Маргарита Тарсина (1941)

Категория: Русскоязычная поэзия Узбекистана Опубликовано: 04.09.2012

Тарсина (Котлобулатова) Маргарита Алимовна. Родилась в 1941 году в Ташкенте. По специальности врач. Печатается в периодических изданиях Узбекистана и России. С 1999 года вышло пять авторских сборников. Является одним из организаторов и участником всемирных вечеров, посвященных творчеству Марины Цветаевой, в Ташкенте, Тарусе и Ванкувере.

* * *

Памяти народного художника Узбекистана Рузы Чарыева

В мир неведомый, в мир иной
Ты ушёл - сердцеед, чародей,
И секрет своей жизни большой
Ты оставил в сердцах людей.

Галерее прекрасных картин,
Отразивших и время, и век,
Несть числа, но герой их один
С гордым званием - Человек!

Ты загадку с собой забрал,
Лишь сердечный остался след,
За талант твой пенный фиал
Поднимать будут много лет.

И с любимой, родной Земли
Ты шагнул за бессмертья порог,
И с небесной выси воззри,
Сколь чудесен жизни итог!

* * *

О, музыка, тебе хочу молиться
И душу всю свою отдать,
В тебе, как в капле, раствориться,
Чтобы, услышав, не страдать.

С тобой одною я свободна,
И в мыслях смело я парю,
Свершить готова, что угодно,
Ликую, радуюсь, люблю.

Рукой божественно искусной
Выводишь на простор мечты,
Но удержать тебя здесь трудно,
Лишь вечности подвластна ты.

Весь мир с тобой объять готова,
Себя всю в жертву принести,
Ты всё, что есть во мне святого,
За столь высокий слог прости!

Но я твоя, твоя навечно,
Тебе молюсь я и служу
И о любви моей, конечно,
Листку бумаги расскажу.

* * *

Холодный круг луны
В глаза мне ярко светит,
Я взор не отвожу,
И цепенеет взгляд.

Как в глубине воды
Я дно хочу заметить,
По камням ворожу,
И нет пути назад.

А прошлое - как сны.
Какое там столетье?
Как в зеркало, гляжу
И вижу звездопад.

Струятся серебром
Лучи на парапете,
Судьбу я закажу,
Как летом снегопад.

Печальный лик луны -
Как память о комете,
Ей путь я укажу,
Пусть космос будет рад,

Среди миров один,
Один он в целом свете,
Тот мир - моя Земля,
С неё беру я старт.

* * *

Руми, Хайям и необъятный Данте,
У вас и жизни я всегда училась.
Под гулкий стон веков и песнь вагантов
Да осенит наш мир любовь и милость!

Поэзия – властительница дум,
Я счастлива, что мы не разминулись.
Она на век смутила душу, ум,
И рифмы тайнописью обернулись.

Постичь ее не хватит жизни мне,
Но не устану до конца учиться,
И, к небесам взывая в тишине,
Неистово молиться и трудиться.


* * *
Посвящается 5-й годовщине открытия музея
Анны Ахматовой в Ташкенте


Чигирь, мангал, арык и балхана,
Сплошь новые понятья и слова.
Далекая восточная страна,
Ассоциация из детства – сладкая халва.

В тени дувала женщина идет,
Чье имя знают все наперечет,
Простое платье, нитка темных бус,
Рифмующихся чувств горчащий вкус.

И все, чего коснется этот взор,
Все в памяти, как шелковый узор.
И чувства переплавятся в слова,
От их красы кружится голова.

Бессмертье обретает тот мангал,
Что в лихолетье ей еду давал.
Полвека с лишним минуло с тех пор,
Но жив мангал судьбе наперекор.

Музей живет, музей хранит былое,
Ахматовскую царственную стать,
Зайди, услышишь слово там благое
И благодарственное: «Анне, исполать!»


РАДЕНИЕ С ГРАНАТОМ

С чем красоту граната мне сравнить,
Возможно ль вкус его отобразить?
Разбор всех чувств на помощь призову,
И разобравшись, так их назову.

Лежит передо мной округлый фрукт,
Увенчан шестизвездочной короной,
В окружности и сбоку очень крут,
Закатно-розовый, пурпурный иль бордовый.

Когда его рукою обоймешь,
Уютно помещается в ладони.
Устойчивую тяжесть ощутишь
И шелковую гладкость холки пони.

Сожмешь его упругий, гладкий бок,
Откроешь и с восторгом захлебнешься.
Из зерен брызнет ярко-алый сок,
И будешь пить, пока не оторвешься.

Но вот насытился и вскрыл еще один,
Гармонии природной поразился.
Как зерен много, а гранат один,
Он твердой кожицею защитился.

Сообществу людскому у плода
Как жить в согласьи надо бы учиться.
Тогда не настигала бы беда,
И дружбой общей мы могли б гордиться!


* * *

Бричмулла, не раскрывай секрета
Путникам, пришедшим невзначай,
Очаруй игрою тени, света
И с собой свиданье не продляй.
Если захотеть, то можно слышать
Тихую беседу древних гор,
Что в тиши мечтой о прошлом дышат
И ведут неспешный разговор.
Да, немало там перебывало
Молодцев отважных и лихих,
Чье воображенье отрезвляло
Скал величье, древних и седых.
Помню, как попав туда впервые
И проснувшись утром на заре,
Оробела от громад стихии,
От вершин под снегом, в серебре.
Помню общежитие, палатки,
Смех подруг, украдкой чей-то взгляд.
Свежесть утра сон сменяет сладкий,
Холод родника, цветов наряд.
Все казалось прочным и навечно,
Праздник счастья, дружбы естество,
Споры о ночной дороге Млечной
И светил молчащих торжество.


* * *

Что за термин – «дикая природа»?
Дикости в ней не было и нет,
От гармонии и до времен погоды
Льет на всех прелестный, ясный свет.

У нее учиться и учиться
Мудрости, служению добру,
Не мешая никому, не суетиться,
Приводя себя в порядок поутру.

И деревья, и кусты, и травы
Дарят ощущенье красоты,
Прорастают и цветут во славу
Чуткости, терпенья, чистоты.

Тишину спокойно воспевают,
Место жизни не спешат сменить,
Все на веру принимают,
Чтоб затем потомству подарить.

Слово «дикость» ей не подобает,
Бескорыстие – ее девиз,
А секреты жизни точно знает,
Утверждая принцип – всем делись!

Кто ее с восторгом наблюдает,
Помогает, холит, бережет,
Благость Божию воспринимает,
А на Небе пишется зачет.

Просмотров: 5955

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить