Гульхани (XVIII-XIX век)

Категория: Узбекская классическая литература Опубликовано: 04.09.2012

Мухаммад Шариф Гульхани (XVIII-XIX век)

О терпении

Терпенье распахнет любую дверь.
Терпи – и в цель поставленную верь.

Бесплодные пески, солончаки
Терпенье превращают в цветники.

Терпенье нас от всякой лечит боли.
Оделись розами кусты, что нас кололи.

Терпенье силу нам дает в степи.
Усталость, боль, обиду – все терпи!

* * *

Верблюжонок

В младенчестве рассказывали мне:
Жил караванщик в старой Фергане.
У бедняка верблюдица была
И верблюжонка родила к весне.

Верблюдица в урочный путь пошла,
Был долог путь, а ноша тяжела;
Стоял в пустыне нестерпимый зной
И жег кусты колючие дотла.

Пустился верблюжонок догонять
Шагающую в караване мать.
Едва держась на тоненьких ногах,
То отставал он, то бежал опять.

Тревогою и зноем изнурен,
Так молока и ласки жаждал он,
Что пробежал в пустыне полпути,
Хоть был он очень мал и не силен.

Изнемогая, он валился с ног,
В пути его песок горячий жег.
Как ни старался маленький верблюд,
Но караван догнать никак не мог.

По счастью для него, бедняжку мать
Заставил возчик на колени стать,
Чтоб у нее поправить на спине
В дороге набок сбившуюся кладь.

Тут верблюжонок, что рысцой трусил,
Догнал ее и жалобно спросил:
«Зачем спешишь, бессовестная мать?
Ты видишь, я совсем лишился сил.

Ваш караван ушел так далеко,
Что мне догнать вас было не легко,
С тобою рядом я хочу идти,
Чтобы сосать в дороге молоко!»

Смотрела мать на милого сынка.
Из глаз ее струилась слез река.
«Я не сама иду, - меня ведет
Всесильная хозяйская рука.

Еще не знаешь ты, что я – раба
И ждет тебя такая же судьба.
Да будь пылинка воли у меня,
Я б эту ношу сбросила с горба!»

Народная песенка

Шелком вышит мой платочек,
Голубой на нем цветок.
Но любовь была обманом -
Потерялся мой платок.

На платочке полумесяц,
Шитый золотом рожок.
Где я сердце потеряла?
Отыщи его, дружок.

Где я сердце потеряла?
Не могу найти три дня.
Не хочу я, чтобы милый
Рассердился на меня.

Легкий девичий платочек
Вырвал ветер из руки.
Мать другой купить не хочет,
Говорит: мы бедняки!

Свой платок я вспоминаю,
И в душе моей тоска,
Как нельзя прожить без сердца,
Не прожить мне без платка.

Про двух кокандцев

Хотя умом подобен он ослу,
Но выдает себя за нашего муллу.
Во всех делах ему помощник - ложь,
А что таит в утробе, - не поймешь.

Он говорит, что он - хаджи, мулла,
Хоть не был дальше своего села.
Когда к нему пойдешь, кричит он: "Эй,
Кто съел наш плов, готовый для гостей?"

Али в Коканде первый был дурак.
Такой же - Бабаджан Ашур-Чулак.
Они похожи на слепых котят,
Но зрячим путь указывать хотят.

Сбивает с толку их кривой совет,
Гнуснее их людей в Коканде нет!

Путнику

Благословен, кто в дальний путь идет!
Обходит солнце весь небесный свод.
Нет в мире ничего свежей воды,
Но жди заразы от стоячих вод!

* * *

Кто беден счастьем, а детьми богат, -
Рожденью сына лишнего не рад:
Его расти, корми и одевай.
А верблюжонок лишний – это клад!

перевод С. Маршак

Просмотров: 2670

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить