Гузаль Бегим (1974)

Категория: Узбекская современная поэзия Опубликовано: 07.09.2012

Гузаль Бегим (1974)

* * *

Матери Зулфире Миннигали посвящаю

В тандыре огонь разводила мать
а я подбежала к арыку
где грустно вздохнула яблоня

Набрав в ладони рассветной воды
образ разрубленного дерева
унесла я в свой сон

И шла я в самую долгую ночь
глазами вслушиваясь и внемля
обхватив руки матери

Белого Иддиля печальный всплеск
пронесся по моему саду
бился в окно голос птицы Хаккуш

Мать не спеша подкладывала дрова
я же вдохнув аромат райхона
сорвала бесконечную ночь

* * *

Деревья,
цветы
и травы
все счастливы прорастанием
я же счастливей их
хотя я и не расту.

* * *

Долго я сидела вглядываясь в Луну
крошечный лучик поймав своим взглядом
ее чуть улыбчивый образ
не стесняясь прижать к губам

Отзвуки лунных шагов
приблизились ближе ближе
и вот — растворились в моих глазах

В ту ночь протянула я руки к луне
но все ж расплескала капельку счастья
И собрав свои косы узлом

Хотела что-то шепнуть Луне
но складки смущенных губ
потерялись в дорогах неба

Долго сидела я вглядываясь в Луну
и небо не шелохнулось
и стояло надо мной до рассвета

* * *

Как никто другой
Прошла я под деревом
Не бросив на него взгляда

И как никто другой
присела я возле росинки
пристально глядя на дерево

* * *

На картинке книжной обложки
небесного цвета бабочка
мелькает своими крыльями

На картинке книжной обложки
пьет она влагу неба
в глубины разлившейся речки
уходят на дно цветы

На картинке книжной обложки
непрестанно шевелит ветер
беззубая крыса ночи.

На картинке книжной обложки
зевают из камня статуи
и с неба скользит звезда

На картинке книжной обложки
льется в глаза мои голос
тысячегранный голос
лунный дождь лунный дождь лунный дождь

* * *

Не нарадуюсь я
если рядом трепещут листья
и птицы поют
я начинаю менять свой голос
я надеваю другое платье
и вздыхая гляжу на небо

* * *

Под деревом проходя
задумалась я на миг о небе

На миг скользнула мечта о Луне
и тотчас порвав оболочку мыслей

Разлетелись листья в Неведомое
улетел шафрановый миг

И когда я прошла под деревом
не осталось на нем листвы

* * *

Я хотела бы жить как Вы
лаская ладонью головки цветов
размягчая касаньем камень

Я хотела бы жить как Вы
рождать свой взгляд в глубине зрачков
говорить так неспешно ме-длен-но…

* * *

Гуляя среди ароматов
я что-то хочу рассмотреть
а что-то потрогать рукой

И я обнимаю деревья
замерзшие падают листья
в зрачках моих трепетность трав

Начинается вновьНачнется опять на рассвете
мое необычное дело -
бродить среди стынущих рощ.

* * *

Среди осколков разбитых пиал
сама я будто разбросанная
на все на четыре стороны

И глядя сквозь дверцы Сущности
я вижу одни осколки
и ничего кроме взгляда

РОССЫПЬ

1
Стоит мне повернуть рукой
ключ от счастья
и взлетают бескрылые птицы

2
В одеяниях разноцветных
бродит созревшее горе
вокруг моего калама

3
Каждый вечер пустой вялый ветер
колеблет мою колыбель
теперь такую пустую

4
Глаза мои — слезы осени
ладони — озера слез
Раздели ж нас, несхожее

5
Я отличаюсь от себя самой
и с девушкой во мне живущей
нет больше никакого сходства

6
По линии твою ладонь рассекшей
однажды полоснет кинжал судьбы
и рана обессмертит твою руку

7
Тень порхающего листа
в чей-то двор залетела
щенок укусил весну

8
Не стесни аромата розы
не наступи на луч луны
Будь осторожен щенок

9
Яблоко заклеванное птицей
растревожило дерево
запахом солнца

10
Уняла рукой щебет птиц
в проборе моих волос
морскую волну придержала

11
Когда затрепетали в зрачках моих
крылья летящей птицы
голосу своему я дала свободу

12
Я шепнула на ушко райхону
что люблю его
только так
сорвала я запах цветка

13
Цвета погруженные в глубь колодца
и собранные Творцом
всплывают наверх пейзажем

14
Вошедший сумрак отвлек меня
пройди же неслышно
мимо моей тишины

15
Скрестив свой взгляд с лучом луны
я хотела понять лунный свет
но не сумела постигнуть ночь

16
Стоит с улыбкой взглянуть на луну
и с шелестом опадают
желтые лунные листья

Перевод с узбекского Николая Ильина


* * *

Кому я родная дочь
небо
ночь
в глазах моих молний прочерк
желаний раскаты
мечты о покое
о вечном движении
на острие мгновения
мои волосы спутались вдоль дороги
колючие жалят зрачки в зените
такие далекие вечера
как вы во мне звените


* * *

Твой голос — счастье
посетившее мое сердце
все близкие сразу стали далекими
твой голос пронзил мои мысли
звенит в ушах
зажигает глаза
и зеркало расплескалось улыбкой
издалека
хватило одной искорки
накалившей провода
твой голос хочет оставить отметину
даже у меня на лбу

* * *

Приди
и прочти на чужом языке
душу мою с лица и с изнанки
уйми тревогу цветами
успокой ее вздохами
красками молчания раскромсай
и не пожалей цветов
для непонятной тебе тишины

* * *

В мои сны входят цветы
приближаясь к рукам
они касаются пальцев
и улыбается алый цвет
и улыбается розовый свет
разлившейся до самых глаз

* * *

время
на ногах стоптанные туфли
в руках неба ломоть
изболевшееся имя в себе несу
прохожу по обвалившемуся мосту
обломки мыслей
обрывки чувств
бьются в дверцы моего сердца
я самая прекрасная твоя печаль

время
играет в прятки держится за подол
судьба не подает руки
а на улице
на мою бедную голову
упал ливень лучей
не смотри мне в глаза окно
все что у меня есть —
съежившаяся надежда
ресницы — мокрые посланцы моря

время
выцветшее платье
за самое сердце держи меня
волосы затяни в пучок
солнце подставило лоб нового дня
линии ладони
воздушные пути
прижми покрепче меня к груди
время

* * *

Нет слов живущих иначе чем я
входят в окна
смотрят в глаза зари
листва – песочные часы
шелестом разбудят надежды

* * *

Я понимаю небо
на нитях мыслей
и день, и ночь горят звезды
в сердцевине души
солнце устроит привал
и жар души
разольется рекой

Перевод Баходира Ахмедова

 


* * *

Нарисовано на обложке:
бабочка-голубянка,
крылья — сложенный веер.

Нарисовано на обложке:
бабочка пьет небесную влагу,
река становится быстроходной –
цветы стекают на дно.

Нарисовано на обложке:
старая крыса,
воздух — первый ее детёныш.

Нарисовано на обложке:
заскучали парковые скульптуры,
патина покрывает мрамор,
с неба летит звезда.

Нарисовано на обложке:
всё это — ясное, драгоценное,
этот тысячекратный голос…

Льется лунное, лунное золото —
Падает, идёт, моросит.


РОССЫПЬ

* * *
Вот на ладонь упал, словно нож,
Промысел. Линии надломились,
И рука взялась за резец.

* * *
Несравненная тень листа
В городское окно скользнула.
Щенок облаял весну.

* * *
Птица яблоко расклевала —
Выступил сок, взметнулся запах…
Дерево ожило тревогой.

.* * *
Птиц уняла под рукой. Молчу. Люблю.
И под гребнем — смирись, Океан! –
Волны остановила.

* * *
Удивились мои глаза
Первой летящей птице —
Голос в груди угнездился.

* * *
«Люблю тебя», — шепнула
В ухо кудрявому базилику.
И сорвала его запах.

* * *
Художник увидел цветы
На дне пустого колодца.
«Всегда удивлялся рамам».

* * *
Ночью с луной говоря,
Хотела понять высокое,
Хотела понять другое.
Светает.

Свободный перевод Светланы Буниной


* * *

Проходя под деревом
подумала вдруг о небе

Задумалась о луне и разбила
хрупкий сосуд мечты

Далеко улетела листва
улетел и шафрановый миг

Прошла я однажды под деревом
и не было листьев на нем

Перевод Санджара Янышева


Жемчужный шепот

Стихотворения в прозе

* * *
Ночь в комнату вошла, сбросив одеянье. Я слушала ее дыханье, замерев, и вырастала за окном гора из лунных листьев, по небу кружащих. Мне счастье не давало глаз закрыть. При виде остановленных мгновений хотелось прошептать: «о, пробудитесь». И было одиночество так полно, что больше никого бы не впустило. И золотую лунную листву я воспевала алыми губами.

* * *
Сердце мое – обитель луны, обитель свободы я изнутри украшаю виденьями духа. Воспоминанья мои оживают в портрете девушки, что наклонилась над собственным сердцем. Как в ее мысли проникнуть, как разглядеть, что отражается в блеске лучей на ресницах? Я бы хотела навеки остаться во взгляде той, что склонилась над алым трепещущим сердцем…

* * *
«Ночи голос чернейший»2 вошел в мою спальню, схватив за косы, вручил пригоршню простора. Мощь величавую я заключила в ладонях, дальние дали и теплую голубизну. Я отряхнула ноги от пыли решений, я хочу жить, внимая лишь черному голосу ночи, чтобы «осколки луны» и осколки улыбки, слившись в одно, породили луны океан… Разбитой луны океан.

* * *
«Самые нежные слова я тебе посвящал» – и не избежал самых горьких. В эту ночь все слова – и сердечные, и бессердечные – собирала я вместе, пока, наконец, не увидела гору из слов о тебе… Я взбираюсь по ней, чтобы молча к тебе прикоснуться, и сгораю от пламени мыслей. Стою на вершине – кто расскажет, что будет, если вниз я сорвусь? Представляю разбитое тело и сломленный дух. Не хочу поддаваться видениям этим – но и снять не могу свое сердце с вершины из слов.
* * *
«Ветра длинные руки» за запястья схватили мое одиночество, но и им не удастся свести нас с тобой. Душа моя обожжена. Я – хозяйка приюта для стонов, и они еженощно звучат в моих венах… Я – та, что во взгляде своем заблудилась. Люблю твои руки, хоть они возвели эшафот для влюбленного сердца... Даже ветер, укравший твой голос, теперь не сумеет приласкать меня длинным своим языком.

* * *
«Эй, человек, прислонившийся к дивному дереву», слышишь ли ты мерное тиканье? Эти часы – мое сердце. Среди миллионов секунд кровообращения я пытаюсь поймать мгновения цвета огня. Эй, человек, видишь ли ты, как на кончиках пальцев счастье мое полыхает полями тюльпанов? Сможешь ли ты сопротивляться пламени, что зацвело на вершинах протянутых рук?

* * *
«Твои волосы – пламя». На империю солнца похожи они. В цепях из лучей переливаются чувства. Я по лестнице солнца взойду и тебе прямо в сердце вдохну парашютики одуванчиков. Ко мне, мои войска волос, копьеносцы-ресницы! Я под звуки фанфар покорила эту страну. Отныне в империи единовластие сердца.

* * *
Я нашептала тебе волосы, руки, глаза, теперь же шепчу каждую жилку. Ночь вобрала в свою душу мой шепот жемчужный. Воспряли цветы в темноте. Тайная суть моего имени едина с сутью луны. Для стонов своих я ставлю шатер, и они шепчутся тихо под расписными арками…

* * *
«Я живу, глядя прямо себе в глаза». В эти тихие дни, что жила я, глядя прямо себе в глаза, во мне пробудилось желание жить, сверяясь с руками. Линии на ладонях и есть голоса разлуки… В их хоре найдется место для каждой погибшей надежды. На кончиках пальцев моих возвышаются горы, но спящая в них красота никому не доступна. А я живу, упорно читая в ладонях, и на просторах глаз звучит черная песня.

* * *
«Месяц сверкает мечом.
Страшно
Удариться лбом».
Опрометью бегу в твое сердце – со всеми словами, ослепшими глазами, надеждами, всем, что есть в моей жизни. Теперь я одна с теми днями, что жила без тебя. Начинаю иглой вышивать твое имя. Опрометью бегу я к тебе – но как страшно удариться лбом мне о сердце твое… Дни, когда я тянула руки из людных окон, мне нельзя никому подарить, и я только хочу им на лица накинуть тяжелую темную завесь.

* * *

«Разлука – лучина…» Грусть… «Я жить не могу без тебя», – говорю своенравным ночам. «Я в жертву вас приношу, неразумные», – шепчу новорожденным чувствам. Печаль опустелого сада, где цветы никогда не цвели, разливается в комнате. Я мечтами закрою глаза этой ночи, утонувшей во тьме. Я хочу стать хоть кем-нибудь, кроме себя, войти в чьи-то мысли. Сунув голову в воротник воображения, я гляжу на улицы: люди, птицы, деревья – все восхваляют друг друга. Схватив за руки разлуку, смотрю ей в лицо – но на нем отражается лишь одиночество.

* * *
«В дороге холода пронзили душу», но все же розы сердца шлю тебе я. Их аромат впитали ночи цвета изумруда. Я прижимаю стебельки к груди – и каждый вечер руки вместо губ с тобою говорят. Теперь я буду жить лишь по веленью сердца. Слова зависли в воздухе. Шипы в твое окно протягивают письма, пропитанные ароматом роз. В их запахе и волжская волна, и Африки банановые рощи, и саксаулы древних Каракумов. Но имя, что хранится в розе сердца, приносит только боль созревшим чувствам.

* * *
«Тебя нет в горестных морщинах, изрезавших мой лоб». На моих глазах слово «нет» меняет обличья, словно радуга, переливается всеми цветами. Как колесо, оно прокатилось по моим чувствам, и темные волны смяли мои надежды. Сердечные раны пытаются слиться друг с другом. В испуге смотрю на просторы, где нет ни души.
Собакой Кубро Нажмиддина становится сердце. На раскрытых ладонях мерцает прозрачный пепел. И только горький цветок, коснувшийся лба, по-прежнему молит о невозможной любви.

* * *
«Не дотянуться до тебя, чтобы обнять». Мне никогда до тебя не дотянуться. Я тратил время на все, кроме тебя, все пережил, все объял. В моих глазах поднимали стяг тысячи воинов. Босоногие ночи держали под стражей чувства. Но никому до сих пор не дались мои мысли: они неподвластны рукам, что слабы перед сердцем.

* * *
«Женщина, в сердце которой смеялась луна». На моих ресницах смеется само одиночество. В моем сердце – заросли терна, лучи их боятся. В зеркалах – отражения алой разбитой мечты. «Я хочу быть прочитанной», – шепчет в пожаре душа. Без тебя мои дни улетают, как пух. Я хочу быть привязанной к ним, словно редкостный камень… Но в ответ только ночи смеются в моих волосах.

перевод с узбекского Е. Фельдман
______________
* Здесь и далее строки в кавычках взяты из стихов Турсун Али.

Просмотров: 3186

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить