Эльбек (1893-1939)

Категория: Период джадидской литературы Опубликовано: 05.09.2012

Эльбек (псевдоним; настоящие имя и фамилия - Машрик Юнусов) (1893-1939) - узбекский поэт, ученый, литературовед, автор сборников стихотворений, поэм, басен, очерков и рассказов. Занимался изучением фольклорных материалов, подготовкой учебников, пособий по узбекскому языку и литературе.

Машрик Юнусов родился в сотне километров от Ташкента, в Бостанлыкском районе, в кишлаке Хумсан, у подножья Чимгана, куда стремятся попасть любители чистого воздуха, живописной природы, кто мечтает посидеть у излучин Угама. У дехканина-садовода Юнуса-ота было пятеро сыновей. Машрик - единственный, кто по благословению отца в двенадцать лет покинул родительский дом. Пешим ходом мальчишка добрался до Ташкента, чтобы утолить жажду знаний, к которым стремилась душа. Здесь он и жил под открытым небом, и ночевал под чужой арбой, но свою мечту - часто голодный, обтрепанный ветром и утомленный жарой - осуществил.


Окончив старометодную школу, Машрик стал учительствовать в первом в Средней Азии техникуме, готовившем педагогов. Родной язык, литература стали путеводной звездой для Машрика. Исследователи его творчества обнаружили, что впервые его стихи опубликовала газета «Иштирокиюн» в 1919-м. А уже через два года он берет литературный псевдоним Эльбек - сын народа - и начинает профессиональную литературную деятельность. Продолжая преподавать, Машрик пишет первые в Узбекистане методические пособия для учителей узбекского языка сначала младших, а позже и старших классов.

В истории узбекской литературы Эльбек остался как основоположник поэзии для детей, как инициатор обобщения фольклорных достижений народа. Он изъездил города и веси отчего края, собирая пословицы, поговорки, записывая песни и сказки. Все добытое, как золото в горах, он бережно отшлифовывал и издавал. Эльбек стал зачинателем серьезных исследований узбекского языка. Он первым написал книгу «Происхождение и произношение», тщательно изучив творчество Навои и Бабура. Также в числе первых широко применил в современной поэзии жанр басни. Десятки книг стихов, поэм, повестей, басен, произведений для детей, научных трактатов и методических пособий успел написать и издать за короткую жизнь сын бостанлыкского дехканина Юнуса.

В 1937 году репрессировали Эльбека - друга и сподвижника Фитрата, Чулпона, Абдуллы Кадыри, которые считали его дом своим родным домом, за... контрреволюционную деятельность. В чем конкретно она проявлялась, ему не сказали, да тогда и не принято было объяснять решение властей изолировать от общества его лучших представителей. Может быть, кто-то из завидовавших Эльбеку - простодушному, откровенному, так и не ставшему манерным интеллигентом, а всегда бывшему уверенным в чистоте помыслов окружавших его людей крестьянским, дехканским мужиком, - донес на него в своекоры-стии, подлости, низменности.

Может быть, чиновники в чекистских шинелях докопались до его смелых политических басен, опубликованных в период с 1921-го по 1929 годы, когда сталинский режим еще позволял откровенничать тем, кто считал, что невозможно прожить жизнь, лицемеря, подличая, скрывая раздумья, мнения о судьбе наций, народа, общества.

В принципе, для обвинений в адрес поэта достаточно было внимательно прочитать «лю-дям в штатском» одну только басню Эльбека «Кого теперь назвать волком?». Смело, без околичностей, поэт раскрыл незамысловатый сюжет: долго мучилась в лапах волка овечка, пока ее случайно не освободил охотник. Захотелось овечке привольной жизни, но... охотник ее съел! Читатели поняли недвусмысленный намек Эльбека: на смену царскому режиму пришел для узбекского народа режим тоталитарный...

И все же, интересно бы узнать, какие обвинения были предъявлены арестованному по штампованной формулировке «контрреволюционная деятельность» узбекскому поэту. Может, за то его арестовали, что он стал пропагандистом русской литературы? Ведь это Эльбек первым перевел на узбекский язык сказки Александра Пушкина. Правда, одну из них переводить не стал, как вспоминает Улугбек Юнусович (сын Эльбека): «Отец споткнулся на слове «лукоморье», обратился ко мне за точным переводом, но и я не смог этого сделать, и он отказался от замысла...».

Может, Эльбеку инкриминировали лирику Пушкина и Лермонтова, басни Крылова, так-же впервые переведенные на узбекский язык? Ясно, что творчество и этих «буржуазных» авторов отразилось на деятельности молодого узбекского литератора: он многое перенимал для осмысления жизни у коллег с мировым именем.

Вероятно, поэту могли выставить претензии за переводы накануне тридцать седьмого года произведений Некрасова «Размышления у парадного подъезда», «Кому на Руси жить хорошо», «Песни Еремушки»... Как бы то ни было, но его сын, влюбленный в родной и русский языки, посвятил жизнь учительству, учил этим языкам сотни и сотни соотечественников. Так сын продолжил дело отца. Так отец продлился в работе сына.

...Когда Улугбеку, первому малышу в Узбекистане, названному в советские времена в честь великого ученого и правителя, пришел час получать паспорт, выяснилось, что у него нет метрики. И подросток пошел за документом. Работник архива опытным взглядом «определил» год его рождения. Затем спросил: «Как, говоришь, твоя фамилия?».
Неожиданно для себя Улугбек вместо Юнусов внятно и четко произнес: «Моя фамилия Эльбеков!». Видимо, осознав, что произошло, он не менее спокойно сказал: «А отчество запишите - Юнусович». Так мальчишка увековечил все сотворенное и то, что еще только жило в помыслах отца, и одновременно не прекратил кровную связь с дедом, с предками, жившими в кишлаке Хумсан не одно столетие. Очень дорого мог обойтись этот решительный шаг для сына репрессированного сталинским режимом поэта... Однако подросток поступил так, как велели сердце и совесть.

В 1957 году Эльбека полностью реабилитировали, восстановив во всех правах.

Правда, известному узбекскому литератору, журналисту, педагогу и филологу Машрику Эльбеку подобное «признание ошибок режима культа личности» было безразлично: он скончался через пять лет после ареста. Семья его до сих пор не знает точно, где покоится прах сосланного в бухту Нагаево под Магаданом человека, любимого друзьями, учениками и, разумеется, женой и единственным сыном.

В независимом Узбекистане чтят память отца. На столетие Эльбека в Хумсане и Газалкенте собрались ведущие писатели, творческая интеллигенция страны. В центре Газалкента торжественно открыли памятник замечательному узбекскому литератору и языковеду, педагогу и общественному деятелю Машрику Эльбеку. Вышли его избранные сочинения. Имя Эльбека вписано в историю национальной литературы золотыми буквами.

 

Просмотров: 5441

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить