Аман Матчан (1943)

Категория: Узбекская современная поэзия Опубликовано: 07.09.2012

Аман Матчан - узбекский поэт. Народный поэт Узбекистана (1993). Родился 1943 году в районе Янгибазар, Хорезмской области. Закончил факультет филдологиии СамГУ (1969).

МИКЕЛАНДЖЕЛО

Под сенью мимолетных облаков,
чаруя Рим, собор Петра венчая,
блистая красотою пять веков,
плывёт сквозь время купол величавый.

Бессмертна Микеланджело душа.
Творец, с рожденья споривший с богами,
он сердцем оживил бездушный камень.
И я гляжу на чудо, не дыша.

Не умирает в мраморе душа
того, кто был с бессмертными на равных.
Здесь, где Христа оплакивает мрамор,
сердца нам омывает чистота.

Встает, проснувшись, Совесть в полный рост.
И мечется, и не находит места,
И снова, снова мучает вопрос
так совместимы ль гений и злодейство?

Когда художник восхищает мир,
То, в зависти испытывая муку,
найдется тот, кто, злобою томим.
на красоту подымет свою руку.

Но застонав под молотом его,
искусство не утратит вдохновенья.
И в трещинах бессмертное творенье
бессмертья не лишится своего.

И потому не устрашись, поэт,
ни клеветы, ни зависти, ни злобы.
Дитя минувших и грядущих лет,
со временем ты сводишь счет особый.

Не требуй же от нечисти ума.
Она, на правду нападая яро,
жгла Гейне неподкупные тома,
она могилы предков оскверняла.

У нечисти законы есть свои.
Она громила зодчество Востока,
она хулила золотые строки
великого навеки Навои.

Но не убить искусство и любовь.
Они бессмертны. В этом их величье.
И все же даром стынет в жилах кровь,
коль вижу нечисть в ангельском обличье

И тень злодейства, как Дамоклов меч,
за гением блуждает не напрасно.
Как гениальность от нее сберечь?
И кто разрушит это постоянство?

Перевод с узбекского Александра Файнберга


* * *

Осень ли желтым застелет дорогу,
снег ли повалит в холодном бреду,
сад ли цветенье осыплет к порогу —
мимо ворот твоих тихо пройду.

Волосы ль выбелит, выловят сети
узких морщинок твою красоту —
сам поседелый, в меркнущем свете
мимо ворот твоих тихо пройду.

В радости, в грусти — жизнь-то одна лишь.
Одолевая лет череду —
пусть не заметишь, пусть не узнаешь, —
мимо ворот твоих тихо пройду.

Вот и глаза ты закроешь навечно,
окна свои погрузив в темноту.
Тонкой, дрожащей, слабою свечкой
мимо ворот твоих тихо пройду.

Смерть ли прижмет меня тяжкою крышкой
в скудном, холодном, безвестном году —
в путь свой последний, очи закрывши,
мимо ворот твоих тихо пройду.


* * *

Памяти Айбека

Тишина — язык ночей,
долгий, сладостный, ничей,
в споре с утром это им
звездный пользуется дым.

Им, в сиянии святом,
говорят венцы цветов.
Им вещает до поры
мертвый колокол горы.

Как он полно выражал
холод льда и углей жар —
этот ясный, без морок,
основной язык миров!

Ты, чья ноша тяжела,
знак презренья — тишина...
Слава богу, ты жива,
знак почтенья — тишина!

Не в тебе ли хаос сник,
тишина — язык ресниц,
крик, мольба, укор, приказ
несравненных слез и глаз!

Ты — бессмертия глоток,
чуть рожденных мыслей ток,
мир велящая беречь
запредельных предков речь.

Ты — судьбы последний слом,
звук невысказанных слов
и ушедших навсегда
дум, ушедших от суда…

Перевод с узбекского Александра Наумова

Просмотров: 3795

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить