Мухаммад Исмоил. Самый последний тюльпан весны (рассказ)

Категория: Узбекская современная проза Опубликовано: 07.09.2012

Я бросаю в огонь все стихи, посвященные тебе, страницу за страницей. Своей очереди ждет и дневник. На его пожелтевших от времени страницах мои впечатления от встреч с тобой, мои переживания, волнения, мои надежды и мечты. Я готов бросить все это в огонь.
Я стал вести дневник в 9 классе, когда познакомился с тобой. Первое в жизни стихотворение было посвящено тебе. Вспомни, то, что я не мог сказать тебе открыто, пытался выразить в стихах, надеясь, что ты скажешь: «да, вы мне тоже нравитесь». Ты делала вид, что ничего особенного не происходит, ничем не выдавая себя, говорила: «Из вас получится хороший поэт».
В начале вашей улицы была тополиная роща, шелест ее листвы напоминал неумолчный разговор деревьев между собой. Вечерами лунный свет серебрил воду в арыках, листву, траву, вообще весь мир. Почти каждый день, словно пассажир, ждущий свой поезд, я сидел на железнодорожных рельсах, проложенных недалеко от твоего дома, и не сводил глаз с твоего окна. Когда позволяли обстоятельства, ты ненадолго выходила ко мне. Если не было возможности увидеться, в твоем окне горел свет. Вспоминая сейчас луну, усыпанное звездами небо над серебристой тополиной рощей, я вдруг понимаю, что оно стало вечным небом, я тоскую о нем с болью в сердце.
Помнишь, как нас, старшеклассников, повезли в степь, собирать тюльпаны. Был конец мая, степь, устланная пышным ковром, полыхала цветущими маками, а время тюльпанов уже прошло. Одноклассники затеяли игры, а мы с тобой шли все дальше и дальше. Похоже, природа сжалилась над нами: закатные лучи солнца осветили большой тюльпан, с толстым стеблем и крупными листьями. Мы обрадовались, огляделись по сторонам, и увидели, что забрели очень далеко. До нас едва доносились ребячьи голоса и окрики учителей.
Валясь от усталости на землю, мы оказались рядом. Я засмотрелся на твое нежное румяное лицо и поцеловал алые, как тюльпан, губы. Почувствовал тонкий аромат весенних цветов. Мое сердце вырывалось из груди, я был опьянен. Ты рассердилась и убежала. Я бросился за тобой. Еле догнав тебя, долго смотрел в твои глаза и сказал:
- Мы будем вместе. До конца жизни я буду любить тебя, только тебя…
- Вы – моя жизнь, - сказала ты.
- Да здравствует любовь! - кричали мы на всю широкую степь.
Когда мы ехали в автобусе, многие девчонки смотрели на тебя с завистью. Только у тебя в руках был тюльпан.
Наступило лето… Я закончил школу и уехал в Ташкент. Клятвой, данной в степи, закончилось мое детство. Я почувствовал ответственность за нас двоих, стал взрослым, возмужал. Мне много было теперь по плечу. Любовь помогла мне успешно сдать экзамены и поступить в институт.
Когда подросшее дерево пересаживают в жаркие летние дни, ему очень трудно укорениться, точно также и мне пришлось с трудом приживаться в новой среде, непривычной для меня обстановке.
Год прошел в тоске и мучениях. Я искал предлог для поездки в кишлак. Сколько раз мы виделись в течение года, я потерял счет. Эти встречи были для нас днями, переполненными счастьем.
На следующий год ты должна была приехать в Ташкент. Честно говоря, не знаю, как ты не смогла меня найти. Но я не сомневаюсь, что ты меня искала. Позже мне сказали, что ты приходила с моим лучшим другом Ильхомом. Я поверял ему свои тайны, через него передавал тебе письма. После первого курса у нас была летняя практика. Я приходил с работы и надеялся, что ты придешь в общежитие. Мои долгие ожидания были напрасными… позднее… позднее узнал, что Ильхом снял для тебя квартиру… и обманул тебя… и… после этой трагедии, наши пути разошлись в разные стороны. Твоя честь была растоптана…
Когда я примчался в кишлак, желая разыскать тебя, все только об этой истории и говорили. Я не мог оставаться дома ни минуты, уехал в Ташкент. Но и в городе не мог найти себе места, вернулся в кишлак. Я верил клятве, что мы до конца жизни будем любить друг друга. Но встретиться с тобой, было выше моих сил… Теперь ты принадлежала Ильхому.
Ночью я перелез через ворота и спустился во двор Ильхома. В руках нож, глаза красные от слез. Гнев и ненависть, оказывается, делают человека безумным, я уже не мог остановиться. Было лето, вся их семья спала во дворе под открытым небом. Ничего не видя в темноте, я сорвал одеяло со спящего на топчане человека. Это был брат Ильхома. Моя ярость напугала его, он вскочил с места. Я приставил нож к его горлу и закричал:
- Где Ильхом?
Залаяла собака. Родители Ильхома стали уговаривать, умолять, удерживать за руки. Я же рыдал, требуя для расправы, своего предателя-друга. Собираясь подраться, Ильхом стал наступать. Я вырвался из рук его родителей, поднял острый, как меч, нож и бросился на него. То ли он сумел ловко увернуться, то ли судьба уберегла его, нож прошел над его головой. Мужчины навалились на меня и отняли нож. Шум, крики, рыдания не стихали в их дворе до полуночи.
Позже… твои братья пригрозили Ильхому, что или убьют его или посадят. Аксакалы, чтобы прекратить вражду, сосватали тебя, вас поженили.
После этого мы не виделись. Я стал редко бывать в кишлаке. В один приезд услышал, что вы разошлись, в другой раз мне сказали, что вы опять помирились. Наконец, я узнал, что у вас родился ребенок. А однажды даже сказали, что Ильхом нашел письма, адресованные мне, и сильно избил тебя….
Закончив учебу, я решил не возвращаться в кишлак. Опять гореть в огне тоски и печали, какой смысл обрекать себя на такую жалкую жизнь?
Наконец, к тридцати годам, судьба мне предоставила шанс изменить жизнь. Дилдора была коллегой, и у нас было много общих тем для разговоров. Оказалось, что мы одинаково смотрим на многие вещи. Любим одни и те же книги, фильмы. У нас были доверительные отношения, мы советовались, помогали друг другу. Мы дополняли друг друга.
Однажды мне вдруг открылось, что она очень похожа на тебя. Лицом, характером, манерой говорить и смеяться. После разрыва наших отношений, я не удостаивал девушек ни разговорами, ни ухаживаниями, и вдруг, неожиданно для себя, полюбил Дилдору. Тополиная роща в начале ее улицы, шелестящая листвой в лунном сиянии, навевала воспоминания о пережитых с тобою чистых и светлых днях, мерцающий лунный свет и большие звезды все сильней разжигали мою любовь.
Я встречался с ней только в этой тополиной роще. Однажды мы пробыли там весь вечер. Дилдора словно растворилась в моих объятиях. Забыв о прошлом, я чувствовал себя счастливым человеком и переживал приятные моменты своей жизни. Когда любишь, то ничего от любимой не скрываешь. Любуясь лунным сиянием, окрасившем все вокруг в серебристые тона, я рассказал Дилдоре о тебе, о своих любовных страданиях и даже о тополиной роще на твоей улице. Она выслушала все с улыбкой. Только позже понял, какую непоправимую ошибку я совершил в тот вечер.
Дилдора стала постепенно отдаляться от меня. Однажды я предложил ей поехать в горы за тюльпанами, девушка со слезами в голосе ответила: «Я не хочу быть чьей-то тенью», отвернулась и ушла. Когда она перестала встречаться со мной, я понял, что хотел повторения тех прекрасных дней, пережитых вместе с тобой, хотел возвращения любви. Хотел, чтобы твое место заняла Дилдора, чтобы у нас с ней была вечная любовь. Если бы я не рассказал ей о тебе, возможно так бы все и было. А скорее всего нет. Ты помнишь весеннюю степь, раскинувшуюся зеленым ковром и полыхающую от алых маков. Мы поклялись тогда, что будем любить друг друга до конца жизни. Я знаю, ты до сих пор любишь меня. Я тоже. Только…
И вот я бросаю в огонь свои стихи, страницы дневника. Я писал стихи только для тебя одной. Дневник от начала до конца – это ты. Когда все это сгорит, у меня ничего в жизни не останется. Как ужасно одиночество! Иногда мне кажется, что и ты одинока и стоит мне сделать знак, как ты придешь ко мне. Но я никогда не подам тебе знака. Сожги все письма, которые ты писала мне, но не решалась отправить. Никогда, никому, ничего обо мне не рассказывай. Я тоже не буду рассказывать о тебе.
Мне больше тридцати. Теперь, хочу я того или нет, я никого не смогу полюбить так, как любил тебя. Я женюсь на ком-нибудь, создам семью. Я допустил ошибку, пытаясь полюбить другую девушку. Ты – последний тюльпан моей весны! Последний тюльпан моей жизни! В тот момент, когда мы нашли в степи последний тюльпан, в глубине души навеки запечатлелась клятва: мы будем любить друг друга до конца жизни!

Просмотров: 3758

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить