Мухтар Ганиев. Сын повара (рассказ)

Категория: Русскоязычная проза Узбекистана Опубликовано: 19.09.2012

Мухтар Ганиев

СЫН ПОВАРА

В древние времена на западе Китая существовало могущественное Кашгарское ханство. Государство это находилось почти в самом центре  Евразийского континента. Великий шелковый путь, соединяющий Восток и Запад, проходил через Кашгар – столицу этого ханства. Здесь жили уйгуры. Трудолюбивый народ замечательные земледельцы, искусные  ювелиры, ткачи, краснодеревщики, прекрасные поэты, музыканты. Богатые кашгарские купцы возили товары из Китая и Индии в Европу. Население ханства было гостеприимным, о славе уйгурских поваров знали во многих государствах Азии. Знаменитый лагман, мампар, манты, гампан и много другие яства, считаются изобретением кашгарских поваров.

Историю, что мы хотим рассказать происходила во времена, когда в Кашгарии царил мир, изобилие, стабильность. Народ делал много хороших дел, земля давала обильные урожаи, строились города, процветала торговля. Государство было на подъеме своих сил и возможностей, ренессанс  в культуре и искусстве. Правил страной в те далекие времена, по словам знающий то время людей, Абдурашид хан Кашгарий. Был он человеком мужественным, образованным, ценил справедливость и доброту, считался очень гостеприимным, любил  искусство и  конечно славу. Как высоких гостей принимал странников, путешественников, паломников. Расспрашивал их об  окружающем мире, хвастливо рассказывал о своем  государстве.

В одну из ночей к западным воротам Кашгара подошли «дервиши». «Дервиши» – люди, посветившие свою жизнь восхвалению имени Аллаха и пророка Мухаммеда. «Дервиши» – аскеты, добровольно отказавшиеся от всех прелестей бренного мира. Их жизнь паломничество. Они ходят по всему Востоку, от  одной святыни Ислама к другой. Их дело – проповедь Корана,   хадисов, других священных писаний. Проповеди в стихах, многоголосных песнях с вхождением в транс. Сцена их выступлений – городские площади, мечети, святилища. Их еда – подаяния, одежда рубище, оружие – слово и посох. Их возраст от подростков до седобородых аксакалов. Место жизни караванные тропы, города, кишлаки Азии.

К крепостным стенам Кашгара, они пришли из Кокандского ханство – живописного урочища Шахимардан. Старожилы Ферганской долины считают, что в Шахимардане захоронены останки зятя пророка Мухаммеда – Али.

Они прошли путь почти в тысячу километров, останавливаясь в городах Андижан, Ош, Наукат. С большим караваном грузов через перевал Иргаштом, они преодолели высоченный горный хребет Тянь-Шань, прошли Кашгарскую долину и уже ночью подошли до западных ворот столицы Кашгарии. После долгого стука раздался сонный голос стража – «Кто там?»

«Ассалому алейкум, – крикнул старец, – мы дервиши, пришли издалека». Ворота открылись, страж поприветствовал странников и разъяснил, как пройти к мечети и главному караван-сараю города.

Надо сказать, древние азиатские города строились в долинах рек или других источников воды, на пересечении караванных путей. Издавна торговля способствовала быстрому развитию городов. Обязательным для древних поселений было четыре составные – базар, мечеть, медресе и баня. Строились они в центре, обрамляя городскую площадь. К ним примыкали караван-сараи, чайханы, харчевни, постройки для стражников, здания городской управы, а вокруг до крепостных стен теснилось жилье горожан. Все дороги города сходились к главной площади. Крепость хана стояла особняком и возвышалась над городом.

Дервиши, их было двенадцать – пятеро старцев, пятеро средних лет мужчин и двое подростков, дошли до мечети, помылись, прочитали ночную молитву и готовились съесть свой скудный ужин, как подъехал всадник в богатых одеждах и попросил дервишей последовать за ним во дворец. Стражи городских ворот успели доложить хану о прибывших пилигримах.

Странники были измучены дальней дорогой, но отказ от приглашения хана могло накликать беду. В этой стране, они мусофиры – путники, гости. На Востоке по шариату путник, гость – человек оберегаемый Богом и каждый мусульманин – должен по возможности помогать путнику, тем более дервишу – человеку Аллаха.

Во дворце горели огромные масляные лампады, сновали слуги, на входе и коридорах стояли воины с копьями. В обеденном зале  на дорогих  коврах были расстелены атласные одеяла, разложены бархатные подушки, на расписных скатертях всевозможные яства, зал пропитан индийскими благовониями. Словом, во дворце было празднично.

Гости заняли свои места. Глашатай объявил о выходе хана. Абдурашид хан был молод, красив, мужественен. Он занял свое место, расселись дервиши, вельможи и начался пир. Слуги несли разные блюда. Хан рассказывал о достоинстве подносимой еды, секретах их приготовления, настоятельно просил отведать то или иное блюдо, говорил о качествах продуктов, расхваливал придворных поваров, рассказывал о мастерстве и изысканности их вкуса. Как о большой науке, рассуждал о пряностях, привозимых ему из Индии, Персии и других стран. За чаепитием он говорил о достоинствах китайского чая, завозимых ему из «Поднебесной». И только в конце вечера хан стал расспрашивать о том, где были странники, что видели, что слышали, о жизни народов, религии, правителях.

Глубокой ночью закончился пир. Хан  пожелал дервишам хорошего сна. Их отвели в богато убранное спальное помещение. От обильной трапезы странники не могли сразу уснуть. Стали  тихо рассуждать о доброте и гостеприимстве Абдурашид хана.

Правитель Кашгара имел особенную  страсть, тайно подслушивал разговоры своих гостей. В спальне для этого, одна из стен была выложена настолько тонкой, что можно было слышать даже шепот. Дервиши говорили много хорошего о хана, его доброте, о красоте края, города.

Но насторожился хан, когда подросток сказал: – «Я не могу понять всего того, что происходило в этот вечер, но мне показалось, что в жилах правителя страны течет не ханская кровь».

«Ты говоришь истину, – сказал зрелый дервиш, – в его повадках, смысле сказанного, много от среднего сословия, простолюдина, ремесленника. А вся напыщенность, царственность всего лишь удел дворцовой жизни, восточная игра».

«Вы оба правы, – сказал самый старый, – я долго вникал в суть сказанного им. Он не похож на старого хана Абдурашид хан – сын повара». Слова старого пилигрима прозвучали, как приговор. Разговоров больше не было.

Хан в гневе хотел ворваться к спящим дервишам, разрубить их на части, но разум повернул его в спальню матери. Он приказал разбудить ее. Несколько мгновений она  не могла понять, почему сын так возбужден, что разгневало его в такой поздний час.

«Что с Вами, сынок?» – спросила женщина.

«О мать моя, – крикнул Абдурашид, – скажите, кто мой отец?»

«Сынок, вы родились через пять месяцев после смерти вашего отца-хана. Он очень мечтал о сыне, к сожалению, судьба не позволила вам увидать друг друга. Ваш отец старый хан», с тревогой ответила мать. Абдурашид выхватил из ножен саблю и твердо произнес: – «Если вы сейчас не признаетесь мне, кто мой истинный отец, то тут, на ваших глазах я покончу с собой».

Ханская мать зарыдала: – «И даже долгие годы не могут скрыть тайный грех». «Я вышла замуж за вашего отца – хана, когда ему было восемьдесят лет. Он был славный воин, искусный стратег, справедливый правитель, великий оратор, но зачать дитя он уже не мог. А красивому повару вашего отца было сорок лет. Он был молод, полон сил и очень любил вашу мать. Вы родились после смерти старого хана. Мы объявили вас наследным принцем. Чтобы еще глубже закопать тайну моего греха, повара отправили на войну, где он скоро погиб».

По щекам старой женщины текли слезы. Она горько оплакивала свою судьбу, оплакивала несостоявшуюся любовь красивого повара, оплакивала  грех, который поднялся из глубин десятилетий и снова предстал перед ней.

После утренней молитвы Абдурашид хан пригласил дервишей на завтрак. Стол снова был полон яств, но хан был суров и не многословен. Затем приказал оставить его одного со старым пилигримом.

После долгого молчания хан сказал: – «Я никогда не попадал в такое трудное положение. Я впал в искушение, мной одолело любопытство, и я подслушал ваш разговор. Ваша проницательность заслуживает смерти – за такие суждения нужно было снести вам головы. Но я решил дойти до сути. Мать моя открыла тайну отцовства сыну. Теперь я знаю, кто я. Прошу ответить мне на один вопрос: как вы догадались о моем происхождении?»

Старик, вероятно, был готов к такому обороту ночных бесед и спокойно начал: – « Я прожил долгую жизнь, многое видел, немало знаю и готов ко всему. Я прошу пощады для моих друзей по странствию. И если ваше ханское величие помилует моих спутников, я отвечу на ваш вопрос».

«Я всех вас отпущу с миром», – ответил хан.

«О, великий хан, – сказал старец, – никто из нас дервишей не знал тайны вашего рождения. Я не видел, но много слышал о доблестях вашего отца хана. Это был славный правитель. На всем Востоке никто не сомневается, что вы сын хана. Но на вчерашней трапезе, для проницательного ума, зоркого взгляда, многолетнего опыта суждений, тайное стало явным, позволило приоткрыть завесу потаённого.

Да простит меня, ваше величество, за мою дерзость, но я скажу; никто не может так расхваливать, так подавать и так искусно рассуждать о еде, как сын повара. Навыки мастера любого ремесла, с кровью передаются детям, в них оно становится более совершенным – это закон Природы».

Правитель попросил старца поклясться великой клятвой, что  не будет разглашать тайны Абдурашид хана. Когда мудрый дервиш произнес клятву, хан рассказал историю, что поведала ему мать этой ночью.

Неделю дервиши ходили по святым местам Кашгара. Затем с большим караваном отправились в путь. В жаркой песчаной степи, старый дервиш захворал. Никто из странников не спрашивал, о чем говорил старец с ханом. И только младший дервиш, за день до смерти, обратился к умирающему пилигриму: –  «Ради Аллаха, скажи, о чем вы говорили с Абдурашид ханом, открой тайну, кто его отец»?

«Аллах лучше знает все тайны людей», – сказал старик. «Вырастешь, многое будешь знать, и не обо всем, будешь говорить. В царстве людей, святая ложь – порой мир бережет, а горькая правда – целые государства губит. Все в руках Аллаха!» – сказал мудрый дервиш и отправился в Вечность.

Секрет государя, мудрый дервиш унес в могилу. А тайну медленно яда, знали только хан и его лекарь. Лучший памятник тайне, говорят на Востоке,- старое кладбище.

Просмотров: 2598

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить