бой — впереди, а спор уже в разгаре...

В окружении слуг входит визирь Абулхусайн
Сухайли. Слуги ставят на столике серебряные кув-
шины с вином, позолоченные чаши с шербетом.

С у х а й л и
(Джаффару и Худайберды)
Вы место подготовили отлично!

Джаффар
Да, все готово, о визирь великий...

С у х а й л и
(берет со столика «Альбакию»)
Со вкусом все... И вкус у вас отменный!

Входят Шейх-уль-ислам, Каратегин,
А г л я м, муллы, послы.

Джаффар
(указывая входящим на места)
Пожалуйте, вот здесь садитесь! Здесь...

С у х а й л и
Салом вам, о таксыр шейх-уль-ислам!
Салом и вам, таксыры!

Шейх-уль-ислам
Будьте здравы,
визирь. И всем —салом алейкум!

С у х а й л и
(с улыбкой)
Налить гостям шербета иль вина,
чтоб перед спором горло освежили!

Шейх-уль-ислам
Шербета нам, пожалуйста!

Каратегин
Шербета!

Д ж а ф ф а р
Всего достаточно...

Слуги наливают в чаши вино и шербет, подают гостям.
Входят ученые во главе с Д а б и р о м.

Худайберды
(приглашая гостей)
О мудрые, сюда...
вот ваше место... это ваше... ваше...

Ученые рассаживаются. Слуги наполняют их чаши.

Каратегин
Что ж мы не видим ни Абу Райхана,
ни Ибн Сино?

Д а б и р
Они придут, таксыр.

Каратегин
Придут!.. Я понимаю, что придут,
но разве это признак доброй воли —
ждать заставлять все общество?..

Д а б и р
Таксыр,
мне кажется, вы только что пришли,
откуда же такое нетерпенье?

Каратегин
Я тороплюсь. Имею много дел!..

Д а б и р
Тогда мы вашу занятость уважим,
а диспут состоится и без вас.

Каратегин
Не смейте мне грубить!.. Я здесь — посол
великого Махмуда!.. И ничьих
терпеть я тут не стану поношений!!.

С у х а й л и
Прошу, простите, господин посол!
Не горячитесь... Беруни, конечно,
сейчас придет...


Шейх-уль-ислам
Но он по сути прав!
Не мы — они должны нас ожидать,
так говорит священный свод приличий!..

Входит Беруни, за ним — Ибн Сино. Ученые
встают в знак приветствия, остальные сидят, не ше-
велясь.

Беруни
Таксыры, мы взываем о прощеньи,
что вынудили ждать нас. Но, увы,
просил о помощи больной старик,
мы отказать не смели — и вдвоем
готовили лекарство для больного...

Ибн Ирак
За добрые дела не извиняют —
благодарят!

М а с и х и
Да будет с вами бог...

Ш е й х - у л ь - и с л а м
Ну, что ж, добро пожаловать в Хорезм,
Абу Райхан!..

Беруни
Я сам безмерно рад
ступить на землю родины... и шаху
благодаренье возношу вседневно,
что пригласил меня! Да длятся дни
его —и благоденствует держава!

Ибн Сино
Великий шах свершил святое дело,
вернув нам Беруни.

Д а б и р
Хорезма слава
возвысится опять!

М а с и х и
Собранья наши украсятся..

Ибн Ирак
И вслед Ал-Хорезми
вы возвеличите отчизны имя!

Беруни
Благодарю... благодарю, друзья!
Хоть слишком вы завысили мне цену,
а все ж такие речи сладко слушать...
но я ведь только труженик-ученый!

С у х а й л и
Не скромничайте, о Абу Райхан!

Беруни
Благодарю и вас, эмир. Увы,
но я и впрямь постранствовал в науке,
и знаю я, как мало знаю я.
Так много неизведанных пределов,
так много и миров, еще безвестных...
что в каждой жизни сделанное — малость
пред тем, что еще сделать предстоит!

М а с и х и
О, поискам ученых нет скончанья!..

Б е р у н и
Воистину. Я б написать хотел
об Индии подробнейшую книгу...
ждет математика... и тайны звезд...
А истину в науке отыскать
трудней порой, чем рыть иглой колодец!

А г л я м
Вы совершенно правы!.. Я заметил
в трактатах ваших массу недоделок,
встречаются и явные ошибки...

Д а б и р
(со смехом)
Дискуссия, выходит, началась?..

А г л я м
О, это просто замечанье кстати...

В окружении стражи и свиты входит хорезмшах М а-
м у н. Все встают ему навстречу и низко кланяются.

М а м у н
Простите, я немного опоздал...

С у х а й л и
О нет, великий повелитель! Солнце
не знает опозданий. Это мы
здесь попросту заранее собрались!..

Шах садится на трон, остальные опускаются на свои
места.

М а м у н
Абу Райхан! Вы, Ибн Сино! Я счастлив
быть вашим современником, следить,
как вы, садовники в саду науки,
растите драгоценные цветы,
как, ювелиры мудрости, граните
алмазы ваших знаний, просвещая
подлунный мир...

Б е р у н и
Благодарю, о шах!..
Вы слишком щедры в похвалах.

Ибн Сино
Собрат сказал и за меня. И ежечасно
мы молимся о вашем процветаньи,
аллах да продлевает ваши дни!..

М а м у н
Ну, что ж, раз мы уже собрались все —
начнем наш диспут.

Д а б и р
Мы давно готовы,
и только ждали вашего приказа.

М а м у н
Так кто начнет?

Астролог
Вы разрешите мне?

Мамун кивает.

(Обращаясь к Беруни)
Я был бы рад услышать ваше мненье
об астрологии и звездочетах.

Беруни
(с улыбкой)
Ну, что же, я скрывать его не стану!
Я ведь и сам отчасти звездочет,
и даже — было время — близ Кията
себе обсерваторию построил,
чтобы следить движение светил.
Прекраснейшее, право же, занятье:
рассчитывать пути их наперед —
и завтра находить в той самой точке,
которую вчера постиг умом...
Не лучшее ль из лучших доказательств
разумного вселенского устройства!
Глаз невооруженный видит в небе
лишь неких точек пламенных скопленья,
но острый ум и точная наука
определяет строение небес,
размеры звезд, их мощь и отдаленность,
взаимотяготение друг к другу
и быстроту движения по сферам,
а ведь светила отмеряют дни —
и ночи, месяцы — и годы...
Где среди них — планета, где — звезда?
Вращается земля — или недвижна?
О том веками спорил древний Рим,
Аравия и Индия...

Ш е й х - у л ь - и с л а м
Но то язычники все были и кяфиры!

А г л я м
Мошенники!.

Б е р у н и
(Агляму)
Вы правильно сказали:
средь звездочетов плутов есть немало!
И это те, что, тыча пальцем в небо,
по звездам предрекают ход событий,
судьбу людей и прочее...

Астролог
Таксыр,
по-вашему, астролог — это плут?!
И предсказания мои — обман?..

Б е р у н и
О, тыща сожалений! Я имел
ввиду не только вас, почтенный...

Астролог
Так оскорбили целую науку,
которая уже тысячелетья,
как служит людям!..

Беруни
Служит — только чем?
Им выдавая выдумки за правду?..

Астролог
Выходит, вы забыли и о том,
что мастерство читать судьбу по звездам
восславлено в благословенных книгах?..

Беруни
Милейший, прежде чем читать судьбу,
прочесть нехудо б толком эти книги!
И научиться видеть только то,
что в них написано...

Астролог
Я докажу!

Беруни
О, не трудитесь! Я-то их читал,
я знаю их, и звезды знаю тоже...
Простите, но когда схожденье звезд
вам служит верным признаком того,
разумно ли сейчас продать вола,
дать деньги в рост или купить корову -
я вижу в этом только шарлатанство...

Астролог
Вы просто издеваетесь, таксыр,
я никогда б не согласился с вами!..

Б е р у н и
Помилуйте, я вас не заставляю.

Алхимик
(шаху )
Теперь дозвольте мне, пресветлый шах-
и мне хотелось бы задать вопрос...

М а м у н
Пожалуйста!

Алхимик
(Беруни)
Абу Райхан почтенный,
как цените вы химиков усилья?

Беруни
Ну, разумеется, ценю высоко!

А л х и м и к
Благодарю. Но верите ли вы,
что с помощью особой перегонки
и многочисленнейших добавлений
возможно сделать золото из меди?..

Беруни
Простите, но вот этому не верю!

А л х и м и к
А почему?

Беруни
Да каждый из металлов
суть и состав имеет нерушимый.
Могу ль я кошку превратить в собаку,
коль я не джин, а только человек?..
Так и не сделать серебро из цинка,
из меди — злато...

Алхимик
В прошлые века...

Беруни
Да, в прошлом многие на то дерзали,
но цели — ни единый не достиг!

Алхимик
Позвольте! Я прочел десятки книг,
Где способы описаны дотошно...

Беруни
Поверьте мне, любезный мой собрат,
уж если б кто взаправду ведал способ,
так он не книги бы о том писал,
а сам бы делал золото из меди!
Но люди слабы: что не можешь сам,
в том остальных охотно наставляешь...

Смех среди ученых.

Вот вы, к примеру — сколько лет уже,
как отдали столь громкому занятью?

Алхимик
Да это ведь еще не аргумент!..

Беруни
Не аргумент, вы правы. Ну, а все же?..

Алхимик
Десяток лет...

Беруни
И что ж — близки вы к цели?..

Алхимик
Да как сказать... Порой сдается: рядом...

Беруни
Зато потом опять выходит пшик!
Послушайтесь: не тратьте жизнь напрасно!

Алхимик
Нет, верю я, что золото найду!

Беруни
Найти-то можно... но из меди сделать
никак нельзя. Ни в химии, ни в жизни!

Снова смех среди ученых. Духовники настороженно молчат.

Алхимик
Нет! Все-таки... когда б пресветлый шах
мне выделил еще немного средств...

М а м у н
Еще немного!.. Разве не довольно
уже и так их пущено на ветер?

Лицо алхимика выражает отчаянье.

(смягчаясь)
Ну, ладно, поглядим...
(Шейх-уль-исламу)
Святой отец,
теперь, я думаю, за вами слово!

Шейх-уль-ислам
(взяв в руки «Альбакию» и откашливаясь)
Я слушаю, о шах, и повинуюсь...
Вот в этой книге, о Абу Райхан,
вы описали все событья жизни
пророка Мухаммеда. Это было б
похвально, но, увы, в рассказе вашем
она — как жизнь простого человека!
Вы словно позабыли, что он был
пророком величайшим и посланцем
Аллаха на земле!

Беруни
Отнюдь, таксыр!..
Я помню это и умом и кровью...
Но нам дела и жизнь его известны,
его семья и родичи. Рожден
он матерью, отец Хашимом звался,
происходил из рода курейшитов.
Мы помним имена друзей пророка
и ведаем дела его врагов,
всю жизнь его нелегкую! И он
страдал, боролся, победил —
и умер,
как каждый человек...

Шейх-уль-ислам
Он — образ божий!

Беруни
Как каждый человек!

Шейх-уль-ислам
Творца подобье!

Б е р у н и
Как каждый человек...

Шейх-уль-ислам
(яростно)
Но он — не каждый!!
Великий грех — приравнивать его
к любому недостойному рабу!

Беруни
Да разве я приравнивал? Напротив.
Ведь я как раз и показать хотел,
как, созданный из той же персти праха,
великой силой духа он вознесся...

А г л я м
(прерывая)
Кощунствуете!! Из того же праха...
Он изначально призван был творцом
к великой вести!

Беруни
Я твержу о том же...

А г л я м
О том же, только все — наоборот!

Беруни
Таксыры, вы ко мне несправедливы.
В конце концов вы знаете: немало
пророков в Мир являлось, и святил
Муса, Дауд, Исхак и Сулейман,
Иса блаженный... всех не перечислить...

А г л я м
Но ни один из них — ему не ровня!

Шейх-уль-ислам
Последний он средь них — и величайший!

Каратегин
Мудрейший!..

Беруни
Да, мудрейший из людей —
и все же человек! Никто из вас
природы человеческой его
не подвергал сомнению, не так ли?
И повторю: о том и речь моя,
что он, рожденный матерью простою,
возвысился до высшего призванья,
которое ему предуготовил
аллах благой...

Шейх-уль-ислам
Вы гнете все свое!

Беруни
(с улыбкой)
Как каждый человек...
(указывая на «Альбакию», серьёзно)
А в этой книге
хотел я показать, что за плечами
земли столь долгий путь, так много разных
племен, людей, событий, вер, пророков,
шахств, городов, войн, строек, грабежей,
что, этого не зная, мы не в силах
и впрямь понять, где зло, а где добро,
как истину от лжи отъединить,
а веру настоящую — от ложной,
как отграничить видимость от сути,
а новое — от всякого старья,
что много раз отвергнуто веками!

Шейх-уль-ислам
Вот... вот... вы обнажили, наконец,
важнейшее из ваших заблуждений!..
Что было, то прошло, и ворошить
все это снова, волочить на свет —
не только бесполезно, но опасно!
Точь в точь, как если бы поднять со дна
муть в хаузе прозрачном, что поит
мильоны душ... Нам мало пользы знать,
в какую тьму народы низвергало
язычество иль древнее неверье.
У нас есть ныне вечный водоем,
благословенный ключ исламской веры,
и в ней одной — ответ на все вопросы,
что вас заботят: о добре и зле,
о внешности и сути, лжи и правде.
Вот наш святой источник!—и мутить
его мы не позволим никому.
Или велите снова с тем сражаться,
что некогда повергнуто во прах
пророка словом, воинством ислама?
Увольте, не-ет, Абу Райхан почтенный,
не так мы глупы...

Беруни
О, прошу прощенья!
Не мне, не мне судить святой отец,
о точной мере вашего ума —
для этого мой ум еще незрел...
Но вы сказали как нельзя точнее
о темной мути в светлом водоеме.
Да в ней как раз и надо разобраться,
чтоб в будущем никто уж не дерзал
святую воду нашу взбаламутить!..

Каратегин
Аллах, аллах, спаси нас от соблазнов
лукавого и гордого ума!

Ибн Сино
Я думаю, они вам не грозят...
Каратегин молча мерит его яростным взглядом.

Беруни
(Шейх-уль-исламу, продолжая)
...А между тем какое море крови
пролито в эту муть... Каких сражений,
братоубийств и войн следы в ней скрыты!
Никто не принимает новой веры
без боя...

Шейх-уль-ислам
Вот вы и дошли до точки!
Вот этим злом и будете смущать
сознанье правоверных мусульман!

Каратегин
Мутить простой народ!

А г л я м
Да в том и дело!..

Беруни
(он по-прежнему обращается к
шейх-уль-исламу)
Нет, вы не правы, о святой наставник!
Не кажется ли вам; преувеличив
опасности истории правдивой,
тем самым мы поставим слишком низко
исламской веры мощь? Да неужели
не справится она хоть с этой книгой,
коль та и вправду принесла бы вред?

Шейх-уль-ислам
Опять увертки!..

Беруни
Вовсе нет таксыр.
Но не отыщет будущего тот
кто не желает прошлого узнать.
История — наставница людская,
а опыт предков движет поколенья,
творящие грядущую судьбу...

Шейх-уль-ислам
Ну, тут уже открытое кощунство!!.
Судьба людей предопределена
господней волей!

А г л я м
Бог — наставник наш!

Шейх-уль-ислам
Ничто, ничто не происходит в мире
без воли всемогущего Аллаха!

Ибн Сино
Выходит, наводненья и пожары —
по воле бога?

Каратегин
И сомненья нет!
Ведь это — наказанье за грехи!

Ибн Сино
А коль при этом гибнет невиновный?

Каратегин
Нет невиновных! Груз грехов — на каждом.

Ибн С и н о
Так... стало быть, спасаться от пожара,
бороться с наводненьем или мором —
есть преступленье против божьей воли?

Шейх-уль-ислам
(тоном угрозы)
Не путайте, почтенный Ибн Сино!..

Ибн С и н о
Да нет, я только задаю вопросы!..
Но разрешите самому ответить:
Аллах наш всемогущ и справедлив,
но он еще к тому же милосерден,
и я не верю, чтоб такие беды
он посылал на грешных без разбора!..

А г л я м
О боже, что ж это! Святой, скажите!..

Шейх-уль-ислам
Оставьте их! Потом они ответят!

Ибн Сино
Я думаю, в тех бедствиях земных,
которым род людской служил причиной,
немалою виной — людская воля-
Случайны ль было войны Искандера,
жестокие сраженья Кутейбы?..

Ш е й х - у л ь - и с л а м
Нe смейте говорить о Кутейбе,
грозе аллаха, соколе ислама,
что обращал на верный путь народы!..
Не пачкайте его святое имя
смолою ваших непотребных слов!

Беруни
А между тем, о наш святой наставник,
тот праведник Кутейба сжег Хорезм —
кровь, как вода, текла с его меча!
Он сеял ужас на окрестных землях,
подобно жесточайшим из злодеев...

Ш е й х - у л ь - и с л а м
Да сам шайтан в уста вселился ваши!.

А г л я м
Кощунство!! Прекратите!!.

Мамун
Я прошу
вас потерпеть, почтеннейшие пиры.
У нас ведь тут не суд, и не базар —
ученый диспут! Пользы от злословья
немного здесь — тут доводы потребны...
Пускай Абу Райхан закончит речь.

Беруни
О, я хотел лишь вот о чем сказать:
когда в Хорезм вошли войска Кутейбы,
тут был цветущий край. Поля, сады,
дворцы, прекрасные библиотеки.
Все это под копытами погибло,
все грамотные пали, а от книг
остался пепел.

Ибн Сино
Да, под блеск мечей
и в реках крови предки наших предков
здесь веру приняли. И шел Кутейба
с зеленым знаменем в одной руке
и с гибелью — в другой!..

Шейх-уль-ислам
Какой позор!
Покайтесь, Ибн Сино!

Ибн Сино
Но разрешите
мне согрешить сначала. Ибо правда —
угодна богу.

Шейх-уль-ислам
Что угодно богу,
судить не вам, с безбожной вашей речью!

Ибн Сино
Аллах равно дарует разуменье,
а трудность в том, чтоб пользоваться им.

Беруни
Вот именно. Простите, о таксыры,
но не могу поверить, чтобы вы
столь ясных истин не уразумели,
не видели столь явственную явность.
Мне все сдается: это только маска,
которая иную прячет цель...
Не так ли и захватчики когда-то,
лицо свое закрыв щитом ислама,
на чуждые пределы посягали?..

А г л я м
Но это же открытое безбожье!..
Довольно!!.

Ибн Сино
Раз довольно, так откуда
такое недовольство, о почтенный?

Шейх-уль-ислам
О боже... Шах, ужель и это стерпим?..

Каратегин
Пресветлый шах, я, право, изумлен
долготерпеньем вашим. Если б нечто
подобное посмело прозвучать
в ушах султана, моего владыки,
то этим двум без всяких церемоний
отрезали б лихие языки!

Беруни
Благодарение аллаху — мы
не во дворце султана...

Ибн Сино
...ведь посол
впервые молвил истинную правду:
Махмуд на все способен!

Каратегин
Замолчать!
Не сметь порочить моего владыку,
не то вы пожалеете, и скоро!

М а м у н
(озабоченно)
О да, мы слишком отошли от темы.
Прошу об этом более ни слова!..
Что ж до «Альбакии» — то в этой книге
о прошлом нашем сказано неплохо...

Шейх-уль-ислам
О шах, позвольте мне не согласиться!
Поверьте же, ее влиянье дурно
и принесет нам горькие плоды!

А г л я м
Я б эту книгу сжег!..

Ибн Сино
Костров не хватит.
Она повсюду разошлась по миру!

М а с и х и
А хоть бы и сожгли ее — ведь слово
ушло уже и в мире сохранится!..

М а м у н
Не будем спор сначала начинать!
Те и другие выслушаны мненья,
пусть каждый остается при своем.
Поговорим и на иные темы...

Каратегин
Позвольте, шах мой, у меня вопрос.
Вы, Беруни, с открытым уваженьем
писали об обычаях и вере,
противных правоверным... и тем самым
нарушили законы шариата!

Беруни
Нет, я законы шариата чту.
А что до иноверцев — так они
такие же, как мы, созданья божьи!..

Каратегин
Такие же! Ты слышишь, о аллах?
Такие же!.. Да ведь они кяфиры!
Враги ислама!

Б е р у н и
Это странно все же.
Я говорил о прошлом, ну а в прошлом
был и Муса, и был Иса блаженный,
их чтите вы, приверженцев же их
готовы сжечь!.. Вы верите, сжигая,
что мощь огня очистит, исцелит —
а тех, кто поклоняется огню,
считаете чудовищами! Вы
торжественно справляете Новруз
и радуетесь молодому солнцу,
а тех, кто солнцу молится, готовы
живыми в эту землю закопать!..
Но сам пророк учил нас быть терпимей!
Ведь люди — просто люди... Кто родится
кяфиром, мусульманином, невером?

Шейх-уль-ислам
Не знаю, не морочьте нас опять,
любое ваше слово богохульно!

Беруни
Но почему?.. Не все народы разве
в единую сокровищницу духа
внесли свой вклад? Хоть тот же Афлатун...
иль Арасту! А тоже — иноверцы...

А г л я м
Сравнили — Афлатун иль Арасту!..

И б н С и н о
Немало есть великих, как они,
во всех краях земли! И друг у друга
они учились — и учили нас...

М а м у н
Достаточно! Опять все тот же спор.
Найдите, наконец, другой предмет!..

С у х а й л и
(Беруни, желая сменить тему)
Вы говорите, что земля кругла...

Беруни
Конечно. Все небесные тела
округлы — и земля не исключенье!
Кругл окоем, и купол неба кругл...

А г л я м
(ядовито)
Как голова у вас не закружилась
от эдакой повальной круглоты...

Беруни
(с улыбкой)
Ну, просто я не слишком заношусь.

Каратегин
Да как же мы-то держимся на круглом?..

Ибн Сино
Но ведь, таксыр, земля — великий шар,
нам закругленье это незаметно!..

Шейх-уль-ислам
(Беруни.)
Во всем, чего ваш разум ни коснется,
идете вы наперекор исламу!
Без оговорок сказано в коране,
что плоская земля! И, стало быть,
она не может оказаться круглой!..

Ибн Сино
(с едва скрытой издевкой)
И в самом деле! Тут уж не поспоришь...
К тому ж она стоит на двух рогах
быка, а бык стоит на рыбе...
Не правда ли?

Шейх-уль-ислам
(яростно)
Да! Истинная правда!
И дважды, трижды правда! Так что вам
издевками и тоном недостойным
не опорочить слов святых пророка!!..

Беруни
(серьезно, пытаясь урезонить
шейх-уль-ислама)
О, вы напрасно гневаетесь так!
Как быть?.. Вы — охранители устоев,
стоите ревностно у них на страже,
мы ж — люди мысли, поиска, науки,
а мысль — тысячекрат подвижней ртути!
Сказал еще великий Арасту,
что мысль есть сила, движущая мир,
так было вечно, ибо мир наш вечен...
И Фараби с ним согласился...

Шейх-уль-ислам
(всем)
Ну?!
А что я говорил?!. Ведь что ни слово —
то ересь!.. Вечен мир, вы говорите?
Да он аллахом сотворен в семь дней —
и рухнет вмиг, едва решит предвечный!..

И б н С и н о
(с прежней скрытой издевкой)
Я думаю, еще десяток лет
до этой катастрофы нам остался —
подумаем пока о сути мира.

Шейх-уль-ислам
Вам, слабым и греховным честолюбцам,
она вовек не может быть открыта!

А г л я м
Известна суть лишь одному аллаху!

Б е р у н и
Зачем же дал он разум человеку?
Отверз ему глаза, и нос, и уши?
Зачем пять чувств он смертным даровал?

Шейх-уль-ислам
Даны нам уши, чтобы слышать бога,
язык — чтоб возносить ему хвалу,
а разум — чтобы знать свои пределы!

Беруни
Немногого достиг бы человек,
когда бы занимался только этим!
А он ведь хлеб растит в былых песках,
и заставляет воду течь наверх,
огонь небесный в очаги упрятал,
железный лемех выплавил из камня,
коз приручил и оседлал коня!

Шейх-уль-ислам
Лишь с божьей помощью!

Беруни
Пускай и так.
Вы говорите, разум нам дарован,
чтоб знать предел свой?..
В том-то и секрет,
таксыр, что знать предел свой наперед
сам человек не должен и не может!
Вы движетесь — и окоем уходит
все дальше! Открывается все новый
и новый край, а им скончанья нет!

Шейх-уль-ислам
Вот, вот она, проклятая гордыня!
Она и вправду удержу не знает,
пока не ощутит небесной кары!

Беруни
Ну, что ж, кто кару заслужил — получит.
Разумно в мире все, и справедливо —
но мы должны постичь его закон!

Шейх-уль-ислам
Закон известен: откровенье бога,
дарованное нам через Коран!

Беруни
Все так, почтеннейший, не смею спорить.
Вот нам и заповедано: все — так.
Что жарок юг, студен далекий север,
в Китае утро, а в Хорезме —ночь,
зимою — стужа, лётом — горячо,
вода мокра, а камень — тверд, как... камень!
Мы знаем, что все т а к... Но — почему?
Не в этом ли вопросе — смысл науки?
Три тысячи загадок ждут ответа!

Шейх-уль-ислам
Опять гордыня жалкая! Иль вы
забыли, как недолог век людской?
Три тысячи загадок... Не о них
вам впору думать — о грядущем мире!

Беруни
(негромко, со скрытым гневом)
А кто об этом будет думать? Те,
что занесли над ним свой меч кровавый?..

Каратегин
Позвольте-ка... да это вы о ком?

Беруни
О тех, кому покоя не дает
соседей благоденствие; о тех,
кто зарится на мирные плоды
чужого и труда и процветанья!
Кто жаждет мирный проглотить Хорезм,
с богатствами его дворцов и пашен!

С у х а й л и
(Беруни, тихо)
Вы думайте о том, что говорите!..

Каратегин
Коль все эти намеки клеветы
ввиду имеют...

М а м у н
(прерывая, обеспокоенно)
Мы ушли от темы,
поверьте, здесь политике не место!

Каратегин
(продолжая, настырно)
...ввиду имеют... да, ввиду имеют
владыку моего — я заявляю:
султан Махмуд — отнюдь не враг Хорезма!
Но враг султана, кто на нас клевещет!!.

Шейх-уль-ислам
Бесспорно!

Каратегин
Ведь Хорезм — страна ислама,
так как же можно думать, что султан —
ислама щит и светоч!— может бросить
войска на мусульманскую страну!

Шейх-уль-ислам
Воистину! Султан — гроза неверных!

Беруни
(негромко)
Двурушничество — страшная болезнь.

Шейх-уль-ислам
Что вы сказали?

Беруни
Это я — себе.

Шейх-уль-ислам
(успокоенно, ему кажется, что Беруни, нако-
нец, всерьез одернули)
Нет, что ни говори, а дела нет
важнее, чем покорности учить,
склоняя правоверных к покаянью,
к презренью благ и прелестей мирских...

Беруни
Что ж, с этим вы справляетесь успешно.
И в Судный день аллах введет вас в рай,
и гурии в раю служить вам станут —
кто потрудился в этом мире, там
получит наслаждение сторицей...

Шейх-уль-ислам
Надеюсь, будет так.

Беруни
Но почему,
скажите мне, таксыр, на этом свете
своим словам не следуете сами?
Иль правду говорят в народе: «Делай,
что мулла молвит, а не что творит»?..

Шейх-уль-ислам
Что это значит?!

Беруни
Только то, таксыр,
что в свой гарем ввели вы восемь жен,
наложниц до полутора десятков,
вам служит множество рабов и слуг,
домов с садами ваших — мне не счесть,
о прочем — я и размышлять не смею!
Что умерщвляете вы плоть свою
в несчетных развлеченьях,
сотней явств,
какие и в раю едва ль едали!
И бедный правоверный люд глядит
на все это...

Шейх-уль-ислам
Да это просто... бунт!
Бунт!! Клевета!! Мой шах, остановите!..

М а м у н
(смеясь)
Какая ж клевета, святой отец!..
В гареме-то — и правда восемь жен...

Шейх-уль-ислам
(кипя от ярости и брызгая слюной)
Да сколько б их там ни было! Хоть десять!!
Да как он смеет, жалкий грамотей,
меня позорить перед всем собраньем —
меня-то, самого шейх-уль-ислама!
Писака пыльный, нищее отребье!!.
Прошу простить, но здесь я не останусь...

Поднимается и выходит. Среди духовенства — ропот,
некоторые попробовали, было, встать вслед, но видимо,
не решились без позволения шаха.

М а м у н
Вы, Беруни, и впрямь неправы были,
нельзя же в споре о таких предметах
переходить на личности.

Беруни
(кланяясь)
Прошу
простить меня, великий повелитель...

Входит слуга.

Слуга
Посланье от Халифа!

Подает Мамуну свиток с посланием. Мамун разворачи-
вает, читает. Общее молчание.

Мамун
(кончив читать)
На сегодня
закончим мы — продолжим на неделе.
Свободны все!..
Останьтесь вы, визирь,
вы, Ибн Сино, Дабир, Абу Райхан...

Все, кроме названных, выходят.

С у х а й л и
Приятные ли вести, шахиншах?

Мамун
Приятные, но...

Пауза.

Мне прислал халиф
богатые подарки — и присвоил
почетный титул «Блага государства»
и званье «Украшение ислама».

С у х а й л и
Прекрасно!

Дабир
Замечательная новость!

Сухайли
Мой шах, я от души вас поздравляю!

Мамун
Благодарю. Однако, почему
вдруг, без причины, этот водопад
из милостей? С чего бы столь нежданный
поток благоволенья?.. Иль халиф
какую-то неведомую цель
преследует тем самым?

С у х а й л и
Почему же
не мог халиф из чувства уваженья
к достоинствам и всем деяньям вашим...

Мамун
Визирь, не надо лести. Все непросто.
Что думаете вы, Абу Райхан?..

Беруни
За этим что-то кроется, бесспорно...
Мне кажется, что званья вам присвоив,
хотел халиф тем самым вызвать гнев
Махмуда против вас — и отвратить
все помыслы султана от Багдада...
Воображаю: только эта новость
помехою, конечно... Но не смею
и пренебречь столь благородным делом!
Не для людей ли — вся моя наука?..

Д а б и р
И вы заслужите их благодарность!

Б е р у и и
Как ни важна охотнику добыча —
сама охота для него важнее.
Так жив ученый не вознагражденьем,
не благодарностью — самой наукой!..

И б н С и н о
Но между тем сумеете вы тут же
разведать тайны самого Джейхуна!

Б е р у н и
Вот здесь вы правы, Ибн Сино...
Визирь!

С у х а й л и
Я слушаю!

М а м у н
Хорошую усадьбу
дать Беруни. С добротным домом, садом.
И жалованье положить большое!..

С у х а й л и
Я слушаю, мой шах...

М а м у н
Ну... в путь, друзья!

Продолжение... Скачать

Просмотров: 8398

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить