Дамир Худайбердиев (1976)

Категория: Русскоязычная поэзия Узбекистана Опубликовано: 15.12.2018

Родился в 1976 г. в Бухаре. Врач-офтальмолог, работает в фармацевтической индустрии. Стихи пишет с детства, публикуется в интернете.

Беладонна

Собрал вам ягод волчьих горьких,
Присядьте рядом, визави,
Ведь завтра в мире одиноких
На пару больше станет, Vi...

С руки моей берите больше,
Мне хватит яда и в речах,
Что может быть... куда уж проще,
Последний ужин при свечах.

В словах прощальных все фальшиво,
Их больше нечем подтвердить,
Ну почему вы так красивы!..
А значит, память будет мстить.

Вино окрашивает совесть
Во что-то пошлое на вкус,
Выходит рукопись и повесть
Вполне сгорят себе, и пусть.

Престранный вечер, неуклюжий,
Еще чуть-чуть – и нам пора,
В студеном воздухе снаружи
И разойдутся вектора.

Закурим молча у ограды,
Прости… простимся наконец.
«Vi, мои чувства были правдой...»
«И тем не менее, вы – лжец».

В парке Чаир

Осенний запах хризантем... в саду, что полон весь печали,
Где листья желтые опали, стал непохожим на Эдем.
Растаял утренний туман, вернув унылый птичий гомон,
И громче всех выводит ворон наш упокоивший роман.

Опустошившая нас страсть жива в осенней мелодраме,
Как мы расстались в Зурбагане? Как мы могли так низко пасть!
В аллее, бывшей местом встреч, тропа полна любовных писем,
Теперь мы, правда, не зависим от их желания увлечь.

В холодном воздухе с утра полынный запах поздней грусти
Проводит к выходу, отпустит, раз время вышло и пора...
Прощай, наш парк, последний путь, она сама придет проститься,
Взамен шарфа в платке из ситца… шарф у меня, не обессудь.

Ива

Смелее... Первородный грех... Еще мешают стыд и скромность
Забыть знакомых, близких – всех, и погрузиться в невесомость,
Идти у чувств на поводу, учиться чувственности снова,
Открыть ярчайшую звезду и понимать все с полуслова.

Все ощущения внутри, в одном из робких измерений
Играют красками зари и всей палитрой озарений,
В час воскрешения чудес, в миг искажения реалий,
Под осуждение небес и возмущение морали.

Признайся, вымоли слова, тебе простят за откровенность,
За то, что ты опять жива, но после сгубишь эту ценность,
Мне снится долгожданный сон, как грустно плачущая ива,
Склонившись низко над ручьем, вдруг признается, что счастлива!

Магнолия

Нет-нет… не стоит говорить напрасных слов и объяснений,
Увы, не вправе вы любить, любя без толики сомнений.
В глубинном чувстве зреет яд, нектар порывов перебродит
С годами в немощность стократ – назло чувствительной природе!

Живите в рамках, в них мораль вас сгложет рано или поздно,
А вместе с ней и календарь мстить будет сердцу виртуозно.
Но вы все стерпите, сильны в похвальной преданности долгу,
Храня беспочвенные сны, а с ними подлую иголку.

Нет-нет… желаю вам добра! молюсь за ваше исцеленье,
Не потревожу вас зазря в текучем бренном измереньи,
Все будет так, как и должно быть в нашем мире обреченном,
Как нечто среднее равно между «не важно» и прискорбным.

Лучшее во мне

Не оскверняйте чувств любовных «забавным» флиртом, просто так:
Безвкусный яд в словах фривольных даст порчу быстро, как сорняк.
Цените чистые порывы, в них столько высшей красоты,
Что нет другой альтернативы и смысла прыгать с высоты.

Они доверчивы по сути, что так легко все подменить,
А ваш «волшебный» шарик ртути способен только навредить.
Как жаль, что сдержанность не в моде, как жаль, что скромность не в цене,
И коротки не по погоде наряды пошлые вдвойне…

Но коли вам попала редкость и исключение из норм,
Угомоните свою дерзость и пересядьте на паром.
В неторопливом приближении к туманным новым берегам
Синица одухотворения даст фору даже журавлям.

Параллельные миры

Мы дети странных двух миров необъяснимых измерений,
Твой в колыбели мертвых снов и мой на кладбище видений,
Пересекаемся ли мы? пересеклись в год високосный
И взяли ценное взаймы, и понесли урон серьезный.

С тех пор мы оба Дежавю, мы оба в прошлом настоящем,
И настоящее «люблю» живет и дышит днем вчерашним.
Кто проклял нас на небесах или проклятие в предтечах,
Тебя беру в других телах, а ты со мной с другим на встрече.

Найдем ли пары мы? нашли, но с каждым полным лунным ликом
Мы топим в море корабли, жалея втайне о Великом,
Как это часто сходит с рук, возможно, мы с тобой любимы,
Не в силах вырваться за круг, и потому так уязвимы.

В тот самый важный год судьбы мы оба приняли обеты
И не сдержали слов, увы, и были загодя отпеты,
Года прибавят нам оков, а время силу обострений...
С тех пор мы мученики снов, с тех пор мы демоны видений.

Просмотров: 108

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить