Насыр Мухаммад (1946)

Категория: Узбекская современная поэзия Опубликовано: 07.09.2012

Насыр Мухаммад (1946)

ДЕРВИШ БАХЛУЛ

Историю мы школой называем.
По ней мы судим о добре и зле.
Неправедные времена?
Бывают.
Но ценится лишь правда на земле.

Да, было время, что людей крушило.
Тогда себя лишь каждый охранял.
Перед халифом Харун-ар-Рашидом
любой гордец колени преклонял.

Но не Бахлул.

Богатый ты иль бедный,
всем правду говорил он без услад.

Халиф Бахлула звал, чтоб тот поведал,
чем жив, ему подвластный, халифат.

Не льстил Бахлул и не боялся гнева
владыки и хозяина дворца.
А голос дервиша – всегда был голос неба,
презревший хитреца и подлеца.

Во всем правдив, своей дорогой шел он.
Ни посох был не страшен, ни тюрьма.
И говорили:
«Он умалишенный»
те,
у которых не было ума.

Двуликие в то время славно жили.
И каждый чтил себя за мудреца.
А праведникам тесно было в мире.
А миру, как известно, нет конца.

Через века, как прежде, ветры свищут.
Давно, что было, обратилось в прах.
Не помнят люди ни царей, ни нищих.
А лишь Бахлул в сердцах и на устах.

Слова, что правду говорят на свете,
для всех звучат, как камнепадов гул.
Покуда ложь гуляет по планете,
везде нужны такие, как Бахлул.

Перевод Александра ФАЙНБЕРГА


ОТЧИЗНЫ ПЕСНЯ

Родимый край, земля отцов и дедов,
Да где предел моей любви к тебе!
И верю я, чужбины вкус изведав:
Твоя любовь всегда в моей судьбе.

Есть, верно, в мире страны красивее
Да и богаче стран, поди, не счесть.
Но красотой ты дорога своею,
Ты мной любима - что прекрасней есть!

Душе моей привычна странствий радость,
Во многих землях гостем я бывал -
Нигде души частички не осталось,
Всё по тебе я всюду тосковал.

Бродил в лесах, бескрайних и дремучих,
Твоих садов щедроты сердцем зря.
Ошеломлён величьем рек могучих,
Был горд, что есть Аму и Сырдарья.

Из городов Европы неизменно
Сквозь их красоты виделся мне он -
Мой город, что жемчужиной бесценной
Под жарким солнцем Азии взращён.

Страны моей, страны любимой имя,
Я гордо нёс в любой чужой стране:
Чужой язык - чтоб говорить с чужими,
С того узбекский дорог стал вдвойне.

Судьбе спасибо, что дала Отчизну,
Добрей которой в мире не найти -
Как счастлив я, разлуки холод вызнав,
К её теплу домашнему придти.

Отчизны имя - песнею по свету,
Она, тревожа, за сердце берёт.
Кто не расслышал сердцем песню эту,
Пусть на чужбине горькой пропадёт.

Я вновь с тобой, надежда и забота,
Печаль моя, завидный мой удел.
Птенец, хмельной от радости полёта,
Домой, в гнездо родное прилетел...


ДОБРОТА

Жизнь-река поднимала вечно
Поколенья - к гряде гряда...
Невозвратна и быстротечна
Волн катящихся череда.

Как ветра, пронеслись эпохи,
Наслоились пласты-века -
Царств, когда-то великих, крохи
Вымывает из них река.

Властелинов великая сила
В волны канула без следа:
Мимолётное уносила
И уносит река всегда.

Быстротечна - в единый роздых —
Поднялась и ушла волна...
Покорителей мира грозных
Позабытые имена,

Чьи-то давние боли - беды,
От которых не больно нам,
Поражения ли, победы -
Всё уносится по волнам.

Беспощадное время судит
Нашу память в пути своём:
Для чего в жизнь пришли мы - люди?
Для чего же тогда живём?

Скорость времени не убавить:
Наш черёд - и уйдём. Совсем.
Как и те, кто успел оставить
Строки вечных, как жизнь, поэм.

Как и те, кто оставил память
Деревцами живых садов
Иль лазурными куполами
Нестареющих городов.

Доброта не забыта! Вечна.
Жизнь-река доброте воздаст -
Нескончаема, быстротечна:
Что оставит она от нас?..


СОН

Огни чужого города в ночи...
Ярка, шумна ночная заграница:
Реклам цветастым заревом кричит,
Несмолкших улиц грохотом струится.
Машин поток.
Сияющий неон.
И всё как есть невиданное дома.
Заворожён волшебно, ослеплён
Я миром этим, прежде незнакомым.
Когда б ещё хоть кто-нибудь да был
(Ведь вечно нам чего-то не хватает)
Со мною рядом - чтобы разделил
То чувство, что меня переполняет.
Чтоб можно было петь душе родной
Про всё, что здесь вобрал я жадно в душу:
Ведь радоваться радостью одной
С идущим рядом -
Что быть может лучше!
Ведь счастья нет завиднее, пока
Другой с тобою счастлив без расчёта...
Звучат слова чужого языка.
Кругом - чужие.
Больше - никого-то.
И понял враз я, как ни хороши
Красоты стран, неведомых доныне,
Что значит, если нет родной души,
Что значит, оказаться на чужбине...
Такой вот сон,
Всего лишь только сон,
Что мне могло, по счастью, лишь присниться -
Заворожён чем был, чем ослеплён
Я - несравненной Родины частица.
Вином пьянит земли её вода,
Язык родной мне музыки чудесней.
Сны ж, удивив, проходят, без следа
В её душе -
Моей счастливой песне...

Переводы с узбекского Владимира Лещенко

Просмотров: 2835

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить