Ариадна Васильева. Березка (рассказ)

Категория: Русскоязычная проза Узбекистана Опубликовано: 28.02.2019

На подступах к Большой поляне, вблизи волчьих камней, находилась гигантская осыпь. Вернее, две, но вторая не так впечатляла и была не так опасна. Расстояние между осыпями измерялось несколькими десятками метров, и, кроме травы и единственного старого куста тамариска с нежными, розовато-сиреневыми кисточками соцветий, на глиняном склоне ничего не росло.
Щебенка на главной осыпи была темной, с зернистой поблескивающей фактурой на сломах. В сумерках она приобретала жуткий фиолетовый оттенок, лежала, сбежав к дороге широченным разлапистым языком, и проходить мимо него было всегда страшновато. Детям категорически запрещалось лазить на осыпь, но их неизменно привлекала кажущаяся легкость восхождения, и тайком от нас они поднимались на уровень тамариска, а потом подолгу сидели там одинокие и несчастные, опасаясь слезть на дорогу.
Мы даже не сразу обратили внимание, что с левого края гигантской осыпи, если стоять к ней лицом, выросла стройная, тоненькая березка. В ней было что-то невыразимо трогательное и печальное, уязвимое в соседстве с застывшим, мертвенным камнепадом.
Но она спокойно росла на границе камней и глиняного, поросшего жесткой травой склона, лопотала листвой на тихом березовом языке. Это была обычная, тянь-шаньская березка, каких много в урочище, и мы часто задавались вопросом, как она там оказалась и не страшно ли ей в соседстве с угрюмой и молчаливой осыпью.

Однажды Витя Зяблик поведал нам тайну березки. Оказывается, года два назад, он приезжал на Акбулак с веселой и шумной компанией. Дорвавшиеся до дикой природы господа бизнесмены съели несметное количество шашлыков, выпили несметное количество водки. Какой-то черт, скорее всего, зеленый, подвиг нашего Зяблика среди ночи оставить честную компанию и отправиться, неизвестно для какой надобности, по ничем не освещенной дороге (луны к несчастью не было) в сторону кордона.
Он успел дойти до осыпи и свалился замертво. Что было потом, не помнил, очнулся лишь рано утром. Сел, отряхнул с очей грезы ночи и обнаружил в каких-то сантиметрах возле себя свежий, совсем недавно свалившийся сверху, непомерной величины остроугольный камень. Глядя на булыгу, он припомнил, как сквозь пьяный сон ему слышался страшный грохот, но пробудиться он не смог и снова будто провалился в глубокую пропасть.
И вот в благодарность за чудесное спасение Зяблик не поленился сходить в Березовую рощу, нашел молодой росток, выкопал его, перенес и посадил на памятном месте. Юная березка прижилась и растет теперь на радость себе и людям.
Как ни странно, поначалу мы Зяблику поверили.
Но история березки получила неожиданное развитие. Зябликову байку мы рассказали Алику. Он хмыкнул, пожал плечами и с полной ответственностью за свои слова заявил, что никакого Зяблика два года назад на Акбулаке и в помине не было, что кишка у него тонка – сажать и выхаживать без должного навыка на каменистой почве деревья, что березку посадил он сам, Алик, и кончен на том разговор.
Не прошло и трех дней, как нам довелось идти мимо осыпи с одним давно знакомым веселым фотографом.
– Смотри, – показал Кирилл на спорное деревце, – какую чудесную березку додумался посадить в этом месте Алик…
– Алик?! – немедленно возмутился фотограф. – Какой такой Алик! Это моя березка, лично я посадил ее здесь два года назад, и, смотрите, как она хорошо прижилась! Скажете тоже, Алик!
Та-ак, повторялась известная история с треской Джерома К. Джерома. Если бы я все это выдумала, меня можно было бы обвинить в плагиате, но клянусь всеми акбулакскими добрыми духами, я рассказываю истинную правду.
Когда мы с Наташей решили не останавливаться на достигнутом и отправились к Хасану Терентьевичу, то, как и следовало ожидать, выяснилось, что березку посадил он. Это уже скорей походило на правду. Все тополя, все сосенки на кордоне были его посадками, но с какой такой непонятной стати ему вдруг пришло в голову сажать березку рядом с негостеприимной гигантской осыпью? Это было необъяснимо, и однажды, совершая вечернюю прогулку в сторону Большой поляны, я решила доискаться до истины. Я пришла к роковому для Зяблика месту, взобралась, цепляясь за пучки травы, на крутую горку и села возле березки.
– Березка, березка, кто тебя посадил? – тихо спросила я.
Вздохнула березка, зашелестела листвой:
– Никто меня не сажал. Ветер занес под камень семечко, дождик смочил землю, семечко проросло, так я сама по себе и выросла.

«Звезда Востока», № 3, 2016

Просмотров: 136

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить