Рифат Гумеров. Ланч во время путча (роман)

Категория: Русскоязычная проза Узбекистана Опубликовано: 26.09.2012

Рифат ГУМЕРОВ

ЛАНЧ ВО ВРЕМЯ ПУТЧА


Роман

ПИСЬМО 1

R, здравствуй!
Хочется написать о многом и трудно с чего то начать, потому что впечатлений — огромное количество, начиная с того момента, как мы сели в самолет. Летели мы не двенадцать, а четырнадцать часов, включая двухчасовую дозаправку в Копенгагене. Три раза кормили — два обеда и один завтрак. Показали два фильма без перевода с английского, кучу рекламных роликов и на протяжении всего полета можно было слушать музыкальные каналы, которых не меньше двенадцати. У каждого наушники — бесплатные, как оказалось. Курить можно только в хвосте самолета. Один стюард попросил у Яши «уан рашн сигарэт»... Яша дал ему «Яву», а стюард почему-то подумал, что Яша курит марихуану. Долго кашлял, вытирал слезы, а потом принес нам банку пива и блок жвачек...
В Нью-Йорке мы сидели около двух с половиной часов, а потом еще шесть часов летели до Лос-Анджелеса. В Нью-Йорке сопровождающий нас агент потерял мой билет на самолет за двадцать минут до посадки, а сам ушел. Спасло и выручило меня только маломальское знание английского, но переругалась я здорово. В конце концов, через компьютер мне сделали дубликат билета, и все закончилось благополучно...
Приехали мы домой 11 ноября в 20.30 по лос-анджелесскому времени (разница с Ташкентом — четырнадцать часов). Саша — Яшин брат — снял нам  bedroom (по-русски — трехкомнатную квартиру) в West Holliwood! — Западный Голливуд — за 800 долларов в месяц. Это примерно такая квартира, как две или две с половиной квартиры где- нибудь на Юнус-Абаде. На втором этаже двухэтажного дома. с ванной и отдельной душевой и двумя туалетами, т.е. ванна с душем. тазом и раковиной в одной комнате и только душ без ванны с унитазом и раковиной — в другой. Кухня, конечно, расположена в другой стороне квартиры. Под домом паркинг для машин, сбоку дома автостирка и автосушилка — за один доллар простирает и просушит. Короче, жить можно...
Вообще, R, обычно те, кто приезжает в Америку, начинают смаковать здешние прелести и т.д. и т.п., но я не буду этого делать, т. к. это бессмысленное занятие — не хватит ни бумаги, ни сил, ни жизни. Могу только сказать, что для человека из Союза Америка — это страна чудес, притом не только из-за ассортимента товаров, но и по многим другим причинам. Короче, R, приедешь — сам все увидишь...
В плане погоды здесь тоже отлично! Что-то вроде середины нашей весны — все ходят в рубашках и не мерзнут: но если надеть легкий свитер, то тоже не зажаришься — прекрасно себя чувствуешь. Светит солнце, тепло, легкий ветерок — то что надо для хорошего настроения.
Вчера ходили оформлять документы о том, что мы приехали (эта организация — что-то среднее между ЖЭКом, собесам, исполкомом, паспортным столом и т.д.), а в понедельник  пойдем в «джуйку» — это контора, которая будет платить нам деньги, а пока их у нас нет. В «джуйке» будем выяснять наши дальнейшие действия, и когда станет что-то ясно, то я буду выяснять, как оформить тебе гостевую и т.д. Здесь есть много газет на русском языке и в них объявления, кто (?) занимается такими делами...
Скоро у нас будет машина, так как без машины тут делать нечего! Когда приедешь, у тебя тоже через пару месяцев будет машина... Сейчас нас иногда возят по магазинам, по городу, чтобы мы имели представление о ценах и остальных вещах. Если переводить с долларов на рубли, получаются страшные деньги, но так смотреть на вещи и продукты нельзя, иначе помрешь с голоду: что дорого и что дешево — надо знать, этому надо учиться, т.к. можно купить одну и ту же вещь за пятьдесят центов в одном месте и за пятьдесят долларов — в другом; все надо знать. Но самое главное — язык. Ты можешь ничего не привозить с собой, никаких вещей, но должен сделать все, чтобы как можно больше и лучше выучить английский. Когда приедешь — поймешь, насколько это важно. Мои ходят целый день и говорят: какие они идиоты, что не уехали раньше. А когда просят меня что-нибудь перевести по телевизору — я начинаю говорить, что там говорят об ипподроме, Тезиковке и Паркентском, а также о гараже, подвале, книгах.
Им ничего не остается, как уйти в другую комнату, а меня берет злость, что я не плюнула тогда на все и не учила язык...
Даст бог, и у нас будет все, что хочешь ты, что хочу я, и, даже больше! Если знаешь язык, то возможности здесь неограниченные, было бы желание!
Сейчас мы все впятером живем в одной квартире, но это временно, т.к. это нарушение, и мы должны будем в ближайшее время разделиться... Все упирается в отсутствие денег и как их сделать быстрее и больше.
В том месте, где мы живем — очень много русских, т.е. из Союза, а рядом на улице почти все магазины принадлежат эмигрантам, причем некоторые из них — из Ташкента. Есть кинотеатры на русском, книги, газеты, театры... Ведущие русские труппы приезжают на гастроли. Сейчас здесь балет Моисеева и другие знаменитости, но реклама длинная, и я не буду ее переписывать...
Ну да ладно. R, тебе, наверное, надоело обо мне читать, сколько можно. То, что ты слышал об Америке — это мизер по сравнению с тем, что ты здесь увидишь! Да и к тому же я тебя люблю — как никто другая I!! Ты это з н а е ш ь !
Если честно, то я скучаю по Ташкенту. И по самсе, и по чимче, и по всему остальному! Страшно скучаю по тебе — тебя мне не хватает, и никто и ничто, кроме тебя — этой нехватки не восполнит...
R, милый, пиши мне чаще, больше и обо всем! Ну ладно, заканчиваю... Пока. Всем привет! Целую, обнимаю и люблю! Твоя Анжела... 14.11.91 г.

Р. 5. Поздно не гуляй! И не ходи голодный! Обещаешь?!



ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ...

...что R сидел на осеннем пригорке. У арыка. Черными пронзительными очами взирая на последнюю пляску злых осенних комаров, беззвучно барражирующих — на бреющем, как вертолеты. R хлопал их свернутой газетой «СПИД-Инфо», и на газету брызгали капли его же крови из комаров-вампиров-камикадзе — разбитых вдребезги, как Квантунская армия, разбитых вдребезги до их комариных мозгов...
— спидоносцы сраные... И не надо кричать на меня. Что можно решить на крике — разве что поссориться и вцепиться друг другу в глотки? Я разве виноват, что все герои у этого автора расползаются во все стороны, как тараканы...
...что R много писал. А все, что писал R,— он писал об одном и том же. Только другими (большими) буквами:


КАК СТАТЬ СЧАСТЛИВЫМ?

...однажды Жан-Жак Руссо сказал, что для счастья нужны: хороший банковский счет, хороший повар и хороший желудок.
К банку у R свой счет... Что лучше — лицо R на стодолларовой банкноте или стодолларовая банкнота на лице R?
Его улыбка — на миллион долларов. А молчание — золото... Это R из СССР или Г из СНГ? Но R молчит, улыбаясь,— поблескивая своим золотым зубом...


ПОТОМУ ЧТО...

...нет ничего ужасней — если фильм ужасов рассказывает заика. Да еще с похмелья...
А что такое фильм ужасов по-голливудски? Они там, бедные, кушают каждый день клубничку со сливками, и им требуется почесать себе нервы. А если бы R снимал фильм — он снимал бы только женщин. Только красивых. Только без слов. И ни надо никаких сюжетов-мюжетов. Только женщины, музыка и немного драпировки...


НОЧЬ КОНСЕНСУСА

Они договорились жить в дальнейшем супружеской жизнью. И эта ночь, когда они договорились,— была названа ночью консенсуса...
А до того она попросила его помочь донести ей авоську до девятого этажа — сломался лифт. Почему не помочь молодой красивой женщине? И он помог. Она пригласила его выпить чашечку кофе. Они выпили кофе, потом кофе с коньяком, а потом коньяк с кофе. Почему не выпить ему с молодой красивой женщиной — да еще когда угощают? Потом она рассказала ему, как ей одиноко — и он остался у нее ночевать. Почему не разделить ему одиночество молодой красивой женщины? Потом он стал заходить к ней. Потом она сказала ему:
— я беременна...
...и они договорились жить в дальнейшем супружеской жизнью. И он даже думать перестал о том, чтобы найти себя,— он должен был найти хотя бы завтрак... для своих детей...
А ночь, когда они договорились,— была названа ночью консенсуса...


ВЫВОД:

...не помогайте молодым красивым женщинам тащить авоськи до девятого этажа — даже если сломался лифт...



ПОТОМУ ЧТО...

...как любит говорить R:
— мой старик отец, прежде чем покинуть этот говеный мир, учил меня:
— никогда не бегай за автобусами и женщинами — все равно не догонишь...


ПОТОМУ ЧТО...

...R понял, что он и есть R, ощутил это, почувствовал (х…й в жопе чувствуют, -
орал ему старшина в доблестных рядах новобранцев, изучающих курс молодого бойца), догадался, догнал, врубился, оказывается…


ОКАЗЫВАЕТСЯ...

Умер Сальвадор Дали. Наступила эпоха Вырождения...


ИТАК...

...R сидел на осеннем пригорке у говорливой воды. Черными пронзительными очами взирая на опадающие желтые листья. Черный взгляд на желтых листьях — цвета тигровой осы — беспокойной мысли... R искал логику в своих минувших днях и не мог найти...
Кому мог раскрыть свою боль долготерпеливый R? Кому мог раскрыть свои объятия? Свои секреты и тайные грехи, нажитые им по жизни?..
Журчащий арык, словно тысячелетний мудрый странник, что-то тихо бормотал о своем. R сидел на корточках, покачиваясь, охватив руками свою коротко остриженную голову и закрыв свои рысьи глаза...
Что такое жизнь R? Бродя по жизни, словно серебристый паучок на серебристой паутинке, он искал свою серебристую паучиху с черным крестом на спине — как и все пауки, не ведая о своем конце...
Не может быть, что его судьба ограничится лишь созданием никому не нужных стихов и раскрытием своих тайн кому-либо...
Не умея объяснить словами — он понимал древнюю мелодию журчащего арыка, уносящего в небытие упавшие листья...
Эта же дорога предстоит R... Чем арык Салар отличается от Леты или Стикса? Богоподобный Дант уже описал все круги этой дороги. Идя по миру, нарезая круги — R тоже мог описать весь свой путь в стихах — но разве очистится мир благодаря стихам? Даже написанным болью?..

Потому что жизнь — «БЫТИЕ»...

А следующая книга —


«ИСХОД»

...Все смешалось в доме Обломских...
Пол Анжелы оказался потолком R. По его телу, которое  она так любила, телу тридцатилетнего, не совсем трезвого  человека — бегали наперегонки мурашки...                R валялся на диване, ковырялся в мозгах, одурманенных тоской и алкоголем, и мечтал поехать в Америку: как R(адищев)...                                             \
...я куплю себе лошадку и поеду в Америку:
...цок-цок, цок-цок... цок-цок... цок-цок... цццоооккк... цок-цок, цок-цок, цок-цок...— и так весь роман:
...цок-цок, цок-цок... цок-цок... и вот я приехал в Америку... Я — американский пионер R(адищев)...
А разве пионеры пьют водку?
R — пьяный — мечтал влиться в любой коллектив, в любую компанию... Одинокому человеку не надо ничего забывать, хотя бы для того, чтобы помнить...
— не оставляй мне заSOS!!!— на груди пламенеющий, багровый, словно августовский закат в далекой Калифорнии...— просила она...
заSOS — он не оставлял. Прикосновения к ней — словно прикосновения к воде. Такие же следы на зеркальной поверхности…
Поэтому Яша не знал...
А теперь они уехали...
И Яша уехал в своем неведении. И счастлив. Анжела с ним. И он может видеть ее каждый день...
— а я остаюся с тобою, родная моя сторона...
А самое смешное в родной стороне — это общественные туалеты. А самое печальное — что жизнь R напоминает собой самое смешное...
...сидишь на толчке. А к тебе в кабинку заходят на косячок по очереди: сначала нос, потом Фрунзик, потом Мкртчян...
Потом все вместе начинаем смеяться...
— Фрунзик, ты похож на Фрунзе в молодые годы...
— а ты похож на Бишкек...
Смеемся дальше...
R не мог сосредоточиться, быть серьезнее — у него постоянно на губы действовала какая-то сила — и губы сами по себе растягивались в широкой — до ушей — резиновой улыбке...
— а вот и Яша бежит (Яша — Анжелин муж), на шестой троллейбус опаздывает. Я думал, он уже давно со своей жинкой по Брайтон-Бич гуляет, а он на шестой троллейбус бежит, да еще опаздывает...
Яша был скупой и богатый, имел красавицу жену и жил по принципу: лучше быть богатым, но здоровым, лучше водку пить, чем воевать. Поэтому они уехали не в Израиль, а в Америку, хотя Яша, между прочим, еврей...


ПИСЬМО II

Здравствуй, R!
Только что отправила тебе письмо, но на нем не было марки «AIR», для того, чтобы оно шло как «АВИА», а так оно может идти очень долго морем: поэтому я решила написать сразу еще одно письмо. Я не буду повторять то, что писала в том письме, т.к. ты его все равно получишь. Сегодня четвертый день, как я в Лос-Анджелесе, но особенно много я еще не видела и новых знакомых еще никого нет. Как мне и обещали — я несколько разочарована, но почему — сама не знаю. Наверное, в зависимости от впечатлений будет меняться и мое мнение об Америке. Не торопись разочаровываться и ты, R! Так как у каждого должно быть свое мнение... Как везде пишут и говорят, Америка — это страна чудес. Здесь есть абсолютно все и даже немного больше. В Лос-Анджелесе только девятнадцать миллионов машин, а людей в два-три раза больше, и тем не менее полно объявлений о том, что сдаются квартиры. 1- bedroom  (т.е. 2-комнатную) можно снять примерно за $ 600 в месяц в среднем.
Но напишу сначала о самом главном. Великие чудеса великой Америки видны всем, но пользоваться ими и увидеть и взять еще больше, чем то, что видно всем,— может не каждый...
А развлечений масса, и все они дороги. Кинотеатр среднего разряда — один сеанс стоит около $8 (если $ впереди — это доллары, если  С или $ сзади — это центы). Только с деньгами можно жить в Америке. Здесь все упирается в деньги и держится только на деньгах, и проблема только в них, все остальное без проблем!
Но что очень интересно, это то, что эмигранты из России гораздо предприимчивей, чем американцы. Поэтому здесь никто не пропадает вконец. Американцы совершенно не привыкли думать сами. Им постоянно все объясняют, разжевывают и чуть ли не в рот кладут. Когда мы сели в самолет, так сразу стали показывать фильм(!), как застегивать ремни. На всех продуктовых упаковках куча надписей, что куда повернуть и что из этого получится. Короче, если американец попадет в ситуацию, где нет инструкции, он, наверное, пропадет. Бедолага! Но ведь все предусмотреть невозможно, и это и есть деньги и немалые. Здесь даже хлеб продают нарезанным...
Все-таки трудно привыкнуть к новому месту: а тут другая страна, другие порядки, язык, все другое... И никого рядом из друзей! Не с кем просто поговорить — это трудно!
Да! Когда будешь писать мне письмо — цифру 7 пиши без палочки, т.е. 7. а не 7, потому что иначе я могу не получить письмо, могут подумать, что семерка зачеркнута...
Ну все, R, заканчиваю. Спешу бросить в ящик, может быть, быстрее дойдет...
Целую тебя! Обнимаю и. люблю!..
Твоя Анжела.



ЗАВТРАК ТУРИСТА

Анжела и R лазали по горам вместе. И долезали до отвесных скал. И долезали они до пещерки. И смотрели вдвоем, как люди муравьями копошатся внизу, вокруг разноцветных палаточек...
— солнышко мое... — сказала она R. И написали они там свои имена. Под псевдонимом. «Здеся были Анжела + R...» А слезть не смогли. И ходили с тех пор друг за другом. В одной связке. В одной сказке...
R прыгнул первым в снег. Ноги провалились. А туловище еще летело...
— О-о-о-о-о... — сказал искренно R. Но перелома не получилось. Хотя R почувствовал, что горы — это опасная штука...
А по утрам на завтрак R курит сигарету. Иногда американскую. Зато он любит свободу и независим, как конституция Соединенных Штатов — «у него конституция такая», — говорят о нем, когда он много курит и не толстеет...
А в Америке все свободные телки валютные. Теперь и Анжела свободна. И нет треугольника. Сигарет нет, и ничего не будет, и никогда. И все свободны. И только R знает цену этой свободе...
Каждый человек хочет сломать перегородки своего свободного одиночества, своей комнаты-камеры-одиночки. Ломает стену — а там: точно такая же камера. И в ней живет сосед. В четырех стенах ищет пятый угол. И тоже хочет сломать стены своей камеры-одиночки, ломает — а там: точно такая же камера. За ней третья, четвертая и так далее...
И в каждой из них — одинокий, словно R, человек тоже страдает и мучается от одиночества и неудовлетворенности жизнью. Он не хочет с этим примириться, но сделать что-либо не хочет, да и не может. От этого своего бессилия страдает еще больше. Может только ненавидеть, чем он и занимается. Лежит на диване и ненавидит. Потом где-нибудь напивается. В конце концов, утром просыпается в своей одинокой железобетонной коробке. Опять — один, опять   в бардаке...
А летними вечерами — окна домов   раскрытые, словно книги — зажигают свои одиночества. Каждый по-своему...
А по утрам R курил сигарету. На завтрак...


ПИСЬМО III

Здравствуй, мой милый и любимый R!
Как я соскучилась по тебе. Как мне хочется все бросить и вернуться. Назад. К тебе...
Но ничего, каждому апельсину - свой чемодан, - думаю, все будет в порядке. Сегодня сдала документы на «ID» (ай-ди) — это удостоверение личности, т. к. паспорт, который мне дали в ОВИРе, здесь недействителен. «Ю» - документ с фотографией и даже отпечатком (большого!) пальца... Там же и тоже сегодня я сдала документы на получение прав,  но сегодня сдавать не пошла, т. к. тут есть кое в чем несовпадение с нашими правилами, да и сдавать придется на «Тойоте» или «Хонде», а я на них никогда не ездила и надо хотя бы узнать, где какая кнопка находится. Права называются Draiver Laicens - драйвер лайсенс или просто лайсенс...
В «джуйке»  у нас есть своя ведущая, которая занимается делами нашей семьи в различных вопросах. Я часто смотрю на фотографию, где мы с тобой на кухне, так что ты всегда со мной! Скорей бы это было не только на фотографии, в мыслях и в сердце, но и в действительности...
... дядя Гриша миллионер. Его знают многие — и говорят, что звонить ему нет смысла: говорят, он все равно не будет разговаривать ни с кем, у кого меньше 5-6 миллионов долларов. Так говорят...
Ну что ж, R, заканчиваю свое письмо. Знай, что у меня все пока в порядке, кроме того, что я здесь, а ты — там. Очень скучаю. Очень люблю. Очень целую. Хоть ты далеко, но должен это почувствовать! Пиши обо всем. Пиши больше и чаще.
Твоя Анжела.



ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ...

...что оплывал — словно толстая восковая свеча — медленный ленивый август. Божественный, царственный август. На раскидистой орешине чирикали о чем-то своем вездесущие воробьи. Ветки старой орешины заглядывали прямо в окно. В комнате было прохладно, но несмотря на это — R то и дело ходил в душ. После холодного душа он, не вытираясь, ходил по комнате нагишом или в простыне, намоченной в воде. Капельки прозрачной воды стекали по мускулистому смуглому телу, словно росинки...
— что будешь пить? — спросил он у Анжелы, — водку, водку или водку?
— фу-у-у... — ответила она капризно, — я пить хочу. В такую жару разве можно пить такую гадость? В тени сорок пять градусов, в тебе — сорок пять и в водке — сорок. А сейчас все сложи, и что получится?
— люблю пьяных женщин, — R лениво потянулся за сигаретой, — они такие беззащитные и бестолковые. Трахай - не хочу...
— поэтому ты меня спаиваешь?..
— а ты догадливая...
— а-а-а-а...
— о-о-о-о...
— у-у-у-у…
— ы-ы-ы-ы...
— .................... хорошо ............
— ..............мне.......тоже.....
— ..............скажи мне что-нибудь.....
— ........да-да-да-да....................


НОЧЬ СНА

Ночью ему приснился страшный сон — ему изменила жена. Об этом знали все — он (как всегда бывает в таких случаях) узнал об этом в самую последнюю очередь. Он спросил ее:
— это было?
— что было? — переспросила она.
— это было?!
Она тихо ответила:
— да...
Он схватил узбекский нож и стал наносить удары по телу, которое так безумно любил...
До этого она смеялась:
— почему ты такой маленький?
— мал золотник, да дорог, — так же смеясь, отвечал он...
Человек, с которым она ему изменяла вот уже несколько лет, — был высоким и стройным. И теперь она была беременна от него. Она носила в себе семя этого человека. И он бил ее узбекским ножом, словно хотел с корнем вырезать, уничтожить в ее теле завязь измены. С каждым ударом он чувствовал себя падающим в жуткую пустоту. Он держался за нож, словно это была спасительная ветка, которую в самый последний момент успел схватить...
Что может чувствовать человек, судорожно держась за отломанную сухую ветку и падая в бездну?..
Ящерица жизни выскользнула— оставив в его руке обрывок своего хвоста...
— а-а-а-а!!!— Закричал он...
— что ты, мой маленький? — перепугавшись, стала будить его жена.
— Не называй меня маленьким! — заорал он, просыпаясь, еще не отдавая себе отчета: где сон, а где явь...
Все малейшие детали, тончайшие нюансы и штрихи ее поведения словно сложились в одну цельную и четкую картину-сон-мозаику...
Многие ученые делают свои открытия во сне. Свое открытие он тоже сделал во сне...
— это было? Ты мне изменила? — спросил он. И по тому, как у нее дрогнули брови и опустились глаза, — все понял. Он схватил узбекский нож с арабской вязью — из желтого металлического чехла с разноцветными камешками — и стал наносить удары по телу, которое так безумно любил...
... утром, в половине пятого — он умер в реанимации — не приходя в сознание — на глазах рыдающей жены...


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ...

...что все будут счастливы. Каждый мазохист найдет своего садиста, каждый некрофил — свой труп, а R — свою судьбу... И все будут счастливы...
Судьба R — это Анжела, а на Анжеле, бронзовой от калифорнийского загара — полторы белоснежных тряпочки, а на ее счету — полтора миллиона долларов USA (если бы!)... А живет Анжела в Лос-Анджелесе...
Потому что, промазав, торпеда уходит в открытый океан. А белоснежный, как Анжелины трусики, океанский лайнер, по которому промазала торпеда, тоже уходит в открытый океан. И уходят они в разные стороны...
...сегодня январь.
С этого дня R идет по жизни тридцати-с-лишним-летним (уже) молодым (пока) человеком. Если пересчитать на валюту — один год за тысячу долларов USA — то будет тридцать с лишним тысяч долларов USA. А если прожить еще тысячу лет? Хорошая сумма, хорошие деньги. А жизни цены нет...
...под курткой за тридцать штук — мягкой коричневой кожи — у R щемило сердце. Какая разница сердцу, куда оно упаковано и в какую кожу? Хотя R иногда часто смеется, но чаще хочет уехать в Штаты. Жить. Жизнью гражданина, упакованного в кожаные корочки американского паспорта: I'am a foreigner. I’d like  to book tickets for the Los Angeles … I have travellers’  chegues and dollars…(Я иностранец. Я хочу заказать билеты в Лос-Анджелес. У меня дорожные чеки и доллары…(англ.)
— уеду, уеду, у-е-д-у...
И R замкнулся, он теперь всегда замыкался, когда вспоминал Анжелу... Он же не виноват, что его так замыкало, он, может быть, был бы и рад быть не замкнутым, но его все-таки замыкало...
Пора было идти, да, пора... пора, когда настанет та пора... Но было пора. И, несмотря на это — как-то не хотелось идти, хотя бы сейчас, пока, потому что, если уйдет этот день — он уйдет и больше его не будет. А то, что было в этот день, — уже не повторится — потому что каждый день занимает свое место и не может заменить его другой...
Да-а-а...
Девушка, которую R называет Анжелой — курила сигарету «КЕНТ...— ОН» она прикрывала указательным пальцем. Она вообще любила слово «ОН» и сигареты «ДАНХИЛ», но однажды она курнула французские «ЖОЗЕ» — и «ЖОЗЕ» ей понравился, но больше не попадался.
— R, давай с тобой курить «Гавану». Это же противозачаточное средство. Две затяжки — гарантия на десять лет...
— ???
— продирает... до колготок...
— поэтому они у тебя все с дырками?
— хотя бы одни подарил...
— для этого, Анжела, мне потребуется брать банк...
— возьми банк...
— нет, тогда лучше Яшу. Наденем твои черные колготки — ты правый чулок на голову, а я — левый. Придем плечо к плечу к Яше — как два Фантомаса, наставим на него пистолеты и во все остальные колготки соберем бабки...
— не пойдет. Яша узнает...
— ???
— по дыркам...
Да-а-а...
Сигарет нет, и ничего не будет, и никогда. У R домашний «кондишн-корпорейшн» — сквозняк. А жизнь его удлиняется — и в стихотворение не влазит. Требуется роман. С красивой девушкой. Семитского типа. С нерусским именем Анжела. Похожей на чертенка. И, вообще, не девушкой — а молодой женщиной, имеющей мужа Яшу... Яша — не роскошь, а средство передвижения.
...женщина прекрасна. Мужчина прекрасен. Союз их прекрасен. Друзья мои, прекрасен наш союз... Мир, дружба, жвачка. Советский Союз...
Союз не рушили — рис, бублик свободно... Остальное — по талонам. Теперь и рис по талонам. Остался один бублик. И алкогольные радости...
И R нажрался — как свинья.


ПИСЬМО IV

...у меня пухнут мозги, что бы написать тебе нового. Очень часто перебираю фотографии, которые привезла с собой,— иногда слезы текут сами собой — здесь ведь все по-другому! Все не то, что было там, и, иногда кажется, что там было лучше. Но, наверное, это только кажется, ведь переломить себя трудно и изменить привычки тоже трудно. Самое обидное, что наша с тобой теория: «День работать... два работать...» — оказалась здесь неправильной, и сто долларов в  день здесь заработать очень сложно. Вернее, люди получают и больше, но отдают столько, что остается совсем, совсем не густо. Никто не пишет про Америку всего — только хорошее, хотя и плохого здесь хоть отбавляй. Здесь все очень и очень красиво, дефицита никакого (только в деньгах), машины — вещь! Сервис — высший уровень! Услуги — какие хочешь! Купить можно все, что хочешь! Все! Только плати деньги.
Кстати, фрукты и овощи здесь по вкусу и качеству на-мно-о-ого хуже ташкентских! Можно, правда, заказать, и привезут прямо с Алайского* (без шуток!), но это будет стоить!!!
Над Лос-Анджелесом постоянно сильнейший смог из-за машин, и у многих появляется хронический кашель, так что приходится все время пшикать специальной фигней в горло! Круглый год лето, но... рядом океан и очень часто сильный ветер, поэтому тебе потребуются теплые свитера...
Люди здесь очень странные — приветливые и в то же время необщительные! Здесь нет общих дворов, как было у моей мамы, и даже как у нас — тоже нет. Американская экономика здорово падает, т. к. основной рынок держит Япония (по машинам, в частности, и гостиницам), а также Корея и Китай (по обуви и одежде). По огромному количеству причин появляется огромное количество безработных, но еще больше бездельников. Это здорово чувствуется по тому, как уменьшаются зарплаты и растут цены. Пройдет еще несколько лет, и Япония догонит и перегонит Америку по всем показателям. Интересно, кого они будут грабить после Америки? Но ведь здесь капитализм, за власть почти никто не борется, уже сейчас думают, что сделать, чтобы поправить положение, — можно не сомневаться, выход найдут. В крайнем случае, этот выход купят — у тех же японцев... Ну да ладно, что хорошо здесь и что плохо, все равно не опишешь — приедешь, сам будешь разбираться. Что хуже всего, так это то, что здесь говорят не по-русски! И приходится учить английский...
Зависть берет, когда видишь домики миллионеров в Беверли-Хиллз, лимузины возле одного из крупнейших банков;  когда проезжаешь по улице, где расположены дорогие магазины самых знаменитых фирм мира! Сильнейшее искушение зайти туда! И не просто зайти, как любопытный бедняк, а как человек, способный себе позволить...
Да, забыла написать о самом плохом здесь — это огромное количество больных СПИДом! Говорят, где-то каждая третья женщина заражена! СПИД, как утверждают, передается не только половым путем, но и через слюну и поцелуй, и даже просто через немытые руки! Короче, заразы полно!.. Это будет мне, R, для успокоения, что здесь ты мне не будешь изменять! Вот такие пироги!
R, мой милый, я тебя люблю! Я в каждом письме пишу тебе об этом, но даже все они вместе не способны выразить тебе, насколько ты мне дорогой человек! Наберись терпения! Дай бог терпения мне, и мы будем как можно скорее вместе. Жаль, что у меня нет еще здесь фотографий, но ничего - посмотри на старые, я еще такая же. И по-прежнему и даже  сильнее люблю, целую и скучаю!
Только твоя Анжела. 10.12.91 г.



НОЧЬ ДНЯ РОЖДЕНИЯ

R был у Анжелы на дне рождения. Все были уже упитые. И вдруг пришел Михасик Бударин. А R его увидел с балкона и радостно возопил:
— Ура! Бухасик Мударин пришел!
И настолько за ним, бедолагой, это увязалось, что даже родная мама стала называть его Бухасиком...
Кто спал, а кто не спал. R смотрел на спящего соседа. R был не совсем трезв, зато спящий сосед был очень пьян — напился до чертиков, потому что по его спящему телу бегали маленькие чертики — R смотрел и дивился — как можно упиться да такого состояния...
... а сосед был толстый и рыжий. Брат Яши. Из его ушей росли курчавые золотистые волосы, и из носа. На груди у него была золотая крупная плетеная цепь. Златая цепь на дубе том... На груди утеса-великана ночевала цепка золотая. Грудь покрыта курчавыми рыжими, белыми, золотистыми волосами — в волосах покоилась рыжая цепь... Соседа звали Фимкой. R смотрел на спящего соседа. Чем заполнил свои зрачки, горящие изнутри огнем, долготерпеливый R? Да-а-а...
А Фимка со своей женой развелся, а Яша сказал своей жене Анжеле, что она только наполовину еврейка, а Анжела ответила:
— да. Это моя лучшая половина...
И Яша с ней не развелся...
А R был близко знаком с Анжелой, а с женой Фимы знаком не был. А сейчас Фима был разведен, и R не был знаком с ним до сих пор — познакомились на дне рождения. Фима оказался соседом по столу. Все выпили, и они познакомились, и разговорились за жизнь. Короче, анекдот не получается, а получается роман...
— я полагаю так, что вы, R, пописываете стишки?
— да, пописываю. А что такое?
— нет, я просто имел в виду, что если б вы полгода назад поближе познакомились с моей женой. Нет, мы сейчас развелись. Но если б полгода назад вы поближе познакомились с моей женой — вы бы, наверное, смогли бы дать ей какой-нибудь толчок. Она тоже пописывала стишки. А вы смогли бы дать ей какой-нибудь толчок — и она смогла бы пойти в гору...
— Фима, она у тебя не туристка?
— нет, я просто имел в виду, что если бы вы полгода назад поближе познакомились с моей женой — вы бы могли дать ей толчок, и она могла бы пойти в гору...
— а, значит, она у тебя альпинистка!
— не-е-ет! Я просто имел в виду, что если бы вы полгода назад...
Но тут R поднял тост:
— давайте выпьем за этот дом, в стены которого вмонтированы микрофоны...
Все чокнулись, выпили и закусили.
Анжела запела:

— о розмарин, о Мери...

— пей, пей, — сказал ей R,— значит, сначала пей, а потом пой... Птичка-Анжелочка...
— я не птичка, я проблядь...
— ???
— R, ты же сам говорил, помнишь?
— ты не проблядь, ты — стерлядь...
— по совместительству...
...пение:

Красная рыба, священный Байкал...

Чокаются. Пьют. Говорят. Только потом Анжела уедет. Пить шампанское и кушать икру. А икра должна быть красная. Нет, черная. Но в первую очередь она должна быть баклажанная...
Морда тоже должна быть красной. Что лучше — красная морда и баклажанная икра или красная икра и баклажанная морда?
А путанки негров зовут «баклажанами». А они только и видят, что баклажаны, что бананы, что ананас...
...пение:

Ах, как приятно нагружаться под крышей дома своего...

— Анжела, не кощунствуй. Я тоже художник, — сказал R,— но есть же предел всему... Художническим исканиям. Я вот вижу изгиб твоего плеча — и я его понимаю так, да, как ты сама его не понимаешь, Анжелочка... И никогда не поймешь...
— ты художник. Тебе со стороны виднее. R— себя ты тоже не видишь. У тебя на усах капуста висит...
— если бы хоть одна женщина была настолько гениальна, чтобы она была похожа на свое тело. Хотя бы просто соответствовала своему телу. Ан нет... Смотришь — такие губы, что просто думаешь — это чудо. А она сама не знает, что это чудо...
Все опять чокнулись, выпили, закусили, запели:

Скажите мне, скажите мне —
почем водка на Сагбане...

Заговорили:
— пятый, пятый, — я четвертый, здесь шестой научным онанизмом занимается...
— четвертый, не позируй перед микрофоном...
— Сагбан-тандыр! Соседзе звонидзе...
— а, это Бухасик Мударин пришел. И Мударину с собой принес...

Пьяный Феликс Хармацевт прочитал свои стихи прямо в тарелку с каким-то салатом:                           
Замкнутый кривой
Треснутый маршрут -
Всякой головой                              
Постигаешь тут.
Вылетит стекло,
Лысина сверкнет.               
Время залегло —  
Прямо в огород...                          

— ах, ты моя маленькая птичка...                      
— а ты моя больша-а-а-я...                             

— Нин, а Нин, я все понимаю, что я такой, только не оскорбляй меня, ради бога... Совместная жизнь тяжелая, но оскорблять меня зачем? А она мне:                       
— я тебя, Мударин, не оскорбляю, я тебя не оскорбляю —  я на самом деле так считаю...                             
— при коммунизме будем играть открытым прикупом...
— ты это оставь для своих котомков...
— Кому(нисту!) на Руси жить хорошо?
— КАМЮнист... ический коньяк...
Все опять чокнулись, выпили, закусили, запели:

А меня в моей нирване, о-о-ох, не понимают,
на Сагбане, на Сагбане — водку продавают...

...R подарил Анжеле на день рождения двухтомник Набокова со своим автографом: «На деревянную свадьбу...»
Первый том он надписал Яше, а второй — Анжеле.
Анжела сказала:
— а когда мы разведемся, что? Он заберет оба тома?
А R ответил:
— а вы уже развелись, развелось вас — трое уже... Развод по-итальянски. Итальянцы детей по двенадцать штук имеют. Они — католики, а у католиков аборты запрещены — папа не разрешает — и они детей уже на штуки считают...
— а татары? — спросила его Анжела.
— а что ты против татар имеешь? — обозлился R, — это хорошая нация. Самая экологически чистая нация получается..
— ты прав. А кто прав — того не повесят...
— а повысят...
— вон, смотри! Пьяный Бухасик — не снимая очков — упал и встал...
— не связывай очки с очками...
— ты своровал — есть концы с концами...
— не связывай концы с очками? Или очки с концами?
Все опять чокнулись, выпили, закусили...


ПИСЬМО V

R, здравствуй!
...изменений в жизни моей пока нет. но надеюсь, что скоро будут в лучшую сторону; а сторона здесь только одна — материальная. Моральная сторона зависит только от твоего присутствия. Через месяц мы можем встать на Велфер. и я буду иметь право взять ЛОН на машину (т. е. в долг с последующей выплатой) у специальной организации...
Учи язык, не обязательно сложную грамматику — хотя бы словарный запас. Это как в шахматах, если есть фигуры. то научиться их правильно расставлять и ходить ими — можно, а без них не научишься ни расставлять, ни играть...
Сижу и пишу тебе все. что на ум влезет, так что письмо, может быть, немного странное и не связанное смыслом — то да се, от одного к другому. Как за чашкой чая... Минуточку! Мне звонят... Нет, не мне. ошиблись номером...
А вчера тринадцатый канал телевидения решил прикoлоться — показали художественный фильм, который начался в час дня и кончился в 10.30 вечера! Причем, все это была одна серия, и фильм с каждым часом становился интереснее и интереснее. Представляешь — девять с половиной часов непрекращающаяся одна серия с короткими перерывами на рекламу (2—3 минуты) через каждые 15—20 минут. Фильм о том, как инопланетяне вторглись на Землю, чтобы забрать всю воду. но, конечно, не получилось...
...я сплю на матрасе на полу — так гораздо удобнее, да и матрасы здесь здоровые — пол-Америки так спит!...
Твоя А. 2.02.92 г.



ПОТОМУ ЧТО...

...потом по «Маяку» передали сигналы точного времени. В Баграме свистел соловей-афганец. С Ближнего Восток» вырвался сирокко. Промчался тайфун с красивым женским именем над Японией, затопив острова из мусора.
— а что делают в Японии с арбузными корками?
— ???
— выкидывают...
Запад гонял свои беспечные мелодии. А R и Анжела люби ли друг друга... R считал, что...
...опасения за нравственность жены ближнего — всегда несколько преувеличены. И в то же время как можно много успеть незаметно от Яши — если Яша занимается бизнесом. Вразумить свою жену еще не удавалось ни одному бизнесмену. Женщину купить за бабки нельзя... Так думал R.
Вначале ему только нравилось, что она — жена другого...R имел ее — ничего не имея. И ей это нравилось. Разве поймешь женщин? Один ее одевает, а другой — раздевает, разоружает всеоружие ее белоснежного нижнего белья...
...только потом R понял, что жить без нее просто не может...
...когда R служил в Красной армии — в роте у них был рыжий женатый солдатик, прослуживший к тому времени уже полтора года. Через полтора года, которые они не виделись, — жена написала:
«Мой милый, прости. Я родила сына. Прости меня, если сможешь. Но если бы ты знал, какой это ребеночек — он так похож на тебя!..»
Вся рота ржала над рыжим, который так и не смог простить. Ночью он повесился.
Той же ночью R проснулся от холода. Посмотрел на «Командирские» часы — светящийся в темноте циферблат показывал: «3.42 минуты. 2 сентября». Погода словно действовала строго по календарю. Осень — так осень. Значит, должно быть холодно. Он накинул шинель и закурил сигарету. Пока курил одну сигарету — хлопнул на себе двух комаров...


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ...

... что R знал, что Козьма Прутков был прав, сказав:
— если хочешь быть счастливым, будь им!
И R был. И R есть. И R будет быть. Во всяком случае, в литературу эRа ввел Козьма Прутков. Это была великая личность, которая с жадностью поглощала буквально все...
И R шел по литературе, как по асфальту. Свободной, раскованной походкой. Спина прямая — как тростник и бамбук. Тело литое — поет и звенит — словно литавры. Сам чистенький, свеженький. Девочки красивые вокруг. Улыбаются многозначительно и дарят многообещающие стихи и взгляды.

Не обещайте деве юной —
Любови вечной на земле...

...а на Пляс-Пигаль светится рождественская елочка, но и она не радует безработных, бездомных парижан...
В Париже тоже негры живут. И ходят под рождественским снегом в белых рубашках. И улыбаются белыми зубами... А за неимением ночлега спят в борделях с белыми женщинами. С проститутками, которые пользуются биде...

Не покидай меня без нужды,
Когда сижу я по нужде...
Не покидай меня, как Рушди,
Не покидай меня в биде...

Пляс-Пигаль... А как звучит!
Площадь — рус.
Пляс — фр.
Майдан — укр.
Майдон — узб.
Майдон имени Ленина. Марказий хиёбон Октябрьской революции.
Пляс-Пигаль имени Крупской...
А еще пляс — русское слово, так и хочется пуститься по-русски в пляс, когда очутишься на французской Пляс...
Пигаль — как русская пигалица, как Эдит Пиаф...
— пиф-паф...
— R. где ты научился так хорошо стрелять?
— по самоучителю... Надо помнить, что на курок надо плавно-плавно на-жи-мать... Тогда смерть будет кровавой и красивой. Потому что лучше умереть и быть спокойным, чем жить и волноваться...
бай-бай...


ПИСЬМО VI

...снова пишу письмо, но уже не знаю — получишь ли ты его. Вновь прибывшие говорят, что в Одессе и Киеве письма из США и Израиля просто валяются по городу на улицах...
Сейчас без двадцати 12 ночи: только полчаса назад мы с Яшей пригнали к нам нашу тачку. Теперь мы на колесах (почти!). Деньги нам одолжил Саша, но не все — часть дал дед с новой пенсии. Почти на колесах, потому что машину надо оформить и взять на иншуренс (т. е. застраховать — без этого ездить нельзя). Потом, я на этой машине буду сдавать экзамен...
Теперь немного о машине. Это OLDSMOBIL-KIRESE 1984 года: 4-цилиндровый и 4-дверный, цвета «кофе и немного молока». Короче, мне нравится. Прошла около 90.000 миль (1 миля — 1.800 метров), так что это совсем не плохо. Взяли ее за 1.360 долларов — это чистое везение (надеюсь!), потому что такие машины стоят 2.200 и выше. Машина в хорошем состоянии (во всяком случае, пока)... Автоматическое переключение скоростей, т.е. сцепления нет — всего две педали — газ и тормоз (троллейбус в натуре)... Сама по размерам не большая, но и не маленькая тоже. Машина американская — без картона — на случай аварии! В салоне работающее (!) радио и магнитофон с автореверсом (но еще неизвестно, работает ли он... но это ерунда — починим, если  что). Ну и так далее — куча удобств: автоматические подъем и опускание стекол, автоматическое закрывание всех дверей, авторегулировка кресел, регулирующийся руль (хочешь - поднял, хочешь — опустил и т. д.), кондишн с печкой. Правда, холодильника и бара нет, но за  S 1.350 и это много...
В последние два дня здесь была катастрофа — шел дождь, довольно сильный — по всем каналам TV показывали репортажи по этому поводу... Представь себе, что было бы, если бы пошел снег!.. Ну да это ладно...
Надеюсь, что мы скоро будем вместе, и чем скорее, тем лучше... Хотя ты знаешь, что жить мы будем хорошо далеко не сразу, но вместе все легче! А может быть, повезет все-таки хоть раз по-настоящему?! Ты же, эRик, фартовый...
Сегодня носила в колледж наши с тобой фотографии — хвастаться!!! Ты всем очень понравился, мне — особенно!
...ну все, пока! Пиши! 1000 раз целую — только не нервничай!!!
Твоя А. 7.02.92 г.



ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ...

...что БЫЛО написано на дверях Еврейского центра?
На них было написано: «ЕВРЕЙСКИЙ ЦЕНТР»...
А знаете ли вы, что НЕ БЫЛО написано на дверях Еврейского центра?
На них не было написано «ТАТАРСКИЙ ЦЕНТР», потому что когда R пошел в Татарский центр, то перепутал дни — и вместо Татарского центра попал в Еврейский...
Там R увидел много красивых еврейских женщин.
Самая красивая была Анжела...

оставь одежду — в секс сюда входящий...
В $ех. В сюда. В туда. Тудей-сюдей...
...ворона трахалась во все воронье горло! Сыр выпал R... А бесплатный сыр бывает только в мышеловке...
Анжела была в мини-юбке, настолько мини, что задрать ее было — как догадался R — намного сложнее, чем иную макси. К тому же она ходила, покачивая бедрами, как обычно делают женщины, у которых эти бедра есть. И которые об этом знают...
Все это вместе очень понравилось R, и домой уже они пошли вместе — им было по пути. По дороге разговорились о поэзии, — о чем еще можно говорить с такой женщиной, — и Анжела прочла R несколько строк:

Я тебя бубу в губу,
Ты меня бубу в губу.
Я так больше не могу -
Я хочу бубу в бубу...

Стихи R очень понравились, но еще больше ему понравилась сама Анжела.

— откуда, девушка, вы знаете таких прекрасных стихов? — вежливо поинтересовался R.
— кажется, из «Студенческого меридиана», — беспечно ответила Анжела, даже не подозревая, что...

— R, когда ты станешь серьезнее. Если ты хочешь чего-нибудь добиться — надо все планировать.
— Анжелочка, я запланировал стать богатым, как Говард Хьюз, осталось только добиться...

—R, у тебя такая годовалая щетина, почему ты не побрился?
— чтобы знать, как долго мы с тобой не виделись...


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ...

...что в любое время R может поехать в горы. Один. На три дня. Три тушенки, три буханки хлеба, три холста и краски. И можно ломиться в горы. Это же просто чудо. Даже Рерих не мог написать эти горы, где были Анжела и R. И как можно их описать? «Горы были прекрасны»? Или — «я люблю эти горы»? И все. Что ни в сказке сказать, ни пером описать...
Желтый глубокий-глубокий цвет. Мощный, красивый, налитой желтый цвет. Даже если ты любишь красный цвет — здесь такой желтый, который помогает жить. Желтый цвет разлуки. Без примеси охры. Чистый желтый цвет выгоревшей горы. А линия горы тонкая, напряженная. Как изгиб Анжелиного колена. Икры. Бедра. Какая красота, какая сила заложена в этом изгибе! Какой цвет!.. И рядом Анжела. Была...
Анжела уехала. Надо мазать холсты. Мазать надо. А что делать?.. Горы остались. Если гора не идет, то и R не идет к горе...
«Лучше гор могут быть только горы», — пела Анжела.
А судьи кто? Судья — сама жизнь... Как китайская болвашка. Наша жизнь — часы. Страшные часы. Постоянное кивание маятника. Лысой головой кивание. Голое кивание: хорошо-плохо, хорошо-плохо... Сейчас плохо, очень плохо. Когда будет хорошо? Где будет хорошо? Где нас нет — говорит жизнь. Мы есть и нас нет. Друг для друга...
... Анжела уехала. Через несколько дней после отъезда — в ее доме мужика скидывают с крыши. Это реально. Реально приходят к мужику. Он ломится на крышу, оставляет свою жену. Можно сказать — подкладывает. А им жена не нужна. Они поднимаются на крышу. Фить... И уходят. И все. Они просто подошли, подвинули чуть-чуть... Это было даже не убийство. Он просто полетел...
... он летит в такой напоенный вечерний мед. Он в клевер летит, он летит в цветы, в розы. Он летит в райхон вниз головой. Красиво летит. Прекрасно летит. И в это же время какие-то люди стоят на стадионе, смотрят на это все...
И R услышал об этом и догадался, что это был он. Что это его жена вышла на звонок и сказала, что мужа нет дома. А он тем временем через шахту вылез на крышу четырехэтажного блочного чиланзарского дома. А пришедшие за ним напоминали культуристов. Горы мышц и бицепсов, запакованных в фирменные джинсы, кроссовки и черные майки «СНАNЕL». Золотисто-желтый цвет вышитых машиной букв...
И это поэтичное — как запах «Шанели» — убийство.
И R просыпался каждое утро. И забывал даты и имена. И вспоминал, что это его столкнули насмерть с крыши четырехэтажного дома...
И писал письма Анжеле. И не отправлял их. И буквы казались ему разноцветными — хотя писал он синей пастой. «П» была черной, «Д»— коричневой, а «А» была белой-белой. Липучей белизны, которая не пачкается...
А слова из разноцветных букв были печальными...

Август 1991 - 1992 гг.

Просмотров: 4256

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить