Исажон Султон. Люди пути (рассказ)

Категория: Узбекская современная проза Опубликовано: 06.09.2012

Исажон Султон (1967)

ЛЮДИ ПУТИ

Рассказ

Нашей дороге не видно ни конца, ни края. Иногда на пути каравана встает горний хребет, иногда мы входим в оазисы, где воды из прозрачных, словно слезы, родников текут в цветушие сады. Но чаще нашему взору открывается лишь бескрайняя пустыня.

Наши животные устали годами ходить под седлом; мы сами похудели и постарели за время странствия. И все же, раскинув шатры, мы ночуем, встаем до рассвета и опять отправляемся в путь.

Наш попутчик - бродяга ветер, а путь указывают звезды.

Как всегда, во главе каравана едет предводитель. Когда-то он был богатырем, а сейчас согнулся, вконец обессилел, но не отрывает взгляд от горизонта. За ним следует Муслим - покачивается в седле, охваченный своими думами. На родине осталась его возлюбленная, по красоте подобная пятнадцатидневной луне! По этой причине он и задумчив. За Муслимом едет Мухаммад.

Наш самый младший спутник - Абдулла дремлет в седле. Он был еще ребенком, когда мы вышли в путь. За время странствия детское выражение лица сменилось решительностью и вдумчивостью. Лицо обрело удлинилось, на лбу появились первые морщины...

Много лет назад мы вышли в путь. Попутчиков было много. На втором году странствия мы приблизились к цветущему оазису. Люди, узнав, куда мы держим путь, отвели нас к своему падишаху. Тот, сойдя с трона, радушно принял нас и говорил:. "В ту сторону задолго до вас прошло много людей. Однако, мы не слышали, добрались ли они, возвратились назад или нет. Лучше примите подданство и оставайтесь с нами. Я назначу вас на важные посты, будете жить и благоденствовать!"

Долго уговаривал нас падишах, и некоторые покинули наш караван и остались в оазисе.
На пятом году путешествия мы оказались на краю большой пустыни. Местное жители сказали, что она называется Хазрамавт, что значит, "пришла смерть". Песок там был черный-пречерный. Он сам по себе приходил в движение и поднимался к небу черным смерчем. Двое или трое наших спутников, напуганные бурями, решили повернуть назад. Мы же не свернули с пути. И смотрите, если не брать в расчет голода, жажды и усталости, никакая беда нам не угрожала в этой необъятной пустыне! Живые и здоровые мы двигались вперед.

Словно в награду, пред нами предстала долина, окруженная горами. Озера были прозрачны, словно стекло, люди необыкновенно красивы. Мы узнали, что страна эта называлась Кухи Каф, и жили здесь не люди, а пери!

Женщины были настолько прекрасны, что больше никогда не доводилось нам видеть таких красавиц .Услышав, куда мы держим путь, и они старались отговоритъ нас. «Оставайтесь, -говорили они, - Гуликахках и Гулианбар предоставит вам самых прелестных рабынь! До конца дней живите в блаженстве!» - молили они. И некоторые из нас остались в долине красавиц. Мы же стремились вперед, и только вперед.

Потом подобные оазисы и долины перестали встречаться. Куда ни глянь - сухая, растрескавшаяся земля, лишь кое-где поросшая верблюжьей колючкой да лебедой. Мы едем, продираясь сквозь кустарник.

Наши лица застыли, как маска. Души стали камнем. Уже давно окружающие пейзажи перестали волновать наши сердца.

Раньше мы тосковали о нашем далеком крае - Теперь это чувство почти забылось. Муслим, вспоминая возлюбленную, теперь не поддается печали. Взгляд его стал тверд, на подбородке появилась волевая черта. Мы неустанно в пути, и , когда спешиваемся для привала , нам кажется, что земля качается под ногами. Мы наскоро едим что-нибудь, а потом растягиваемся на земле и в то же мгновение засыпаем, застыв как камни.

Только юный Абдулла сохранил свежесть чувств. Иногда он засматривался на закат солнца, Видимо, переливы красок неба пробуждали в его памяти дорогие воспоминания. Но прежде, при виде заката его черные глаза наполнялись слезами. А теперь он не давал волю чувствам. Только глубоко задумывался.

Вперед, и только вперед!

Чувства преходящи, богатство невечно, красавицы неверны! Там, куда мы стремимся, нас ожидают чудеса, которым нет равных! Там...

...Там есть сокровища. На них вычеканено имя каждого из нас. Надо взяться за кольцо на воротах, назвать свое имя, и... бац! - сокровенная тайна открывается. С того момента любое желание хозяина сокровища исполняется! Тут же! И мы уже на подступах к этому месту. Сердце подсказывает - оно где-то рядом!

* * *

Наконец, пустыня осталась позади. Воздух увлажнился, чувствовалось дыхание океана. И вот в точке, где сошлись суша и океан, мы увидели Волшебную Гору. Она была высокая, величественная, невероятно красивая. Она была хрустальная! Ночью при свете звезд, она тускло мерцала. Ее глубины переливались всеми цветами радуги. И звездные лучи, отражаясь, играли на ее склонах.

Это и есть Волшебная Гора! Волшебная Долина! К ним мы стремились, можно сказать, всю жизнь! На воротах у этой горы висели кольца, на которых было отчеканено имя каждого из нас. Слабо светясь, они манили к себе.

С трудом передвигая затекшие ноги, мы шли к горе. Юный Абдулла, осыпая ногами камни, побежал первым. Добежав до ворог, что-то прокричал. Мы не разобрали его слов - мы были не в том состоянии, чтобы что-то понять
.
У подножия горы оказалось много ворот. Они потемнели от времени; древние письмена и печать пророка Соломона почти стерлись. Кольца тоже были старые, но все еще крепкие и прочно закреплены. Имен было великое множество, но я не увидел на кольцах имен тех моих друзей, которые отстали от нас в пути! В мозгу подобно молнии сверкнула мысль: не потому ли, что их имена не записаны здесь, они отстали в дороге?

Мы разбрелись в разные стороны. Я отыскал свое именное кольцо и молча застыл перед ним. В небе сверкали далекие звезды. Тело обессилело, в душе погасли все желания. Мужества поубавилось... Но Волшебная гора священна, высока, величава, на ее поверхности отражается весь мир!

Сердце гулко бьется. Сейчас возьмусь за кольцо и назову имя. Прогремит гром, сверкнет молния, древние волшебные цепи обрушатся, ворота распахнутся и появится дорожка. В самом начале дорожки есть ниша, покрытая пылью веков. В нише - светильник. Только возьмешь его в руки - бац! - изрекаешь желание и оно тут же сбывается!

Письмена на воротах удостоверяли:

«Данное сокровище было скреплено тайной имени одного из рабов Божьих. Клянусь всеми качествами Создателя, хозяин этой тайны, то есть я - джинн по имени Палбос. Я могу доставить моего повелителя во мгновение ока в любое место, куда он только пожелает. Все богатства мира брошу к его ногам. Возведу на трон любого царства. Посвящу в тайну языка птиц и всего сущего на свете. Красавиц со всего света предоставлю в распоряжение моего повелителя.

Я бессилен лишь противостоять воле Всевышнего и предначертанному Им смертному часу»...

Где-то в глубинах горы сверкнул луч. В переливах света я увидел свое отражение на поверхности кольца: на меня молча смотрел сгорбленный, упавший духом человек, с тусклым взглядом и лицом, на котором годы отпечатались морщинами.

...Тихо веял бродяга-ветер, равнодушно мигали звезды.

Сокровенный смысл надписи на воротах стал постепенно проникать в мое сознание... И я готов был кричать с досады!

Как?! Почему?!

Так только в этом и заключается чудодейственная сила легендарного волшебного сокровища?!

О-о-о! В моем сердце, ставшем за все эти годы тверже камня, разразилась страшная буря!

Разве же чудеса, которые хочет даровать нам волшебное сокровище, мы не оставили по дороге?!

Разве в то время, когда мы отправлялись в это странствие, у нас было недостаточно мужества и отваги, чтобы добиться исполнения любого нашего желания?!

Разве мы не отвергли лучших из лучших красавиц, ради того, чтобы побыстрее добраться сюда?!

Разве мне не был с детства знаком язык всего сущего на земле? Разве не беседовал я часами с золотыми стрекозами, сидевшими на стеблях мяты?! А теперь это хотят преподнести мне как особый дар?!

Нет, я не прослезился. Но изо всех сил сжав кольцо, в отчаянии прокричал:

"Еще! Что еще ты можешь даровать, печатью пророка Соломона, плененное создание? Ради тебя я отрекся от всего в жизни - а властен ли ты хотя бы вернуть меня в детство, где бирюзовое небо, нежное солнце, серебряная вода и сапфировые птицы ?! Сможешь ли ты заново возродить, мои чувства, утраченные на дорогах, устремленных к тебе?! Что же такого необыкновенного, достойного звания "древняя тайна", ты мог бы мне даровать, о узник-повелитель страны безмолвия?!"

...Молчаливая, безмолвная, безголосая хрустальная гора тянуласъ ввысь, в безлунное небо...

Я почувствовал полную опустошенность.

Мы ожидали от этой тайны великого, необыкновенного вознаграждения - большего, чем все, утраченное нами. А теперь все то, что нам хотят даровать, нам не нужно! Это - лишнее! В пору нашей молодости эти дары могли приманить к себе, очаровать нас, но теперь все иначе!

Теперь...

Я отдернул руку от кольца. Лучи последний раз просияли на нем. Мое отражение без надежды взиравшее на меня, кануло в черноватую плоскость.

Оглянувшись назад, я невольно сделал шаг. Уже не имело значения, куда я пойду. Выработав за годы странствия принцип двигаться вперед, несмотря ни на что и в любой ситуации, я двинулся в сторону коней. Пройдя немного, я услышал, как невдалеке от меня, осыпаются камешки под чьими-то ногами. Мои соратники, ушедшие туда, где были отчеканены их имена, с опущенными головами, возвращались назад.

Они тоже преодолели искушение, не продали душу ради иллюзорных сокровищ джинна Палбоса.

Неужто те, не дошедшие до конца пути, стали счастливее нас?

...Кто сможет ответить на этот вопрос? Волшебная гора все еще хранит молчание. В ожидании новых гостей, безмолвно тянется к небу...

Куда теперь? Дорога, пройденная нами, невероятно длинна. Даже если повернем назад, еще до того, как мы доберемся до родного края, некий воин, севший на крылатого коня - Смерть - непременно настигнет нас.

А вперед тоже бессмысленно. Видно, на роду нам написано, обрести здесь приют. Другого пристанища нет.

Под безлунным небом этой странной долины мы безмолвно смотрели друг на друга. Но Предводитель повернул коня назад.

* * *

Теперь окончательно и безнадежно, только ради того, чтобы не остановиться, мы продолжаем путь. Где мы свалимся со своих коней, погрузимся в последний сон и обретем вечный покой - неизвестно.

Только Абдулла, единственный среди нас, еще крепок духом, тверд взглядом, полон сил и прямо сидит в седле!

Наша единственная надежда связана с тобой, Абдулла! Мы, друг другу вослед ,будем оставаться на этих дорогах. Только ты сможешь добраться до родины! И ты должен добраться! Что бы с нами не произошло, ты - не мешкай, погоняй коня!

Если на этих дорогах мы сорвемся с коней - не трать время на нас! Слишком много тех, кто как мы направляется в сторону таинственного сокровища. Только ты - очевидец - принесешь им чудовищную правду о нем!

Сильнее стегай коня, брат! Мы согласны, если сию секунду опередив нас, ты скроешьоя на горизонте. А мы же со слезами на глазах, томясь и падая с коней, будем смотреть тебе вслед. Когда ты скроешься из виду, мы преклоним головы на земле чужого края и будем представлять себе, что ты добрался до нашей родины - туда, где бирюзовые небеса, серебряные реки, золотая земля и счастливые люди. Мы будем представлять себе,, что ты раскрыл путникам правду, и с этими мыслями заглядимся на эти дороги, и погрузимся в блаженство, которое не сможет дать никакое волшебство - в вечный сон, в вечность...

Просмотров: 3501

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить