Улугбек Хамдам. Пиала воды (рассказ)

Категория: Узбекская современная проза Опубликовано: 06.09.2012

Улугбек ХАМДАМ

ПИАЛА ВОДЫ


Рассказ

Передо мной была поставлена задача. Но почему именно передо мной? – Не знаю. Кто и при каких обстоятельствах дал мне поручение? – этого я тоже почему-то не могу вспомнить. Всё, что осталось в памяти – так это то, что я должен доставить до наступления сумерек до места назначения навьюченную чем-то тележку, запряженную двумя лошадями. А почему до наступления темноты? Ответ для меня тоже неизвестен. И еще,  мне сказали: «Самое главное не сбиться с пути и во время доставить груз». Все это  превратило мою миссию в загадочную головоломку.
Да, странное это дело. Зачем нужна старая допотопная арба, когда столько современных средств передвижения? А нагруженный на неё багаж? Что это? Сверху на груз было набросано тряпьё и туго обтянуто какой-то ветошью. Больше, даже захочу, не смогу рассказать вам...
А сейчас высокое полуденное солнце ласково греет моё молодое тело. Лошади мерной рысью мчатся вперед. Изредка подергиваю поводья, этого достаточно для смышленых животных – они не медлят. «Боже мой! Какие же они все-таки сообразительные? - говорю сам себе.- Словно осведомлены о важной задаче!»
Поначалу пою во весь голос. Понимая, что нужно беречь силы, невольно перехожу на мурлыканье, напевая все, что приходит на ум. Продолжая пение, озираюсь по сторонам, и моя молодая душа наполняется радостью. Широта и необъятность горизонта приводит меня в волнение и восторг. Я полон жизни, сил, чувства переполняют меня, и я кричу, сотрясая окрестности: «Ууу-лууу-ууг!». Через мгновение эхо возвращается: «Гууу-лууу-ууу-ууу!» Внезапно, внутри меня все холодеет, в летнюю жару лоб покрывается  ледяным потом. Окидываю взором окрестности, словно ища защиты. Больше кричать не хочется… Какое-то время еду молча и начинаю скучать от однообразного и безмятежного окрестного пейзажа…
А тем временем день расстилается, захватывая весь мир в свои объятия. Вдруг, начинаю чувствовать, как внутри меня медленно рождается желание попить воды. Оглядываюсь вокруг в поисках родника. Но, черт его дери, нигде источника не видно. Мне уже казалось, что я проехал целую вечность. На самом же деле совсем немного. Вероятно вся причина в жажде. Э-э, да ладно, что бы ни было. Сейчас не это обсуждать надо, сейчас главное вода! Где же найти её? Надо подумать… Вот если бы найти в этой иссохшей степи колодец с кристально чистой водой и вдоволь напиться! По крайней мере, я согласен и на одну пиалу воды.  Одна пиала воды…
Беспокойно всматриваюсь в синеву – ещё достаточно времени до полудня.  В чистом   небе лишь изредка плывут облака. Лошади шагают невозмутимо и размеренно, словно не чувствуя жары. Над головой оживленно щебеча  летают несколько птиц,. Вспоминаю: они же с самого начала были моими попутчиками. Удивительно! Я тут же успокоился, постепенно приходя в почти восторженное состояние.  В конечном счете, всё: дорога, высокие барханы, облака, птицы в небе… все-все помогают мне достойно выполнить моё задание! Эти мысли и чувства переполнили меня. Мне снова захотелось весело закричать, но я побоялся: как бы моё желание не закончилось так же как в прошлый раз…
Да, летом уже с утра так печет, так печет. Жажда переполняет меня, в моем сознании возникают огромные водяные лужи, от которых рябит в глазах. «Мира-а-а-аж»,- шепчу себе, волнуясь и  тревожно причмокивая. «Какой же бестолковый невежда»,- ругаю себя. – Почему я не захватил с собой хотя бы один кувшин с водой! Знал же, что пускаюсь в путь в такой зной и солнцепек!»…
Почувствовав дурноту, стал оглядываться по сторонам, словно ища спасения. Лошади,  учуяв неладное, замедлили ход. Я не дергаю поводья, бедные животные тоже страдают от жары, пусть шагают, как хотят. Эх, будь, что будет! Медленно идет время, нагруженная арба еле движется, колеса ужасно скрипят и крутятся все медленнее. Чертыхаюсь: «И во сколько же обошлось смазочное масло?! Насухо вытираю белым платком мелкие капельки пота, выступившие на лбу.
Место назначения!.. Э-ге-ге, оно еще так далеко, как недосягаемый горизонт. Так, успокойся! Мне пояснили, что если я буду ехать прямо, не сворачивая, то доберусь до наступления сумерек, что эта дорога сама приведет меня до места. Я верил  в это.  Моя вера была бы незыблема, если бы не жажда. Однако желание напиться постепенно, но неумолимо и безжалостно  полностью захватывало все моё существо. Казалось, что внутри меня перемещаются горячие барханы, подобные верблюжьему горбу.
Вдруг вдалеке показалось что-то, похожее на водоём.  Я не поверил своим глазам, боясь, что это мираж. Действительно, водоёма так и не оказалось. Но вдруг постепенно стало вырисовываться что-то весьма внушительное. Это оказался огромный караван-сарай у самого края дороги. От радости я не заметил, как остановил лошадей, как соскочил с арбы и мгновенно оказался напротив настежь отворенных ворот! Ах! В тот момент мне словно заново вернули жизнь!..
У порога меня встретила стройная красавица с большими чёрными глазами и улыбающимися полуоткрытыми алыми губами. Я не успел открыть рот, а она уже указывала мне на журчащий источник, находящийся неподалеку. Я бросился в ту сторону. Сбоку от родника на тоненькой цепочке, вероятно, чтобы никто не унес, висела расписная медная пиала. Наполнив её водой, жадно выпил. Я думал, что смогу осушить как минимум 4-5 пиал, но  ошибался, мне оказалось достаточно одной. Это поразило меня. Я крепкий, сильный юноша, с утра страдавший от  непомерной жажды, смог утолить ее какой-то одной крошечной пиалой?! Да, ну ладно, оставим эти разговоры. Главное я избавился от муки! Глаза мои засияли от полученного удовольствия, и я готов был к продолжению путешествия. Затем я умылся.  И всё!..
Теперь только вперед! Я не должен задерживаться здесь и вообще нигде, должен сейчас же, не мешкая, идти, не отклоняясь от маршрута! Мне поручили очень важное задание, и я принял его всем сердцем и душой. Если бы не принял, то не отправился бы в путь.  Это я   знал. Не теряя времени, порывшись в карманах, я вытащил деньги. Однако, скромная девушка не взяла их, а направилась в дом, жестами приглашая меня: мол идите туда, там заплатите. Я невольно шагнул внутрь. Эге - ге! Куда я попал?! Какой же пышный, роскошный и богатый уголок в голой пустыне! А людей… видимо-невидимо! Великолепное двухэтажное здание, двор, словно ласточками, сидящими в ряд, заполнен праздными людьми. Гляжу я на их довольные лица и завидую. Эх, если бы… если бы не ответственное задание, тоже остался бы здесь, присоединившись к их утехам и наслаждениям. Если бы не задание…
Я на минуту растерялся: куда мне идти, кому платить за воду? Смотрю и вижу людей, там, в уголке: они стоят, чинно выстроившись в ряд. На их лицах почему-то нет ни радости, ни удовлетворения. «О, боже,- удивленно шепчу себе.- Как странно! Их мрачные лица совсем не соответствуют величию, роскоши, общему приподнятому настроению людей, которые вкушали наслаждения, и, казалось, были счастливы!» Я невольно направился туда, предположив, что именно там можно заплатить деньги. Когда я обходил хмельных и довольных посетителей, сидевших в кругу, у меня пересохло в горле…
В самом деле, место, которое я искал, оказалось там. Встав в очередь, я с беспокойством подумал: неужели, для того, чтобы заплатить всего лишь за пиалу воды, я потрачу столько драгоценного времени? Ведь у меня была задача, задача!... Озираясь, я с надеждой посмотрел на прислуживающих лакеев, с виду похожих на щеголеватых административных работников, даже подошел к некоторым, но что греха таить, они даже слушать меня не стали, хладнокровно и бесстрастно указывая в сторону огромной людской очереди. И тогда я понял состояние и подавленное настроение людей, стоявших в очереди. Молча, я встал в хвост очереди…
…если бы я знал, что за одну пиалу воды мне придется потерять столько времени и сил в мучительном ожидании, что придется, испытывая угрызения совести, думать о невыполненной задаче, разве я зашел бы сюда?! Легко сказать... Мне не терпелось излить душу товарищам по несчастью, но  в ответ - тишина. «Все они немые что ли, словно в рот воды набрали?- с отчаянием думаю я.
Ох, как надоедает стоять неподвижно, как вкопанному. Сажусь на корточки, чтобы немного передохнуть, через какое-то время ноги мои немеют, и я волей-неволей встаю. Теперь у меня нет ни желания, ни сил разговаривать… Я начинаю наблюдать со смешанным чувством злорадства и удовлетворения за одним из стоящих в очереди, который, как и я когда-то, кружит с вопросами. Я становлюсь таким же глухим и немым. Одновременно с интересом наблюдаю за сидящими на площади  и за теми, кто в очереди – у всех входящих, глаза светятся радостью и надеждой, а при выходе полны досады и сожаления. Теперь я уже с жалостью гляжу на праздных людей, заполнивших площадь и дом. «Каково же им было бы, если бы они ведали обо всем?!» - думаю я про себя.
Прошло время, происходящее вокруг, утомило меня. Опустившись на корточки, я закрыл глаза. Через некоторое время, я опять всем своим существом ощутил уже знакомое  мучительное чувство жажды. Быстро открыл глаза! О горе, что это? Я стою в очереди, чтобы заплатить за пиалу воды, которую осушил совсем недавно, и теперь мне снова захотелось пить? Но выйти из очереди и опять отправиться к источнику  не решился: ведь я мог потерять свой черёд. Людская очередь была бесконечна! Я буквально сходил с ума, от того, что  должен стоять здесь. И кто же осмелится выйти из такой очереди. Стиснув зубы, продолжаю ждать…
Время тянулось невообразимо долго, люди двигались иногда медленно, иногда чуть быстрее. Временами, приходя в себя я толкаю впередистоящих, заставляя  их двигаться, а порою то ли от жары и жажды, то ли от перенапряжения и гнетущей тоски, впадаю в бредовое состояние и не понимаю, что со мной происходит. Меня тоже толкают бедняги, идущие вслед за мной, заставляя двигаться… Сколько прошло  времени? -  Не знаю. Вдруг кто-то сильно толкнул меня в плечо, очнувшись, открываю глаза, вижу – окошко передо мной! Ах! Вытаскиваю из кошелька специально приготовленные деньги, протягиваю кассиру и поспешно удаляюсь…
Прибавляю шаг, но внезапно чувствую  всем своим существом, откуда-то появившуюся слабость, вялость и усталость. Поступь моя становится тяжелой, неровной, бессильной и неуверенной… Но почему? Или оттого, что столько времени я здесь провел: устал ли, ослаб ли?
Но что это за разговоры? Я же простоял очередь?! Мысль о том, что все позади, обрадовала меня, хотелось так и прыгнуть ввысь. Но я подсознательно чувствовал, что это мне не под силу! Я с удивлением посмотрел на себя: о, господи! Что это?! Что за колдовство? Когда я входил в караван-сарай, мое тело было полно сил и энергии, а теперь оно сморщилось, кожа стала дряблой, кости торчали и казались очень-очень хрупкими и истонченными. Раскрыв рот от изумления, я с надеждой и мольбой глянул вокруг и … и мой взгляд упал снова на девушку-служанку! Я онемел от удивления: девушка не изменилась, оставаясь молодой и симпатичной с полуулыбкой на алых губах, без устали встречая нескончаемый поток посетителей. Действительно, ни одна телега не проезжала мимо караван-сарая. Каждая останавливалась, и с них спрыгивали  жаждущие арбакеши  и бросались в сторону источника, на который указывала девушка, осушая лишь одну пиалушечку воды…
У меня закружилась голова, пошатнувшись, я упал ничком. Глаза и рот забились теплым песком. Потрескавшиеся губы горели. Распластавшись, я пополз, ощупывая все вокруг. Неожиданно, мои пальцы нащупали палку. Крепко ухватившись за неё, я облокотился и постарался выпрямиться. Вытерев лицо, с трудом приподнял веки: передо мной стояла моя арба. И в то же мгновение я вспомнил все. Ведь… ведь у меня же было задание, я же пустился в путь с очень важным поручением! Потом… потом я заметил, что внезапно наступили сумерки, от ужаса оцепенел: все было напрасно?! Я не справился с возложенной на меня священной миссией?! Досадуя, я хотел крикнуть… но не смог, вопль будто взорвался в мозгу…
С трудом опираясь на палку, я с усилием сделал несколько шагов и приблизившись к арбе скорбно прислонился к ней. В тот же момент почувствовал, как моя грудь и бок насквозь промокли, отодвинулся, открыл глаза, осмотрел  телегу: под ней на сухом песке образовалась лужица воды. Удивившись, собрал последние силы и дрожащими, изможденными руками сбросил тряпьё, покрывающее  арбу… О, господи, в этот момент в голове моей промелькнуло все пережитое. И как же горько было видеть…
В тележке рядами стояли кувшины, полные воды, один из них разбился, и из него капала вода на вековые, жаждущие влаги пески…

Перевод с узбекского Саодат Камиловой

Просмотров: 2608

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить