Андрей Вознесенский. Помогите Ташкенту. Отрывки из поэмы

Категория: Ода Узбекистану Опубликовано: 17.09.2013

Андрей Вознесенский
(Россия)

ПОМОГИТЕ ТАШКЕНТУ

Отрывки из поэмы

Помогите Ташкенту!
Обгоревшим штакетником
Вмята женщина в стенки.
Помогите Ташкенту!

Если лес — помоги,
Если хлеб — помоги,
Если есть — помоги.
Цирк горит. Как могильщик,
воет клоун в каскетке.
Помогите Ташкенту.

Ты рожаешь, Земля.
Понимаю величье момента.
Все ль оправдано для?
Помогите Ташкенту!

Нас шатает, Ташкент,
Говорят, здесь красивые горные
станут массивы.
Но настолько ль красиво,
Чтоб живых раскрошило?
Сумасшедшая мать,
тебя любим тернисто.
Но детей пожирать?!
Черта в том материнстве!
Я, Земля, твое семя,
часть твоя—как рука или глаз.
В сейсмоопасное время
Наша кровь убивает нас!
С материнской любовью
лупишь шкафом дубовым,
Не хотим быть паштетом.
Помогите Ташкенту...

...На руинах, как боль,
слышны аплодисменты—
Ловит девочка моль.
Помогите Ташкенту!

Эдик Аванесов
(мастер спорта)

«Верка,
я тебя откапываю,
Милая,
ну, потерпи, поживи хоть капельку...»
Пальцы в кровь. Лопатку бы. Крича,
В щебне задышало полплеча
«...Эдька, ты нашел? Ты рядом.
Да ведь?
Как рубашку, дом с меня раздень.
Давит!
Вся горю от извести, гвоздей.
Штукатурка, пепельниц осколки,
Вязь переплетенного вранья,
Сколько
Этого впивается в меня!
Милые, ведь я ж живая!
Но в бетоне
Будущим пижонам на гербарий —
Нежные
спрессованы ладони!
Накупала. Не спала до одури.
Погибаем от того, что создали?
Милый, поцелуй... Оставь меня...
Над тобой поехала стена...»
В голове шумело,
Плыл песчаник,
Шли века.
В женское плечо твое впечатались
Лозунги из «Огонька».

Один выскочил в пижаме. В левой руке нес пепельницу. Правой продолжал стряхивать в нее пепел.
«Посылаю семьдесят рублей тчк Прошу передать детям чьи родители погибли тчк Эго из отпускных тчк МАРКЕЛОВ Дзержинск Горьковской области».
После беседы с муфтием, где шепот карная перебивался телефонными звонками, еду к новому циркульному кинозалу. Он не пострадал. Новое дерзко держится.
Она стонет на носилках. Волосы ее — химические белокурые, откинуты. У корней они темные. Сантиметра на четыре. Полосой. Видно, она прекратила краситься, отращивала естественный цвет. Мечтала стать шатенкой.

Помогите Ташкенту!
Сад над адом. Вы как —
колоннада откушена.
Будто кукиш векам,
Над бульваром свисает пол-Пушкина.
Выживает назло
всем смертям хамоватым.
Как тебя натрясло,
Белый домик Ахматовой!
Для того я и жил,
выжил в экспериментах,
Чтобы наспех сложить:
«Помогите Ташкенту!»
Есть кровь — помогите,
Есть кров — помогите,
Где боль — помогите,
Собой помогите!
Возвращаю билеты.
Разве мыслимо бегство
От твоих заболевших,
Карих, бедственных!
Разве важно, с кем жили?
Кого вызволишь — важно.
До спасенья — чужие.
Лишь спасенные — ваши.
Аварийные рощи завалились
в витринах,
Аварийные лозы
В волосах аварийных.
Голым сердцем дрожишь,
Город в странной ладони пустыни,
Мой Ташкент, моя жизнь,
Чем мне стать, чтобы боль отступила?
Я читаю тебе
В сумасшедшей печали,
Я читаю Беде
В сумасшедшей качели.
Я читаю «Беде»,
Чтоб хоть чуть полегчало.
Разве знал я в тот год,
Треугольная груша Ташкента,
Что меня трясанет
Грушевидным твоим эпицентром!
Как шагает наш дом.
(...Милая, как ты? Цела ли? Не поцарапало?
Попытаюсь дозвониться... тщетно...)
Зарифмую потом.

Записки Ташкента

«Над чем работают Казаков, Ахмадулина, Мартынов?» «Почему не доходят досюда тиражи поэтических книжек?», «Почитайте «Озу», «Плач по двум поэмам», «Расскажите о Р. Лоуэлле, Одене». «Как вы относитесь к «Пахтакору»?»
Здесь был дом Керенского. Сохранилось фото— мальчик играет в школьном оркестре. Два месяца назад он подошел ко мне в Нью-Йорке. Лицо было горько.
Землетрясение не трогает деревья. Почти все их.

Человека пристукнуло —
Помолчите моментно.
Помощь завтра преступна.
Помогите Ташкенту.
Если мы забуреем,
Козлетоном своим юбилейным,
Станем жить рикошетно,
И на слезы затянешься «Кентом»,
Ты нажми, как гашетку,
«Помогите Ташкенту!»
В парке на карусели
Кружит пара весь день напролет.
Из-под камня в крушеньи,
Как ребенок, будильник орет!
Дым, шашлычники жарят,
а подземное пламя
Лижет снизу базары,
Как поднос с шашлыками,
Сад над адом. Скрижаль.
Вверх ногами мораль колупатая.
«Продается рояль.
Новый. Вынос за счет покупателя».
Мы — мужчины, Ташкент.
Нам привычны ушибы.
Станешь ты белоснежней легенд.
Помогавшим спасибо!
Вам спасибо, танкетки,
Кеды, кепки, бешметы,
Вы, поэты, ташкентцы,
Устоявши — бессмертны.
Мэры, звезды, студенты,
Липы, возчицы хлеба,
Дышат в общее небо...
Не будите Ташкента.
Как далось это необыкновенно недешево.
Нету стен. Только небо.
Нету крыши надежнее.
И не кто-то там где-то —
Эдик, Ляля, Тамара —
Спят вблизи аммонала.
Помогите Ташкенту.
Инженер — помогите,
Женщина — помогите,
Понежней — помогите,
Город на динамите.

Души домов

Кирпичные скорлупища. И тут же
Висят домов кубические души.
Душа мечты, души двух хибар,
Душа № 17/12.
Они воспоминаньями дымятся,
Они не понимают — погибать,
Они висят зеркальными мирами.
В них топят печи.
Плачут.
Ждут гостей.
Л женщина квартиру прибирает...
Нет крыши. Ветер. Не мешайте ей.
Прощайте, души!
Будет стиль и сталь,
Крылатые собаки,
вам сниться
В дубравах, на зеленых черепицах,
И будет дуб стонать по чаепитьям.
Жаль.
Помогите Ташкенту.
Всем.
Не заповедь в 8 баллов,
А анкета,
Не от Матфея, Луки, Павла —
От Ташкента:
«Так ли живешь?
Жизнь? Ложь?» —
и еще 7 других вопросов.
Ради Боли ответь!
Словно Совесть душевная,
Сотрясает весь свет
Белый город в крушеньи!
Он глядит из Беды.
(Погодите закусывать кетой)
Будьте так же чисты!
Помогите Ташкенту!
Адвокат, не продай,
Балерина, махните бессмертно,
Чтоб прошлось но рядам:
«Помогите Ташкенту».
Вы,
клубок литтарантулов,
Не устали делить монументы?
Напишите талантливо!
Помогите Ташкенту.
Вы вдали?
Ваши окна
Меньше огненных мошек?
Боль нащупает — около.
Это тоже поможет.
Кукла под сапогами.
Помогите Ташкенту —
Как он вам помогает
Стать собой.
Он — Анкета.

Просмотров: 3773

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить