Терма (17)

Категория: Узбекская народная поэзия Опубликовано: 08.09.2012

1. ПРИСЛУШАЙСЯ

И малое утратит тот, кто требует сверх меры.
Законов мудрых не дает неумный властелин.
Тому, кто пережил любовь, не страшны перемены.
Зато и ценит тот постель, кто сам себе стелил.
Кто сам себе стелил!

Кто к цели держит путь — тому потребен собеседник,
чтобы подчас услышать «да» в ответ на свой вопрос.
И соловьям, что пьют тоску на цветниках осенних,
пусть кто-то скажет о весне, предвестье новых роз.
Предвестье новых роз!

Годна не всякая для ниш расщелина стенная,
не всё пригодно для еды, на что польстится рот.
Не надо портить всем обед, без устали стеная:
коль вправду грудь кровоточит — она свой ворот рвет.
Она свой ворот рвет!

Довольно, сердце, не стони, пора начать иначе!
Уж те умней, что у дверей красавицы легли.
Свиданий глупо ожидать, которых не назначил,
и ныть, покуда о твоей не ведают любви.
Не ведают любви!

2

Певец не может обойтись без струн,
охотник не обходится без пса.
Тот не джигит, немолод или юн,
кто болтовне напрасной предался.
Еда без соли — просто не еда.
Овце негоже без ягненка быть.
И холода без льда — не холода.
И озеро без уток— не вода,
ее, похоже, и не станут пить.
Что без кокетства девичья краса?
Что за семья, покуда без детей?..
Но слов страшись, что колют всем глаза,
дел берегись, что оставляют тень.

3

Цены не знает людям падишах,
покуда всюду
не направит шаг,
а в цену золота лишь тот и вник,
кто пролил пота пуд
за золотник.
Возлюбленной не может оценить,
кто годы мук не нанизал на нить,
и сын не ценит матери родной,
покуда сам не станет сиротой.
Боль от постромки, врезавшейся в грудь,
конь чувствует,
наездник же — ничуть.
Вкус мужества почувствует джигит,
а не слабак,
что знает только стыд.
Где распустился розовый бутон —
там соловей появится потом:
но коль по речке сель весенний прет —
ту речку конь
не одолеет вброд.
Кто долгий путь вовек не завершал,
кто славных дел вовек не совершал,
ум не трудил, врагов не поражал —
тот родичам не ведает цены!
Кто на подушке не лежал сам-друг,
не разнимая до рассвета рук,
кто не знавал свиданий и разлук —
возлюбленным не ведает цены!
Кто никогда не видел дальних стран
и расставанья не изведал ран,
кто ввечеру, в ночи и по утрам
вина не пил,
а лишь один айран,
кто гостю, что пожаловал к дверям,
приюта не дал, мрачен и упрям,—
и жизни-то не ведает цены!..

4

Голодному— как сахар, загора.
Уставшему — ишак коня важнее.
Зато без книг, бумаги и пера —
чем от невежд отличны грамотеи?
Уйдет приязнь — родня уж не родня.
Любовь уйдет — признания не лестны.
А без куска точила и ремня —
как станет острым старое железо?..
Сперва железо прячется в земле.
В тени сперва
таится благородство.
Там и ищи друзей таких себе,
чтоб на подмогу сами шли, без спроса.
Чем бывший друг, что нынче и не в счет,
чем лунный рог, который светит тускло,
чем сая старого, что не течет,
обширное, но высохшее русло,
чем жадный бай, что не платил закят,
или дворцы, что без огня стоят,—
дом бедняка, где преданы уюту,
дороже нам во всякую минуту.
Когда не ценит младший старшинства,
тебе и лошадь даже не подержит;
когда, заслуги оценив едва,
тебя твой край признаньем не утешит —
покинь его, не размышляя, где же
найдет приют седая голова...
Умелый путник избегает ям,
ум знает цену и другим умам,
суть жизни старцу и видней, и внятней,
честь переймет у родичей джигит,
и в мире этом — как на голубятне:
тот прилетит, а этот улетит...

5

Когда у джигита поспеет еда —
друзья его
сыщутся сами всегда.
Наверно, такое случалось и с вами:
в ту пору вам,
кажется,
каждый готов —
один стать глазами,
другой стать бровями —
ты только им пищу
почище
готовь!
Когда же джигита покинет достаток —
тут в недругах числи
и младшего брата!..
Тогда-то
нужна
дорогая жена,
и добрые речи,
и теплые плечи,
чтоб душу и тело
согрела
она...
Единственный тополь стоит перед домом.
Узорчатый вас облекает адрас.
Как нужен арычек посадкам садовым,
так нужен и мудрый наставник
для вас!
Отец — во главе и добра и порядка,
жена его — радость для глаз и для душ.
Брат старший — опора для младшего брата:
и в деле, и в горе,
и в споре
к тому ж.
Пускай пригодится скакун лишь однажды,
а годы выхаживал ты скакуна —
но выручит он из беды! И сполна
окупит заботы и хлопоты наши,
запомнится сердцу на все времена!
Сынок поначалу забава джигиту —
улыбки, и зубки, слова, и шаги там,
и как он смеется, и ходит, и спит...
А там — и забота!
А там — и подмога:
плечо твое, руки, и слух твой, и око...
Умрешь —
только в нем повторишься, джигит!

6

Пока ты живешь — обрастаешь добром,
но память уходит. Не помнит добра!
Всё меньше друзей у тебя за столом —
вот знак, что настала такая пора.
А признак того, что уходят друзья,—
в котле твоем
меньше и меньше еды!
И если их вовсе припомнить нельзя —
ты, значит, на самой границе беды.
А знак, что уходит еда из котла,—
немного в душе остается забот,
попробуй-ка разом прикинуть дела —
что падало на день,
выходит за год!
А если заботы
ушли из души —
так, значит, и годы,
и годы ушли...

7

Во-первых, скажу вам, чем ночью ходить —
уж лучше с ходьбой до утра погодить.
А дальше замечу: чем зимняя тьма —
пусть лучше весна нас голубит сама!
Где сено — там мусор, где пустошь — бурьян.
И нар в свою пору становится пьян.
Но чем от жены ненавидимой — мед,
пусть яд от любимой
кишки нам проймет!
Скончался старик — наполняют кувшин,
джигит —
опускаются шапки вершин!
Раз время приспело — жалей не жалей...
Но гибель до срока — стократ тяжелей!
И душу и кожу дурная жена
дырявит словами, покуда жива.
А с доброй женою, с почетом знаком,
живешь ты султаном,
хоть будь бедняком!

8

Эй, братья, послушайте, вам говорят:
пришел в этот мир —
собирайся назад!
Ведь как ни держись правоверной дороги —
судьбы острие тебя ждет на пороге...
Стоит на Аксу наш родимый аул —
на шее излучины он прикорнул.
Отец твой намедни погнал мою сваху —
попасть на полгода б ему
на авахту!
Хожу я тихонько — траву не помять...
Как сети ни кину —
реки не поймать!
Пойдешь ли к кому из-под крыши родимой —
тебе усмехнутся: потише входи, мол...
Есть птица «акку»: не перо — серебро!
Да тронешь его — вылезает перо...
Но если бы взять ты позволила руку —
и небо б не смело
сулить нам разлуку!

9

Дело не просто схватить за вихор —
что бы попробовать ни захотели,
чистить коня или ездить верхом —
трудности в каждом окажутся деле.
Путь не пройдешь за четыре шага,
долгий урок выполняй понемногу.
Только смотри: оседлав ишака,
в дальнюю не собирайся дорогу!
Не похваляйся, де, я, мол, бегун,
рядом с другими идти не могу...
В пешей дороге иные законы,
медленный путь
скорохода загонит!
Только глупцу это всё невдогад.
Знающий знает, что с многими сталось:
некогда ждет и могучих
закат,
подстерегает и алка
усталость...

10. О КОНЕ

Река переливается,
бушует
и кипит.
Джигит с коня не свалится —
смакует
стук копыт!
Поторопи свою судьбу,
садись скорее на коня.
Твой конь — с отметиной на лбу.
Гони его, врага коня!
Получит недруг пику в грудь,
а тот, что уцелел в бою,—
тебе навек покорен будь
и голову клони свою.
Друзья,
нельзя
терять лица,
и пусть, храня от жадных бед,
под вами будет до конца
туркменский шалый жеребец.
Река переливается,
бушует и кипит.
Джигит с коня не свалится,
покуда он джигит!

11

Если покупаешь жеребца —
осмотри конюшню и купца.
Молодого покупай конька,
чтоб недавно был подрезан хвост:
и поймешь и выездишь,
пока
матереет, набирает рост.
Будешь выбирать себе жену —
так из многих
выбирай одну!
Чтобы речь ее была кратка,
чтобы дело спорилось у ней,
а сама была она кротка
Да родить могла бы сыновей.
А любовь — сама придет любовь,
и желание тебя проймет,
как усмой она накрасит бровь
и к тебе, горячая, прильнет.
Чувств своих не отражай в глазах,
выбравши жену иль жеребца:
сваху не обманешь и купца —
и сгоришь ты, как сухой кизяк!

12. БЕРИ БЛАГОРОДНЫХ

Бывает ли так, чтобы долго лежала
в бездействии
сталь дорогого кинжала?..
Доверенной тайны не выдаст джигит.
Бери благородных с собою в дорогу —
и цену узнаешь ты им понемногу,
хотя неказисты порою на вид.

13

Время крепко дубит кожу —
год за годом, шаг за шагом.
Шкура сделалась подошвой,
терпеливый — падишахом!

14. НАША ЗНАТЬ

Узнать нашу знать — барыш небольшой:
всех грабит — сама ж нищает душой!
Где знатного двор — в почете позор,
а честность и честь — за нашей межой...

15

Оказался в чистом поле —
так скачи во весь опор.
Не умеешь слова молвить —
не вступай в словесный спор!

16

Слово от слова рождается снова,
а из молчанья не слепится слово!
Горьки слова, как середка у лука,
в горечи этой — для мудрых наука

17

Любит розу соловей,
роза — щебет птичий.
Слушать мудрых
у людей
добрый есть обычай!

Переводы А.Наумова

Просмотров: 2880

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить