Хамза Хакимзада Ниязи (1889-1929)

Категория: Узбекская современная поэзия Опубликовано: 07.09.2012

Хамза Хакимзада Ниязи (1889-1929)

ГАЗЕЛИ

* * *

Лик твой — ясных зорь светлее, он сгубил и сжег меня,
Колдовских ресниц кинжалы губят, словно рок, меня!

Глаз твоих волшебных чары колдовством меня гнетут,
Каждый взор твой повергает в тысячи тревог меня!

Мне бедой нарциссы-очи, луноликая, грозят, —
Сжалься! Грудь подставить стрелам твой укор обрек меня.

В час, когда походкой плавной величаво ты прошла,
От волненья даже разум уберечь не смог меня.

По речам твоим тоскую, по нектару сладких уст, —
Зло измены наделило бледнотого щек меня!

В день, когда я, сломлен горем, от тебя привета ждал,
Вверг во тьму жестоких бедствий твой ответ-упрек меня.

Не взглянула на Нихана — что ей стоны и мольбы?
Ты — с другим, — какой суровый жребий подстерег меня!

* * *

Попроси у любимой, ветер, пусть, жалея меня, придет,
Пусть, красуясь повадкой властной, красотою маня, придет!

Одарила б она беседой изнемогшею от любви, —
Мне не надо лекарств целебных, пусть, хотя бы дразня, придет.

Сколько дней я вдали от милой, опечаленный и больной,
Пусть же злая шалунья-пери, милосердье храня, придет.

Пусть, когда я томлюсь в темнице, словно пойманный соловей,
Мрак измены рассеет роза п цветением дня придет!

Если ж гибнущих от разлуки нужно злобой ей погубить,
Пусть кинжалом в руках играя и невинных казня, придет.

Подступила судьба-разлука к изголовью моих скорбей, —
Пусть же мук моих врачеватель, боль из сердца гоня, придет.

Силы прочь изошли из тела, цвет румянца шафраном стал, —
Пусть она, чтоб утихло в сердце полыханье огня, придет.

Да простит она добрым сердцем все ошибки и все грехи, —
Пусть, когда от мук покаянья в сердце боль и грызня, придет.

Сколько верности обещала безответному Нихани!
Пусть обетов не губит ложью—за любовь не кляня, придет.

* * *

Под небосводом мир простерт немыслимым базаром:
Там каждый со своей бедой, как продавец с товаром.

Там цены тяготам низки, а на добро — высоки,
И смерть приносит в жертву всех своим коварным чарам.

Хоть с виду добр и скромен бек, а на подачки жаден:
Богатый ждет его в дверях, встречает щедрым даром.

А тот, кто с истиной в ладу, — рыдает, мукой сломлен,
Его одежда так ветха, что не возьмешь задаром.

Быть может, в море правых дел мой кубок не потонет:
В том море, верно, тайна есть, что неподвластна карам.

Любого за упорство ждет жемчужина в награду, —
И бесталанного любовь своим одарит жаром.

Не будь беспечным — мук своих не открывай и другу:
Ведь бывший друг из всех врагов бывает самым ярым!

У мудрых в каждом слове есть решенье многих истин —
Советам мудрецов внимай, чтоб не пропали даром!

И если люди упрекнут тебя, Нихан, — не бойся:
Укор полезен всем, кто смел, — п молодым, и старым!

* * *

Изранишь сердце — болью ран не упрекай меня!
Когда от мук я словно пьян, не упрекай меня!

Не жаждай крови слез моих и сжалься надо мной,
А яд дала — так за дурман не упрекай меня.

Нет, не стрелою я сражен, а пиками ресниц, —
За то, что полон твой колчан, не упрекай меня.

О луноликая, взгляни на преданность мою!
Что мне Меджнуна жребий дан, — не упрекай меня.

Перед соперником, прошу, меня не опорочь
И — что любовью обуян — не упрекай меня.

Я — гость в стране твоей души, — не прогоняй, прими
Что я чужак из дальних стран — не упрекай меня.

Не надо так корить меня, с издевкой не гляди,
Не говори, что плох Нихан, не упрекай меня!

* * *

Красавица! Страстью объят, о как по тебе я тоскую!
Я, словно в ветвях соловей, рыдая и млея, тоскую.

Как много томительных дней прошло без свиданий, о пери,
Сдружился я с тысячью мук, в жестокой беде я тоскую.

Кумир мой! Вовеки никто, как я, не страдал от разлуки,
Все тело огнем занялось — душой пламенея, тоскую!

Бескрайни страданья мои, меня обрекла ты на муки:
Безумный, брожу я один, гонимый везде, я тоскую.

Пришла бы меня навестить, к мученьям моим сострадая!
Ты несколько дней не придешь — и я всё сильнее тоскую.

«Любовь твоя скоро придет», — едва лишь мне кто-либо скажет —
Кружу я над ним мотыльком, в надежде робея, тоскую.

А вспомню, что ты далеко, что я, бесприютный, покинут,
Кровь к горлу подступит комком, и я всё грустнее тоскую.

Я спрашивал всех о тебе, по улицам дальним скитался,
Молва осудила меня — погрязнув в стыде, я тоскую.

Но вот ты к Нихану пришла, и душу наполнила радость, —
Надежду — быть жертвой твоей всем сердцем лелея, тоскую.

* * *

Не говори, что для людей во всем нужна корысть,
То — участь грубого скота, удел лгуна — корысть!

Заслон добру и красоте, погибель славных дел,
Смиренью — недруг, вере — враг, всему вина — корысть.

Убийца чести и стыда, проклятье и позор,
Причина тягот и невзгод, с бедой дружна корысть.

В ловушку муха попадет — ее прихлопнут там, —
Смертельной карой за грехи воздаст сполна корысть.

Когда достойный продал честь, стал подлому рабом,
Знать грузом спину гнет ему в дугу мошна-корысть.

А сколько позабывших честь спозналось с нищетой!
Повесить на плечи суму обречена корысть!

Ногами попран, словно сор, унижен добрый люд:
Когда страною правит зло, всему цена — корысть.

Голодным будешь — все равно не жадничай, Нихан:
Печать порока, божий гнев, сосуд без дна — корысть!

* * *

Если хочешь, чтобы в сердце был не мрак, а яркий свет,
Дружбы с мудрыми не бойся, не чуждайся их бесед.

Сил не тратя понапрасну, пустословием не греши,
Если смел ты — вырви душу из оков пустых сует.

Помни, в чем залог смиренья: делай благо для людей,
А зовешься справедливым — но живи другим во вред!

Если цель твоя — быть добрым, к добронравию стремись,
И тебе в награду благо даст и тот и этот свет.

Никого нет в этом мире, кто бы бедствий не терпел,
И тебе, Нихан, придется в судный день держать ответ!

* * *

Во тьме измен завеса слёз в очах когда появится,
О сердце, верь: взойдет заря — твоя звезда появится!

Не будь беспечным, чувств своих не одолей гордынею:
Бывает — сытный день уйдет и вдруг нужда появится.

И малый промах не прощай, дав волю беззаботности:
От малой искры и пожар ведь иногда появится!

Упорным будь и верь в успех, простись с нетерпеливостью, —
О капля, в раковине зрей, и жемчуг да появится!

Да вскормит саженцы надежд родник высокой истины,
И верь, что поросль, зелена и молода, появится.

Бесцельна жизнь ханжей-святош в силках корыстолюбия,
Ступай с гуляками купить, и цель тогда появится!

Собою жертвуй, никого не наделяй обидами,
Забудешь бога — сгубишь мед, и яд стыда появится.

Когда другим совет даешь — прожить по справедливости,
Да будет прям твой путь, Нихан, не то беда появится!

* * *

Ты — сама красота, твой пленителен лик,
Описать тебя — нем и бессилен язык!

Стрелы глаз твоих — словно недремлющий страж, —
Мир без них бы навек от покоя отвык!

Но нектар твоих уст не вливал в меня жизнь,
В злых укорах иссяк их живящий родник.

В лук жестокой рукою ты стрелы кладешь,
Никому нет спасенья от жалящих пик!

Легкий стан твой я с нежною пальмой сравню —
Тоньше, лучше сравнений мой ум не постиг!

Прядь кудрей я хотел у нее попросить, —
Ей смешно — мол, пустая мечта горемык!

О, яви мне, творец, милосердье свое —
Как постигнуть ее совершенства тайник?

Жар и пламя тех стонов, что жгут Нихани,
Даже сталь не могла бы стерпеть ни на миг!

* * *

Безумец, жаждущий любви, всегда томим надеждою,
Достойная сказаний страсть живет одним — надеждою.

Весь день томится мотылек мечтой об искрах пламени,
Приходит ночь — и гибнет он, в огне палим надеждою.

В саду бутоны уст твоих манят и закрываются,
Но утро к страждущим придет и будет им надеждою.

Влюбленных может ли страшить клинок твоей жестокости?
И перед смертью тоже мы дышать хотим надеждою.

Едва покинешь ты, Нихан, порог своей возлюбленной,
И обернется сто грехов врагам твоим надеждою!

* * *

Черты высокой красоты даны ее приметам,
Но чудо прелести земной лишь ей дано при этом.

Нацелясь стрелами ресниц и брови выгнув луком,
Привычно поражать людей очам, красой согретым.

Она прищуром властных глаз разит влюбленных насмерть,
Ее чело в венце кудрей красой сродни букетам.

Сто тысяч бедствий источать в единое мгновенье
Привычно зовам ее глаз, лукавым их обетам.

Она затмит и соловьев сладкоречивым пеньем:
Когда слова текут из уст, дано им быть шербетом.

Разъято сердце на куски — они висят, как нити:
Ей любо гребнем их чесать, в нутро мое продетым.

А твой удел, Нихан, один — молить любви и счастья
И льнуть к возлюбленной своей всегда — зимой и летом!

* * *

Быть верным вероломной — бесполезно,
Пылать к ней страстью томной — бесполезно.

В степи любви и мук бродить Меджнуном,
Скитаться, как бездомный, — бесполезно.

Когда в любви не встретишь чувств ответных,
Жить страстью неуемной бесполезно.

Когда к твоим страданьям равнодушны,
Влачить их груз яремный бесполезно.

Соперника, когда он лицемерит,
Встречать надеждой скромной бесполезно.

Хоть к горлу меч — молить о снисхожденье
Ту, что с душою темной, бесполезно.

И зря ты будешь клясть свое терпенье:
Тушить свой пыл истомный бесполезно!

И если ты, Нихан, стремишься к правде,
Дружить с той вероломной бесполезно!

* * *

Для влюбленного вовеки пет своей любимой лучше,
А возлюбленной — влюбленный, страстью одержимый, лучше!

Тьма невежества—погибель тем, кто ждет любви высокой,
Свет немеркнущей надежды, знанием даримой, лучше!

Шейх, оставь чалму и четки — благочестия приметы,
Ты вином из доброй чаши злую душу вымой лучше!

От измен любви не скрыться даже в тысяче пристанищ,
Жить совой среди развалин, от людей гонимой, лучше.

Ниязи отверг в неверье жаркий пламень преисподней, —
Жар, что мотылек познает, пламенем палимый, лучше!


ДИДАКТИЧЕСКИЕ СТИХИ

ОБ УЧЕНЬЕ И НЕВЕЖЕСТВЕ


Будешь знаньями богат —
Все дела пойдут на лад:
Для ученого ни в море,
Ни на небе нет преград.

Будешь знаньем небогат —
Много понесешь утрат:
Побредешь в степном просторе
Как скотина — наугад.

Если грамотными будем,
Добрый мир построим людям,
Участь славную себе
И другим тогда добудем!

Если ж неучами будем,
На беду себя осудим:
Будем только соль глотать,
Сладкой пищи вкус забудем.

Просветимся — наш народ
Скоро славу обретет:
Воздадут нам в дальних странах
Уваженье я почет.

Неучу, наоборот,
Слепота — один исход:
Побредет, пути не видя,
Да и в яму попадет!

Одолеем твердь наук —
Всё подвластно нам вокруг:
Сила знанья нам поможет
Излечить любой недуг.

Будет разум глух и туг —
Всё уйдет у нас из рук:
Одолеют нас болезни.
Будет жизнь — сплошной недуг

Силу знанья привлечем —
Всё нам будет нипочем:
Тьму невежества погубим —
Насмерть поразим мечом!

ШКОЛА

О науке, нравах, знаньях издавна радела школа.
Будет в них успех высокий—знай: свершит то дело школа.

Как цветник, дождем политый, пышно зелень распускает,
Так цветущий сад прогресса орошать умела школа.

Школа — как рудник бесценный славы, радости и счастья:
В двух мирах даст всё, что надо для души и тела, школа,

Ведь народ, лишенный знании, обречен бесславно гибнуть, —
Потому у всех народов и почет имела школа!

Школа — верная опора для наук и просвещенья,
Из своих сокровищ дарит мудрость без предела школа.

Посмотри: вокруг сто тысяч созданных трудом предметов!
Как плоды на древе жизни, их взрастить сумела школа.

Мы с людьми сомкнемся, сделав человека человеком,
Если будет к свету знаний приобщать нас смело школа!

КНИГА

Родник живой воды, душе отрада — книга!
Разумному, как жизнь, даст всё, что надо, книга.

Начало всех начал, бесценный перл дерзаний,
Недугам — как Лукман, страде услада — киига.

Поверженным сердцам — как лунный свет во мраке,
Целебный пыл души и светоч взгляда — книга.

От всех нежданных бед надежная защита,
Невежеству и злу, как меч, преграда — книга!

Кто в пору юных дней приложит к ней старанье,
Тому всегда во всем быть другом рада книга!

НАУКА

Наука — путь к любой заветной цели.
Мы с нею бы и к звездам взмыть сумели!

Когда бы школ и знаний нам хватало,
У нас врачей могло бы быть немало!

Когда б у нас ученье было в силе,
Мы сами бы философов взрастили!

Одно лишь знанье может быть вожатым —
В пути к прогрессу другом быть и братом!

КАЛАМ


Когда я стал учиться, мне был другом школьных лет калам:
Он ум п память мне развил и дал мне знанья свет, калам!

Он обучил и воспитал, стремленье мне к добру внушил,
Преподал скромности урок — не жить другим во вред — калам.

Когда не всё могли мне дать, как ни старались мать с отцом,
Ты верный путь мне указал и подал мне совет калам.

И вот прошел ученья срок, я мудрость грамоты постиг, —
Ты, за старанья мне воздав, в душе оставил след, калам!

Заветы, что мне дал калам, я никогда не забывал, —
За преданность поведал мне разумных слов секрет калам.

ЖАЛОБЫ НАПУГАННОГО «ОТВЕТСТВЕННОГО РАБОТНИКА»


Получить бы мне совет дяди Чигирика!  
Я погряз в пучине бед, горький горемыка.

Сколько лет уж на виду я — «ответработник»,
А теперь попал в беду, сбился с панталыка!

Обучил свою жену — власть над ней утратил:
Как ее ни припугну— не боится крика.

Март подходит, с паранджой жены сводят счеты,
Как мне быть с моей женой, — вот ведь закавыка!

Если нет пути назад — жить, как прежде было, —
Значит — взять жену да в ад? — Это ж просто дико.

Будь она лицом плоха, был бы я спокоен:
Не было б тогда греха от такого «лика»!

Как мне быть — уйти совсем или примириться?
От беды я словно нем, стал почти заика!

Как?! Ее лукавых глаз и речей, что сахар,
Вдруг всего лишиться враз? — Нет уж извини-ка!

Что теперь ни предприму, как ни ухитряюсь,
Сам не верю никому — с мала до велика.

Дядя Чигирик, сосед! До прихода марта
Дай мне, бедному, совет, делом помоги-ка!

Перевод с узбекского Сергея Иванова

ЧЕРЕПАХА И СКОРПИОН

Выбрала в друзья во время оно
Черепаха злого скорпиона.

В путь пошли, стянув ремни потуже,
Скорпион с подругой неуклюжей.

Хвастаться он начал перед нею:
- Я любезней всех и всех вернее.

Нашей дружбе предан я всецело.
Связаны мы, как душа и тело!

До реки добрались оба друга.
Скорпион затрясся от испуга.

- Плавать, - говорит, - я не умею,
А в разлуке с горя захирею.

- Что ж, садись на черепашью спину,
Я тебя в несчастье не покину!

Сел на черепаху скорпион,
А кругом вода со всех сторон.

Выпустил он жало и с размаху
Поразить собрался черепаху.

Черепаха так и задрожала:
- Для чего ж ты выпускаешь жало?

Отвечает скорпион: - Мне надо
Выпустить наружу каплю яда.

Хоть и велика твоя услуга,
Но тебя ужалю я, подруга!

И сказала черепаха скорпиону:
- Поступаешь ты не по закону.

Ты за дружбу платишь мне враждою,
Но тебе вражда грозит бедою!

Отвечает скорпион со злобой:
- Обещал я верным быть до гроба

И дождусь, исполнив обещанье,
Твоего последнего дыханья!

Так бы и пропала черепаха,
Да втянула голову от страха,

А потом нырнула в глубину -
И пошел дружок ее ко дну...

А мораль такая этой басни:
Вероломный друг врага опасней.

Перевод С.Маршака


ПЕРЕДАЙ ПРИВЕТ

О, если увидишь отчизну, земляк,
Отцу дорогому привет передай.

И матери, коль она выйдет к тебе
Навстречу из дома, привет передай.

Сестре, что проплакала звезды-глаза
В тоске по родному, привет передай.

Ребяческий лоб поцелуй за меня,
Братишке меньшому привет передай.

Соседям, знакомым, кто стар и кто мал,
И каждому дому привет передай.

Скажи моей матери: сын твой здоров,
Скажи ей: вернется он, слез не роняй.

Скажи ей: разлуки тоску подави,
Любимого сына домой поджидай.

Чем сможешь, моей ты семье помоги,
Несчастную мать мою не покидай.

А если услышишь о смерти моей,
Прошу тебя, черное не надевай.

Коль кто-нибудь черную весть принесет
Скажи, что неправда, семью утешай.

...Товарищам, сверстникам добрым моим,
Надеждою светлой сердца оживляй.

Приедет, скажи, невредим и здоров.
Вернется товарищ в родимый свой край.

Приедет, когда возвратится весна,
Сады зацветут и запенится сай.

Прошу тебя, души любимых людей
Ты черной кручины клеймом не терзай.

Назвав всех по итмени, каждому ты
На родине дальней привет передай.

Перевод С.Сомовой


ПЕСНЯ МАХМУДЫ

Первым взглядом своим ты безумье вселила в меня,
опалила огнем,
как вино, веселила меня.
Клятвой верности вечной сперва
подарила мне рай,
а потом, изменив,
в черный ад поселила меня.
Я не знаю, была ли за мною какая вина?
Клевета ли соперников
так сокрушила меня?
Я твержу себе часто:
«Да будь же ты смелым хоть раз» —
и спроси ее: «Счастья
за что ты лишила меня?»
Сбрось обузу молитвы, налей себе чашу бузы;
пей лишь с храбрым,
на труса не тратя хмельною огня!

Перевод с узбекского Александра Наумова

Просмотров: 14258

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить