Тажетдин Сейтжанов (1924)

Категория: Каракалпакская поэзия Опубликовано: 30.11.2012

Тажетдин Сейтжанов начал печататься с 1946 года на страницах газет и альманахов. Его первый сборник стихов "Слово гражданина" был издан в Нукусе в 1955 году. В последующие годы Т. Сейтжанов опубликовал поэтические сборники "Зиба", "Крылатая молодость", "Слово перед зеркалом".
Много сил писатель отдает драматургии. На Сцене национального музыкально-драматического театра в Каракалпакии идут его пьесы "Извилистые тропы", "Черноокая красавица" и "Беспокойные волны".
Тажетдин Сейтжанов перевел на каракалпакский язык поэмы Некрасова "Кому на Руси жить хорошо", "Русские женщины", стихи Тараса Шевченко, а также современных русских и узбекских поэтов.


* * *

Я никогда еще не ждал,
Как в этот год, весны прихода.
И вот теплом дохнул Арал.
Зазеленела вновь природа.
Любой травинке был я рад
Ты знаешь почему, родная,
Об этом ветры говорят,
Простор Кырк-Кыза оглашая.
Песков безжизненный покой
Цветущей сделался долиной,—
Под смуглою твоей рукой
Преобразился край пустынный,
Придет пора шуметь ветрам
Листвой хлопчатника веселой,
Придет пора цвести садам,
Где будет наш стоять поселок.
Свое ты слово сдержишь в срок:
За телеграммой пылкой следом
Ты хлопка мне пришлешь цветок —
Как знак любви и знак победы.


РОЗА

Махровая роза в саду расцвела,
Пьянит меня тонкий ее аромат.
Тайком в этот сад прихожу из села,
Когда над рекою пылает закат.
Дильбар молодая взрастила ее,
Дильбар, что к себе приковала меня,
Дилбар, черноглазое счастье мое!—
Без мысли о ней не проходит и дня.
Я знаю, что роза цветет неспроста,
Причину Дильбар утаить не могла,—
Махровая роза кивает с куста,
Как знак, что и наша любовь расцвела.
Придя на свиданье вечерней порой,
Цветком восхищаясь в молчанье стою,
И сад, пламенея, ждет вместе со мной
Дильбар — чернобровую радость мою.


* * *

Уж так повелось испокон веков:
Весны ожидая приход,
Один хочет видеть красу цветов,
Другой —послушать трель соловьев
В садах над раздольем вод.
И мне и любимой цветы нужны,
Нужны нам и соловьи.
Но ждем прихода веселой весны
Еще потому, что свершиться должны
Подруги мечты и мои.
Зимою учились мы трактор водить.
И нам захотелось тогда
Весенней работою дружбу сцепить,
Чтоб самою первой и ровной, как нить,
Наша была борозда.

Переводы Г. Некрасова


НАШИ ПРЕЖНИЕ ВСТРЕЧИ

Наши встречи, нежные, чистые,
Вспоминаю одну за другой,
Как смеялись глаза лучистые,
Как ты стала мне дорогой.

Как, поняв мое чувство серьезное,
Отворилась твоя душа.
Вся сияющая, грациозная,
Шла ты вечером в сад, спеша.

То девичьей стыдливостью скована,
То нескрытая нежность сама.
Как мальчишка, тобой очарованный,
Волновался, сходил я с ума!

И, бывало, с каким восхищением
Ты смотрела на яркий цветок,
И какое души движение
Соловей в тебе вызвать мог!

Помнишь, любящая, смятенная,
Опьянев от огня в крови,
Запевала ты вдохновенную,
Откровенную песню любви.

Друг без друга жить стало мукою.
В дом с почетом вошла, живешь,
Сына, дочку мою баюкая,
Колыбельную им поешь.


ВОСПОМИНАНИЯ

1

На улице одной и ты и я
Росли... Дома у нас — порог в порог.
Ты ожидала песен соловья,
А я мечтал найти один цветок.
Ты услыхала соловья во мне,
Тебя цветком желанным я назвал.
Пел соловей, да только в стороне...
Я отыскал цветок, да не сорвал...
Мы подрастали рядом — ты и я,
А ныне путь друг к другу так далек!
Ты слушаешь другого соловья,
А я любусь на другой цветок.

2

В саду моей жизни средь первых цветов
Я сразу тебя находил,
Красивую, стройную... Глаз твоих зов
Поныне еще не забыл.
И если бы не изменилась ты вдруг.
Вкус жизни так рано познав,
Тебе я сказал бы: единственный друг! —
И был бы по-своему прав.
Но годы и годы минули с тех пор,
Уж стала совсем ты другой,
Лишь изредка чувствую прежний твой взор,
Нечаянно встретясь с тобой.


РАЗМЫШЛЕНИЯ ПЕРЕД ЗЕРКАЛОМ

Сегодня, родная, ты дольше обычного
Задумчиво, пристально смотришься в зеркало,
Во взгляде какая-то грусть непривычная...
Вот тень набежала и рот исковеркала.
Прическу поправила ты — занедужила:
Потухла, исчезла улыбка лучистая.
Сегодня впервые ты вдруг обнаружила
В косе промелькнувшую нить серебристую.
Так что же? — Всему свое время, любимая,
И молодость наша не может быть вечною.
Была она трудной и неутомимою,
И никогда не бывала беспечною.
С чем смолоду знались? — С трудами упорными.
С короткою радостью, чаще — с печалями:
Нехватки, невзгоды делили мы поровну.
Выносливыми, терпеливыми стали мы.
Ты вспомни, за долгие годы содружества
Какие судьба нам несла испытания.
И силы кончались, но стойкость и мужество
В борьбе нам давали второе дыхание.
Ничто без борьбы и без пота не строилось,
Победы и годы даются недешево!..
И только привязанность наша утроилась —
На век нам хватило бы чувства хорошего.
Когда-то, в суровое лето военное,
Меня провожала ты биться с фашистами.
Непоколебимою и неизменною
Была твоя вера, глаза твои — чистыми.
«Прощай, дорогой мой, вернись победителем!» —
И долго смотрела мне вслед, уходящему...
Да, был я за горе народное мстителем,
Борцом за грядущее и настоящее.
Дороги войны — то с дождем, то с метелями,
Под зноем палящим и в холоде пройдены.
Ночные бои, отступленье неделями...
И облик твой, слившийся с образом родины.
Сражался я храбро. За годы военные
Прошел я, любимая, школу суровую.
И ночью и днем вспоминал неизменно я
Тебя, мое солнце, тебя, чернобровую.
Была твоя жизнь бесконечной заботою:
С младенцем грудным да с хозяйством — так хлопотно!
Трудилась для фронта. С неженской работою,
Как ни было лихо, справлялась безропотно.
А в теле — тоска от житья одинокого,
Морщинки у глаз чуть заметные, ранние
А в сердце — тревога за друга далекого,
А в мыслях — высокого долга сознание.
Глаза закрывал — и тебя, черноокую,
Так явственно видел вдруг в ту же минуту я,
И чувство к тебе мной владело высокое,
К захватчикам вражеским — ненависть лютая.
И это же чувство мне силы прибавило
И сделало душу солдата бесстрашною,
А ненависть — ненависть силу направила
На жаркую схватку с врагом рукопашную.
Был ранен, лечился... И вновь неуемною
Была моя злость от сраженья к сражению.
Тут армия наша всей мощью огромною,
К победе стремясь, повела наступление.
Мы стали сильны, как Аму многоводная,
Твердынь Каратау отныне грознее мы.
И снова советские люди — свободные.
Фашистские орды разбиты, рассеяны.
Навечно запомнил я полдень сверкающий,
Тебя, от арыка навстречу бегущую,
Объятия наши и миг, означающий,
Что будет прекрасным отныне грядущее.
Мы строили жизнь и не знали усталости,
А время летело стрелою стремительной.
Не знает оно промедленья и жалости,
И то, что мы старимся — не удивительно.
Пускай седина, не печаля, а радуя,
Блестит в волосах. Что ж, на годы не сетуя,
Ее принимаю теперь как награду я
И то же тебе, дорогая, советую.
Подумай, насколько значительной, емкою
Мы жизнью живем, как труды наши значимы
Уже мы гордимся своими потомками,
Все новые в жизни решаем задачи мы.
В грядущее родины нашей влюбленные,
Живем в настоящем его активистами.
Пусть годы идут!.. Сединой убеленные,
Сердца сохраним мы, как в юности, чистыми!

Переводы Г. Ярославцева

Просмотров: 3855

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить