Абдулхамид Чулпан (1897-1938)

Категория: Узбекская современная поэзия Опубликовано: 07.09.2012

Абдулхамид Чулпан (1897-1938)

ВОН!

Вон! Глаза мои слепящий, лживый свет!
Вон! К огню в душе моей дороги нет!
Вон! Не нужен зорь мне ядовитых мак,
о, не оставь на сердце безнадежный мрак!
Вон! Не затаптывай же совесть чистую мою,
не ставь кресты на месте том, где я стою.
Вон! Девятиглавый, шестикрылый серафим,
в провалах сердца эха нет словам твоим!
Вон! Пропади, великий враг любви моей,
среди проклятий собственных себя развей!

Не отыскав дорог, погибли старые друзья,
и высмеяли это новые друзья,
и если не пойду по этому пути,
скажу, что не спасет он, если некуда идти,
поведай, на какой наставил бы ты путь?!
Как ты сумел бы у беды меня свернуть?
Нет, голос груб... мучительно лицо твое.
Вон! Не поверю в имя вещее твое!

Вон! Не читай мне свитки ангелов своих.
Вон! Не рассказывай легенды о деяньях их!
Вон! И в покое сердце мне оставь и не тревожь!
Вон! По земле прошла тебя заждавшаяся дрожь.

Вон! Злая сила, нет во мне глагола, нет!
Вон! Вон! Глаза мои слепящий, лживый свет!


ПЕСНЯ ПРИСЛУЖИВАЮЩЕГО МАЛЬЧИКА

Когда же лекари мне пульс прощупают, когда?
Когда начнется ураган, сметающий года?

Опала осенью листва, скрежещет сухостой.
И для ничтожных эта жизнь как смерть, как звук пустой

И эти ночи, что темны, богатым только впрок,
а для таких бедняг, как мы, и смерть торгует срок.


ВЕЛИКОМУ ПУТНИКУ

Не заметил: цветы в цветниках облетели,
не заметил: растившие осиротели,
не заметил: душа зачерствела ли в теле,
только то, что ушел ты из сердца, - заметил...

Ты ушел по дороге, которой нет края:
впереди пустота, обернешься - другая,
между этой и той лучшей не выбирая,
ты следами ее безвозвратность отметил.

Ты ушел, но оставил свой взор на дороге,
на иссохших губах шелестящие строки,
нас оставил, затем, чтоб, усвоив уроки,
мы ловили слова сквозь рыдающий ветер...


ПУТНИК

На холмы напротив
поникла устало
его голова.
Там чудилась пропасть,
над пропастью вяла
больная трава...
Ходок на привале
умом пораскинул,
деревья зажглись
последним огнем.
И отблески листьев,
и треск тамариска
над высохшим днем
бесшумно взвились...

Их взглядом окинул
ходок на привале.
Мгновенье спустя
упало перо, и
ночью сырою
наполнился воздух...

Скрипела повозка...
"Я всех, кто устали,
посланник..." - так ветер
шептал всем, грустя.
И тронулся путник
за прорезью света.
И грустью наполнился вечер,
и астмою мучился ветер...

Перевод с узбекского Х.Исмайлова. "Звезда Востока", N4, апрель 1993


КРАСАВИЦА

В час полночный, свой взор к небесам устремив,
У ярчайшей из звезд я спрошу о тебе.
И ответит, и взгляд ее будет стыдлив:
«Я красавицу видела только во сне.
И завидуют звезды, и день, и луна
Красоте ее - вот как прекрасна она!»

И луну я найду, и спрошу у нее:
Может, видела где-то тебя в небесах?
И ответит: «Во сне я встречала ее
Щек румянец я помню и нежность в глазах.
В белом облаке света затмила меня
Ярче звезд и прекрасней весеннего дня».

На рассвете в окно свежий ветер влетит
И тогда у него о тебе я спрошу.
Он мне скажет: «Встречал я ее на пути,
И с тех пор среди гор ее снова ищу.
Я покой потерял - так красива она!
Рядом с ней меркнут звезды, и день, и луна!»

А потом, разливая лазурный свой свет,
День придет, и спрошу у него о тебе.
Легким облачком зависти будет ответ:
«Да, я видел ее наяву, не во сне.
И скажу, не таясь, так прекрасна она,
Что не может сравниться с ней даже луна».

Я несчастен, я однажды тебя полюбил,
И от страсти горю, и сгораю в огне.
Как тяжел этот путь, на который вступил,
И бреду по нему как в бреду, как во сне.
Ты прекрасней, чем месяц и ярче всех звезд.
Ты - прекрасная роза в саду моих грез.

Ты прекраснее звезд и прекрасней луны,
И в тебя они все, как и я, влюблены.


ПЕСНЯ СТРАННИКА

Дворец любви был так просторен, что потерял дорогу я.
И словно камень вековечный, душа застыла в нем моя.

И в море легкого кокетства, на волнах нежности качаясь,
Я о несчастиях грядущих не думал, не подозревал.

Как много он таит сюрпризов, мир ускользающей любви.
Но горе мне, в земных заботах, ее навек утратил я.

Пел соловьем в садах любимой, и постигал ее миры,
Пока душа моя рыдала, свои несчастия тая.

И, обойдя весь мир, как странник, увы, любимой не нашел.
В мой дом вернулось вновь страданье и не проходит боль моя.

Звездою утренней на небе своей любви Чулпан сиял.
Но солнца луч был жгуч и ярок, и камнем вниз сорвался я.


ДУША

Душа моя, ответь зачем
Ты терпишь этот странный плен?
Зачем, безвольна и нема,
Ты не поднимешься с колен?

Зачем ты терпишь эту боль?
Насмешки, грубые слова?
Зачем играешь эту роль,
Забыв о том, что ты жива?

В тебе еще горит огонь
И отблеск дивной красоты.
Так распрямись,
К себе вернись
И вспомни радость высоты.


НАРОД

Народ - это волны, и море, и сила.
Стихия и мщенье, что в сердце копилось.
Огонь пожирающий, бурный поток,
Что неотвратим, как безжалостный рок.
Ничто не подавит стремленья народа
К свободе и значит, настанет свобода.

Как волны морские не остановить,
Нет силы такой, чтоб народ победить.
Он троны тиранов как щепки снесет,
И к жизни счастливой дорогу найдет.
Он все одолеет, накормит голодных,
И Родину сделает краем свободных.

Он нам вдохновенье и силы дает,
Так пусть же нас примет наш мудрый народ.

Сегодня мы силы возьмем у народа,
А завтра нас встретит святая свобода.


МОЯ ЛИРА

Оставив ненависти скалы,
В долину дружбы я пришел,
Где красота мой взор ласкала,
Где сердца радость я нашел.
Там звонко пели соловьи
О бесконечности любви.

Пусть слезы по щекам струятся,
Они цветами прорастут.
Из дум моих стихи родятся,
Что в сердце чьем-то запоют.
И станет больше доброты
Под сенью райской красоты.

И хоть душа в крови порою,
В пустые гнезда жизнь придет.
Колючки сменятся листвою,
И голос правды позовет.
И будут ветхие одежды
Светиться золотом надежды.

Перевод Баходыра Ахмедова. "Звезда Востока", N2, 2010

Просмотров: 6895

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить