Халима Худайбердыева (1947)

Категория: Узбекская современная поэзия Опубликовано: 07.09.2012

Халима Худайбердыева (1947)

* * *

Мой друг, признаться, вас судьба в час вдохновения сотворила,
Задумчиво одних лепя, вас в час веселья сотворила.
Вас совершенством наделив, по щедрости своей случайно,
Сама же зависти полна, к себе ревнуя, сотворила.
Вы брошенный украдкой взгляд за горечь зря не принимайте,
Любовь девичья – сущий ад, ее за рай не принимайте.
Не мучьте вы ее, без вас душа истерзана до крови,
Вы с легкостью души сей мрак за синь небес не принимайте.
Вы, словно сказочный Фархад, скажите, где Ширин, мой друг,
Меня мечты мои казнят, поет свирель о том, мой друг.
Волнуясь мыслями с утра, моих как ночь косичек черных,
Рассыпясь, плещет водопад кипящим жемчугом, мой друг.
Что говорить, ведь я себя считать не смею вашей ровней,
Но а с другой пойдете вы, вам не знавать дороги ровной.
Я никому вас не отдам ни наяву, ни в сновиденьях,
Вы, не колеблясь, все пути усейте иглами, мой друг.
Превозмогая боль в ступнях, пойду по ним, легко ступая,
И осушу бокал с вином любви отравленной сама я.
Не предлагая никому, в пути ни с кем я не делясь,
Гонимая своей любовью, пойду за вами я пылая.
Вы будете удивлены, меня увидев в час свидания,
И вряд ли станут вам нужны тогда холодные создания.
Огнем своим вас опалив, сама уйду я, так как вряд ли,
Вы мне останетесь верны, любви не ведавший страдания.
Я вас с собой не позову, пускай сгорю в огне любви,
Но и другой не уступлю непостоянного, как вы.
Мой друг, признаться, вас судьба в час вдохновенья сотворила..

Перевод с узбекского Хуршиды Маматовой


АРБА

И оказались мы в одной арбе.
Так бешено летели наши кони,
так тяжко было править —
а тебе
сиделось тем удобней и спокойней.
И я гнала коней, тебе назло!
Я так гнала их, точно путь пахала, —
чтоб нас еще отчаянней несло
и яростней кидало
на ухабах.
Судьба ль нам предназначила места,
мы ль выбрали их сами
по натуре?..
Меня не одурманила езда —
я попросту сомлела от натуре.
И я не шла наперекор судьбе,
когда, устав, тебе вручила возжи.
Ведь надобно же было и тебе
от тягот сих
отведать долю тоже!
Ты обернулся, помнится, ко мне —
так посмотрел и так расправил плечи,
как будто бы меня, а не коней,
обжег
своей безжалостною плетью.

Как смела я, привычная раба?..
...Судьба к тебе спиною повернулась:
споткнулся конь —
и бедная арба
на полной скорости перевернулась.
Мы поднялись. Нам снова повезло.
Нет, я тебя презреньем не сжигала.
И я не сделала тебе назло,
когда, не оглянувшись, зашагала.
Я просто знала: так и буду впредь.
Идти пешком. Без горя и тревоги
Мне просто было не к чему смотреть
на то, что там осталось
у дороги.


ДВОРЫ

Не обноси дувалами дворы,
не затеняй ночные очи окон.
Глаза не для того ли нам даны,
чтоб видеть все —
что близко и далеко?
Долой дувал! — чтоб из моих дверей
твой двор, твой дом
мне был всечасно виден
и встретиться могли бы мы скорей —
в тот самый миг,
когда из дома выйдем.
Ворота — прочь! — чтоб я всегда могла
войти к тебе,
когда ты очень нужен,
и душу ржавчина не извела,
как лезвие
в тугих потемках ножен...
Живое сердце тянется к другим —
в нем радость бьет, его томит забота —
и тычется, рассудку вопреки,
в бездумную незыблемость забора.
О, не гордитесь, светлые дома,
что не дано проникнуть к вам
кому-то!
Ужели вам для этого дана
манящая застенчивость уюта?
И если пламень в чьих-нибудь очах
в ночи
у стен
погаснет без ответа,
в уют ваш светлый, в жаркий ваш очаг
ужель добавится
тепла и света?..
Раскрой окно и двери отвори,
твое доверие — тебе порука.
Дувалами не обноси дворы,
нас отделяющими друг от друга.
А если все-таки я не пойму
всего,
что дом твой в тайных недрах прячет,
дитя, в твоем рожденное дому,
все ж близ меня
смеется, пусть и плачет.
Нам речь одна дана для добрых слов,
над нами звезды общие блестели,
нам небеса даруют общий кров,
одна земля
послужит нам постелью...

Перевод с узбекского Александра Наумова

Просмотров: 3592

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить