Яр-яр (7)

Категория: Узбекская народная поэзия Опубликовано: 08.09.2012

1

Лети без страха в край любой,
ах, песня, песенка, яр-яр.
С души осыплется любовь
цветами персика, яр-яр.
Твоя невеста молода,
бела лицом она, яр-яр.
Сладкоречивые уста
как нарисованы, яр-яр.
Ее певучие слова
подобны сахару, яр-яр.
Сапфиром кажется сперва
вся синь в глазах ее, яр-яр...
И перламутр ее зубов
подобен жемчугу, яр-яр.
И зависть ловит, и любовь
такую женщину, яр-яр.
Ах, песенка, твой сладкий лад —
враг неурядицы, яр-яр.
Но помни: жизнь не вечный клад —
запас, что тратится, яр-яр.
Друзья, нет средства от любви,
нет исцеления, яр-яр.
Не поделюсь тоской с людьми —
не уцелею я, яр-яр.
Но кто любовь считает злом —
не знает ей цены, яр-яр.
Каких ни говори им слов —
презрения полны, яр-яр.
Что ж, не вкусит ее плодов,
кто отрекается, яр-яр.
К чему такого, что здоров,
кормить лекарствами, яр-яр?
Открыться милой поспеши,
в душе не прячь его — пожар.
Споешь «яр-яр» — с ее души
сотрется ржавчина, яр-яр.
Ах, песенка, развязку бед
не встречу тут ни в ком, яр-яр.
И этой горькой страсти свет
возьму я спутником, яр-яр.
Пою тебе, как соловьи
с огнем в душе поют, яр-яр,
и, как Меджнун, своей любви
паду я жертвою, яр-яр.
Порой сгодится для стрелы
ступица от арбы, яр-яр.
И беки для моей сестры
сгодиться не горды, яр-яр.
Ведь родом мы не ниже их
и не увечные, яр-яр!
С какими тощими жених
пришел овечками, яр-яр...
Где от арбы остался след —
там куст инжира цел, яр-яр.
На ветках каждый, кто не слеп,
златую видит цепь, яр-яр.
Кто эту цепь прислал нам в дар?
Заргар сковал ее, яр-яр.
А цепь, что выковал заргар,—
кто б разорвал ее, яр-яр?
Аллахом данной нам судьбы
кто узы бы расторг, яр-яр?
Где след остался от арбы —
усмы росток растет, яр-яр.
Хоть столько отдал золотых,
не встань нам поперек, яр-яр.
А деньги — зря ты тратил их,
себе бы поберег, яр-яр!
Там, на пути — ни дать ни взять —
соломы драный пук, яр-яр!
Да это ж наш почтенный зять
загородил нам путь, яр-яр...
Бурьян вдоль вишен — выше их
и вдвое больше их, яр-яр!
Хотите знать, кто наш жених?
Он — кара божия, яр-яр!
Ах, сватья, пусть казан наш пуст,
остыть успел уже, яр-яр —
не надо хлюпать, как арбуз,
что переспел уже, яр-яр.
Ах, песня, кто ее милей?
Как лук, тугая бровь, яр-яр...
Влюбилась просто, ей-же-ей,
в невестушку свекровь, яр-яр!
Когда добра душа, свекровь —
родное дитятко, яр-яр...
Когда ж нехороша свекровь —
чужое дитятко, яр-яр!
Ах, сватьюшка, открой сундук,
добра там — не сносить, яр-яр!
Подарками из щедрых рук
невестушку осыпь, яр-яр!
Как дочь Расула хороша
и как мне нравится, яр-яр!
И каждый взор и каждый шаг —
бальзамом на сердце, яр-яр!
В ее устах любая весть —
дороже яхонта, яр-яр.
Она звезда восьми небес
и рая ягода, яр-яр.
Качнулся занавеса шелк —
мышь убежала прочь, яр-яр!
Жених фисташек не нашел —
на свадьбе бросил дочь, яр-яр!
Нас косит времени коса —
кончает суету, яр-яр.
Кто не предчувствует конца —
подобен лишь скоту, яр-яр!
Ах, песня, коротки деньки,
как ты их ни держи, яр-яр.
Как на кострище угольки,
моя дотлела жизнь, яр-яр.
Ах, песня, песенка моя,
решетка медная, яр-яр.
Всё претерпела за меня
девчонка бедная, яр-яр.
По деревянному мосту
пришла к нам сватьюшка, яр-яр.
Как ветку тала, ей сестру
вручила матушка, яр-яр.
За брачным занавесом глаз
слепит ли золото, яр-яр?
Жених с невестою у нас —
ашички желтые, яр-яр.
И занавес красив, а там —
и тополь и чинар, яр-яр.
Чтобы не сглазить стройный стан —
им надобен тумар, яр-яр.
Весной на травку, в ближний лог,
гоню я лошадей, яр-яр.
Дождаться дал бы только бог
невестушки моей, яр-яр.
Хватило у невесты сил
на марлю, не на шелк, яр-яр —
да на руках ее носил
почтенный женишок, яр-яр...

2

На пути любимого —
ряд лачуг, яр-яр.
Боль слезой не вымыла
я ничуть, яр-яр.
По реке придется
самим плыть, яр-яр.
Не смирить червонцами
ее прыть, яр-яр.
Песенку, как девушку —
в душу брать, яр-яр.
Не поется — где уж вам! —
к чему врать, яр-яр?
Из высокой ниши я
взял ляган, яр-яр.
Красотой не ниже я
стих слагал, яр-яр!
Налью в сепаратор
молока, яр-яр.
Зятем взять я рада
свояка, яр-яр!
Как доска для теста —
улица, яр-яр.
А цветы невесты —
у лица, яр-яр!
Ходят верблюжата
средь овец, яр-яр.
Глядит дочка жадно —
где отец, яр-яр?
Будь он где-то рядом,
отец твой, яр-яр,
так позвал бы сватов,
сделал той, яр-яр!
До Ходжиабада —
всё гора, яр-яр,
а вместо обеда —
джугара, яр-яр.
Каша джугаровая —
не еда, яр-яр,
вот платочек новый я
и продам, яр-яр.
Двери в доме отчем —
те по мне, яр-яр;
гладят нежно очень
по спине, яр-яр.
В доме свекра двери
пакостны, яр-яр:
дернут, чуть поверь им,
за косы, яр-яр!
Песня — моя сродница
до конца, яр-яр.
Для нее раскроются
все сердца, яр-яр.
Увы, дом непрочный —
этот мир, яр-яр.
Ухватить не проще ль
этот миг, яр-яр?
Молодость уходит,
близит срок, яр-яр.
К жизни приохотят —
тут и гроб, яр-яр!
Я слова бросаю —
вам ловить, яр-яр.
Перлами низали
их на нить, яр-яр!
У жены у лучшей —
руки врозь, яр-яр.
Рукава засучивает,
если гость, яр-яр...
Заходите, сваты!
Чтоб беда, яр-яр,
гостем у нас с вами
не была, яр-яр!
Пусть богатство свалится
на жениха, яр-яр,
обед сытный сварится,
о сноха, яр-яр!
Пусть напасть не помнится
стихшая, яр-яр,
дом растет и полнится
детишками, яр-яр!
Отсеку я прошлое
как ножом, яр-яр:
девушку хорошую
я нашел, яр-яр!
Красота — не сглазьте!
Речь сладка, яр-яр...
Приготовит сласти —
как с лотка, яр-яр!
Песенка, «спасибо»
заслужи, яр-яр —
то, о чем просили,
расскажи, яр-яр!
Невестку ту, свекровушка,
что с вами, яр-яр,
погладьте по головушке
словами, яр-яр.
Жених — плод граната!
Всем он взял, яр-яр.
Скажет слово — рядом
весь базар, яр-яр!
Двое станут многими
без затей, яр-яр.
Поставить на ноги им
всех детей, яр-яр!
Вырастят, оденут
в очередь, яр-яр,
девять сынов, девять
дочерей, яр-яр!
И чертами разные,
и в речах, яр-яр...
А чтобы не сглазили —
кузминчак, яр-яр!

3

Воду делают красивой
камешки со дна, яр-яр,
а у девушки вся сила —
красота одна, яр-яр.
Дверь, что сам отец мой сладил,—
эта дверь для всех, яр-яр.
Пока ж ты со мной не сладил —
там не ждет успех, яр-яр.
Словно гостья в отчем доме,
прожила ты тут, яр-яр,
и служил тебе тахтою
золотой сундук, яр-яр.
Ах, с тахты бесценной этой
как упала ты, яр-яр?
В даль, какой отец не ведал,—
как попала ты, яр-яр?
Плетусь улицей высокой,
туман пал уже, яр-яр,
плету темную тесемку
к белой парандже, яр-яр.
Подсадил в седло, сказавши:
— Ну и тяжела, яр-яр!
Не впустил отец, сказавши:
— Ты — ему жена, яр-яр!
Коль дурна — не стану краше!
Сижу с песнями, яр-яр.
Руку правую украшу
себе перстнями, яр-яр!
Кольцо с пальца серебрится,
прогибается, яр-яр.
Стоит вспомнить о сестрице —
грудь сжимается, яр-яр.
Говорить, что замуж рано,
уж не хватит ли, яр-яр?
Дашь ли жирного барана
на той свадебный, яр-яр?
С этих гор придут с поклажей —
и устроим той, яр-яр!
Лошадь черную поглажу,
коль придет пустой, яр-яр!
Петь «яр-яр» на свадьбе точно
будет молодежь, яр-яр...
Кто ж любимой будет дочкой,
когда ты уйдешь, яр-яр?
Подсыпать скоту не надо
лишней соли — нет, яр-яр!
Да и дочерей женатым
отдавать не след, яр-яр!
Кто катык, стоявший в нише,
пролил, когда брал, яр-яр?
Кто сестрице уходившей
следом бросил брань, яр-яр?
Закурил чилим — чубук твой
пускай сломится, яр-яр!
На сестру поднимешь руку —
рука сломится, яр-яр!
Ах, не плачь, не плачь, сестренка,
душу затвори, яр-яр!
Этот дом и вся сторонка —
завсегда твои, яр-яр!
Из овец — одних лишь маток
продает отец, яр-яр.
Купи мне платков несмятых,
серебра, колец, яр-яр!
В серебре хожу — по старость
буду им сыта, яр-яр.
Да недостойному досталась
моя красота, яр-яр...
Путник шел проселком нашим,
нес в руке камчу, яр-яр. ‘
Ячмень зерна сыплет наземь,
а убрать — кому, яр-яр?
Посреди шести красавиц
звать тебя «Анор», яр-яр.
Твои щеки в кровь бросает,
только кину взор, яр-яр.
Ах, губам неутоленным
поддайся, щека, яр-яр —
был бы счастлив, как теленок
подле молока, яр-яр!
Разреши ты к шейке голой
чуть прильнуть устам, яр-яр,—
я б навек забыл про голод,
отдыхать не стал, яр-яр!
Ах вы, песни, всех почтили,
к счастью звали вы, яр-яр,
дозревайте, все четыре,
как рис в вареве, яр-яр!

4

Денек ушел не весь пока,
но дверь закрой, яр-яр.
Смотри, уважь, невестушка,
свою свекровь, яр-яр.
Ты ж, песенка, лети в полет,
лови судьбу, яр-яр.
Невесты стан — как тополек,
коса — сунбул, яр-яр.
Тонка, как прутик, в поясе
и высока она,
лицом — как пери в повести,
как полная луна.
И, как лепешка свежая,
ее щека, яр-яр.
А язычок подвешенный —
звук родничка, яр-яр.
А очи несказанные!..
Кто еще раз, яр-яр,
засмотрится в глаза ее,
что твой чарас, яр-яр?
Не ей годами хвастаться:
семнадцать ей, яр-яр.
Точь-в-точь как крылья ласточки
разлет бровей, яр-яр.
А что про жениха сказать?
Хорош на вид, яр-яр.
По виду — лучший в мире зять,
лихой джигит, яр-яр!
Веселый и уступчивый,
всегда он прав, яр-яр.
Начнете жить — получше вы
поймете нрав, яр-яр.
Неужто, моя песенка,
ты на мели, яр-яр?..
Продолжи — да не сбейся-ка —
сказ про Лейли, яр-яр.
Язык на гвоздь не вешаю.
Любой поймет, яр-яр,
что наш жених с невестою —
наш сахар-мед, яр-яр!
Ах, песенка, ну где же ты?
Ловлю я на лету.
К лицу капризы девушке,
невесте — не к лицу.
Из серебра я пополам
да с глиною, яр-яр.
Что ни пила я, пиала?
Жизнь длинная, яр-яр.
Невеста — роза, а жених —
как минарет, яр-яр.
Но что-то новое от них
придет на свет, яр-яр.
Лишь бы, в разлуке и вблизи,
не чаяли души
и, как Хулькар и Таризи,
друг другу подошли.
Мне сон приснился, наконец,
каков конец, яр-яр:
невеста, на челе — венец,
в руках птенец, яр-яр!
Богатством станет тот венец,
и, всех звончей, яр-яр,
ребенком станет тот птенец,
свет для очей, яр-яр!
Поклон невестке да любовь —
где ни пройдет, яр-яр,
а с нею свекор и свекровь
найдут почет, яр-яр!
Спасибо скажет махалля
и вся семья, яр-яр,
весь отчий край и вся земля,
а с ними — я, яр-яр!

5

Мол, в купцы жених попал —
где ж товар его, яр-яр?
Где струящий дивный пар
самовар его, яр-яр?
Будь не чай — вода пока,
мы напились бы, яр-яр.
На коня, на стригунка —
водрузились бы, яр-яр!
Песня, песня, слов не счесть, '
нет в ней дум моих, яр-яр.
Где один хороший есть —
значит, два плохих, яр-яр...

6

— Говорят, сестрица, твои брови
невозможно хороши, яр-яр!
Не таись, как крепость в обороне,—
наглядеться разреши, яр-яр!
— Что вам, братец, эти мои брови -
чудеса ли дальние, яр-яр?
Разве крылья ласточек вам внове,
иль вы не видали их, яр-яр?
— Говорят, сестрица, твои очи
велики и хороши, яр-яр!
Хоть однажды хочется мне очень
насмотреться от души, яр-яр!
— Братец, что за странное желанье
экие невидали, яр-яр!
Разве вы глаза у горной лани
никогда не видели, яр-яр?
— Говорят, лицо твое румяно?
Эй, сестрица, дай взглянуть, яр-яр!
Я прошел для этого немало
и проделал долгий путь, яр-яр!
— Братец, что за странные вопросы?
За насмешку я почту, яр-яр!
Разве цвет обычной красной розы
не встречали вы в саду, яр-яр?

7

Бурная речка, бушует поток,
как перебраться, не знаю, яр-яр.
Кляча, как мощи,— а мой путь далек!
Мне не добраться, я знаю, яр-яр.
Щебень извел мою клячу вконец,
сам наглотался я пыли, яр-яр.
Стал я желтее, чем тот огурец,
что и сорвать позабыли, яр-яр.
Эй, тонкобровая, выгни дугу,
душу до дна осуши мне, яр-яр.
Дом твой белеет на том берегу...
Кинусь, не жалко души мне, яр-яр!
Что привело меня к вашим местам?
Сам я не знаю и плачу, яр-яр...
Белым мелькает твой тоненький стан —
шелк или ситец на платье, яр-яр?
Нету для речки ни ночи, ни дня,
пеной поток захлебнулся, яр-яр.
Ах, неужели он лучше меня —
тот, что тебе приглянулся, яр-яр?
Вижу кувшин я на том берегу,
вижу кувшин золотой я, яр-яр.
Только руки протянуть не могу —
взять и наполнить водою, яр-яр!
Трудно кипящий поток переплыть.
Легче — дорожкою гладкой, яр-яр!
Смелость нужна тут, не жалкая прыть,
смелость нужна без оглядки, яр-яр.
Страннику, милый, отвага нужна.
Хочется выпить? Так пейте до дна!

Переводы А.Наумова

Просмотров: 3190

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить