Бектемир-батыр. Сказочник Мамаюсуф Балтабай-оглы. Перевел М. Шевердин

Категория: Узбекские народные сказки Опубликовано: 04.09.2012

Когда-то давным-давно жил в Ферганской стороне падишах Адылхан. Сорок жен было у него и от тридцати девяти жен было тридцать девять сыновей. Выехал однажды падишах на охоту и набрел на какой-то домик в степи. Хотелось ему пить, и он постучался в калитку. На стук вышла лет восемнадцати девушка, чуть прикрыв лицо платком. Увидел ее падишах и поразился: была она похожа на луну в четырнадцатый день.

Падишах попросил напиться. Вынесла девушка ему чашку холодной воды, а падишаху показалось, что не воду он пьет, а шербет.

Вернувшись во дворец, падишах послал людей к родителям девушки:

— Пусть отдадут дочь мне в жены,— сказал он.— А если не отдадут, заберите ее силой и привезите ко мне.

Приехали люди падишаха к дому и постучались. Вышел старик. Был он человек бедный, охотился на лисиц, оленей, волков, продавал шкуры, тем и жил он с женой и дочерью.

— Нас прислал падишах Адылхан,— сказали люди царя.— Приехали мы сватать вашу дочь. Не отдадите добром, заберем силой.

Старик посоветовался с женой, -как быть:

— Дочь все равно увезут, а нас с тобой бросят в яму-зиндан,— сказал он.— Лучше отдать дочь добровольно.

Ничего не поделаешь, пришлось выдать дочь за падишаха. Родила она через год сына, которому дали имя Бектемир.

Стало теперь у падишаха Адылхана сорок сыновей.

Тридцать девять из них были слабы, хилы и изнеженны, а Бектемир рос крепким и сильным юношей.

Сидел однажды падишах Адылхан со своими сорока сыновьями за трапезой, радовался на них и сказал:

— У меня сорок сыновей, сорок батыров. Если нападет враг, стеной вы встанете на него. Надо обучить вас военному делу.

Вызвал падишах токсабу-военачальника и приказал ему обучить сыновей ездить верхом, рубить саблей, стрелять из лука.

Начал токсаба учить сыновей падишаха военному делу, но тридцать девять сыновей были лодырями и неженками, и поэтому ничему они не научились.

— Зачем нам учить военное дело,— говорили они.— Ведь мы царские сыновья и так проживем!

А токсаба, боясь гнева падишаха, не говорил ему о них ничего.

Что касается Бектемира, то он не ленился, скакал верхом на коне, рубился саблей, стрелял из лука.

Однажды падишах позвал своего токсабу и спросил:

— Ну, токсаба, как мои сыновья обучены военному делу?

Токсаба ответил:

— Хорошо!

Тогда падишах вызвал сыновей и начал расспрашивать их. Они тоже ответили:

— Очень хорошо выучили все.

— Тогда научитесь стрелять и из катапульты.

Вызвал он мастера-литейщика и приказал ему отлить золотое ядро с сорока ушками.

Падишах позвал придворных и вельмож на площадь и приказал тридцати девяти сыновьям выстроиться в ряд, а Бектемира оставил дома, сказав, что он еще молод для этого дела.

Подходили сыновья падишаха к катапульте один за другим, пытались кинуть золотое ядро, а им не то, что кинуть его, даже сдвинуть с места не удалось.

Стыдно стало падишаху Адылхану за сыновей. Ушел он к себе в сад и спрятался от народа. Бектемир попытался утешить падишаха:

— Отец, чего вам печалиться, когда у вас есть сорок сыновей! Ведь мы сильны и могучи, как львы!

— Увы, сын мой, видел я, что это за львы.!— ответу Адылхан — Все они вместе не могут одолеть и мышонка!

— Что же случилось, отец, расскажите мне? — удивился. Бектемир,— может быть, я смогу, помочь.

— Как ты сумеешь сделать то, что не сумели тридцать девять твоих, братьев?

И падишах Адылхан рассказал своему сороковому сыну, как ни один из тридцати девяти сыновей не смог сдвинуть с места золотое ядро с сорока ушками.

Бектемир вышел из дворца, пошел прямо на площадь, поднял золотое ядро с сорока ушками, выстрелил им из катапульты, ядро перелетело через дворец, ударилось о балкон и упало в саду. А никто не видел и не заметил, что сделал это Бектемир.

Прибежали слуги к падишаху и говорят:

— Государь! Ядро, с сорока ушками, что вы велели отлить из золота, полетело и, разбив на своем пути балкон, упало в саду. Но никто не знает, кто им выстрелил так далеко из катапульты.

Поразился падишах и повелел объявить по всему городу:

— Пусть тот, кто закинул золотое ядро, заберет его себе и унесет с собой.

Но никто не явился. Так прошло сколько-то дней.

Жил в том городе ловкий вор. Польстился он на золото, пришел к падишаху и говорит:

— Государь, это я закинул ядро с сорока ушками!

— Ну, так иди в сад и забери ядро себе! — отвечает падишах.

— Слушаюсь, государь!— сказал вор.— Но сейчас это было бы невежливо забирать ядро в вашем высоком присутствии. Разрешите унести его завтра, когда вас не будет.

— Нет,— приказал падишах,— сейчас, при мне унеси!

Тут вор перепугался. Шутка ли, навлечь на себя гнев падишаха!

— Ну, тогда дозвольте, ваше величество, я схожу за арбой,— сказал вор, а сам только и думал, как бы убежать.

Тогда падишах заявил:

— Тот, кто сумел забросить ядро с сорока ушками, сумеет и на руках унести его! Забирай его и убирайся!

Подошел вор к ядру, взялся за ушки, но и с места не смог сдвинуть.

— Ага, ты обманул меня!— заорал падишах и приказал казнить вора.

Тогда Бектемир признался:

— Отец, это я закинул-ядро с сорока ушками.

Усомнился падишах Адылхан:

— Как же ты такой молодой мог закинуть его, когда все тридцать девять твоих братьев не сдвинули его с места?

Пошел Бектемир в сад, поднял ядро и, перебрасывая его с руки на руку, принес во дворец.

Адылхан падишах обрадовался и велел сыну показать свою силу народу.

Тогда Бектемир легонько бросил ядро. Одна старушка пряла в это самое время у себя во дворе. Ядро пролетело мимо старушки, но одним ушком задело прялку и разбило ее на мелкие кусочки. Бектемир видел, куда упало ядро, и побежал за ним. Остановился он у ворот дома старушки и слышит, как она плачет и причитает:

— Чтоб ты помер, злодей,

Разбил ты мою прялку!

Бог с ней, с прялкой,

Но и губу задел мне,

Не видеть тебе возлюбленной,

Быть тебе таким, как я, несчастным!

Вежливо зашел Бектемир во двор и поклонился:

— О чем это вы плачете, матушка? Кто вас обидел?

— А ты не знаешь? — рассердилась старушка. — Твое золотое ядро с сорока ушками пролетело мимо меня, разбило мне прялку и рассекло губу. Если ты такой сильный, не со мной тебе тягаться надо, а с Египетским царем!

— Говорите ясней, матушка! О чем это вы говорите? — спросил Бектемир.

— В стране Египет есть падишах, которого зовут Шавкат. Есть у него дочь Окбиляк. Она красивее луны, глаза ее прекраснее, чем у газели. Сейчас она в самую прекрасную пору вступила. Сколько юношей сложило голову из-за любви к ней. Я вижу, ты силен, как лев, ловок, как тигр. Поехал бы в Египет и привез бы к себе Окбиляк.

После рассказа старушки Бектемир забыл и думать о золотом ядре. Вернулся во дворец, забрался в темную комнату, лег на пол и лежит. Вызвал его падишах, а он не идет. Тогда падишах сам пошел к нему и начал расспрашивать, что с ним, но Бектемир ни на один вопрос не ответил. Пошла к нему мать. Однако и ей он ничего не сказал.

С того дня Бектемир все молчал. Начал он со Дня на день худеть.

Тогда падишах приказал объявить по всему государству:

— Тому, кто вызовет Бектемира на разговор и узнает, что у него на душе, дам полную миску золота!

Многие приходили, разговаривали с Бектемиром, но от него и слова услышать никому не удалось. Наконец пришла во дворец та самая старушка, которой Бектемир сломал ядром прялку и разбил губу.

— Позвольте мне, падишах, поговорить с юношей. Узнаю я, что у него на душе.

Зашла она в комнату к Бектемиру и говорит:

— Вставай, сынок. Я знаю, о чем ты думаешь, и знаю, как тебе помочь. Попроси отца, он сделает все, что надо, и ты поедешь в Египет за Окбиляк. Только вот что: начнет тебе твой отец давать дорогие одежды, чистокровных коней, но ты ничего не бери, а проси Тарланбуза, что стоит в конюшне на откорме.

Послушался Бектемир старушки. Вышла она к падишаху и говорит:

— Государь, сын твой влюбился в дочь Египетского царя, прекрасную Окбиляк. Он просит твоего разрешения съездить за ней. Если не разрешишь, то можешь лишиться сына.

Дал падишах Адылхан старухе полную миску золота и от радости, что сын заговорил, разрешил ему ехать в Египет за Окбиляк. Назначил падишах Бектемиру охрану из сорока лучших и отборных джигитов.

— За возлюбленной своей поеду я один, мне не нужно никаких джигитов! — сказал Бектемир.

Тогда Адылхан велел оседлать самых лучших коней из дворцовой конюшни, нагрузить их золотом и серебром.

— Не возьму я ни коней, ни золота, ни серебра,— заявил Бектемир.

— О мой сын! — сказал ему падишах.— Зачем ты так делаешь?

— Отец, вместо всего этого добра дайте мне своего коня Тарланбуза!— ответил Бектемир.

По приказанию падишаха слуги вымыли, вычистили Тарланбуза, расчесали ему хвост и гриву, заседлали золотым седлом, подтянули подпруги и привели к Бектемиру.

Простился Бектемир с падишахом, затем зашел в комнату матери, повесил к потолку ее любимую из своих сабель и сказал:

- Матушка, если закапает с этой сабли кровь, знайте, что я погиб, и можете меня оплакивать. Если не закапает, значит я жив и здоров.

Выехал Бектемир за городские ворота и ударил коня Тарланбуза плеткой так, что он заржал от боли и взвился к небу, словно на крыльях. Три дня и три ночи летел конь под облаками и прилетел в Египетскую страну. Бектемир направил коня в пальмовую рощу и спешился. Расседлал он Тарланбуза, спрятал седло и сбрую в густую траву, погладил глаза и голову коня и сказал:

— Иду я искать свою. возлюбленную, а ты оставайся здесь один. Жди меня, пока я не вернусь с Окбиляк!

Пустил он коня пастись на луг, а сам положил плетку в хурджун, перекинул хурджун через плечо и пустился в путь. Но вдруг Бектемиру жалко стало оставлять коня Тарланбуза одного, и он вернулся, а конь, словно угадав, зачем вернулся его хозяин, заговорил человеческим языком:

— Мой повелитель, не беспокойся. Думай лучше о своей возлюбленной. Я никому из воров не дамся в руки, а когда ты вернешься с Окбиляк, умчу вас, словно на крыльях. Иди же, повелитель мой!

Успокоенный Бектемир зашагал по дороге. Много ли он шел мало ли, пришел он, наконец, в большой город. Не знал юноша, куда и к кому идти. Видит— сидит на обочине улицы старуха и продает хурму.

— Мамаша, дайте мне столько хурмы, чтоб я наелся,— сказал Бектемир.

Посмотрела внимательным глазом на Бектемира старуха, видит—перед ней стоит юноша, похожий на принца, но не здешний. Придвинула она к нему всю корзину и говорит:

— Ешь, ешь, сынок, наедайся!

Наелся Бектемир хурмы и дал старухе золотой.

— Пока вы здесь сидите, мать, я лягу тут у стены и посплю,— сказал он и, положив под голову хурджун, лег и уснул. Распродала к вечеру свою хурму старуха и собралась уходить. Разбудила она Бектемира и сказала:

— Вижу, ты пришелец, мой сын. Где ты остановился?

— Я приехал только сегодня,— ответил Бектемир.— Еще не нашел пристанища. Если разрешите, я у вас остановлюсь на несколько дней.

Старуха увела его к себе. Утром дал Бектемир ей золотой, а вечером еще, и сказал:

— Вот вам на расходы, мамаша.

Обрадовалась старуха, прислуживала Бектемиру, старалась, а на третий день спросила его:

— Извини меня, старуху, за любопытство. Откуда ты и зачем приехал в нашу страну?

— Приехал я из Ферганской страны,— ответил Бектемир.— Прослышал я, что у вашего царя Шавката есть дочь Окбиляк, поразительная красавица. И вот приехал я сюда хоть одним глазом глянуть на нее. Все я вам сделаю, мать, только узнайте, как можно встретиться с Окбиляк.

Тут же он дастал из хурджуна горсть золота и высыпал старухе в подол.

— Шавкат-падишах сейчас отправился в далекий-поход,— сказала старуха. — Каждую пятницу Окбиляк выходит со своими рабынями погулять в свой райский сад. Переоденься продавцом-разносчиком и пройди мимо дворцовых ворот, громко выкрикивая свой товар. Окбиляк и выйдет к тебе.

Тогда ты и выскажешь ей все. Теперь или на базар и накупи товаров, а я пойду к Окбиляк, поворожу, чтоб она полюбила тебя.

Бектемир отправился на базар. Зашел он к ювелиру и попросил: — Продайте мне самых лучших серег золотых, браслетов, рубиновых ожерелий, бриллиантов.

Заплатил ему сполна вперед звонкой монетой.

Потом зашел к продавцу всякими благовониями, на купил белой и черной серы, имбиря, мазей всяких, розовой воды. У портного купил себе, одежду разносчика, сложив все в хурджун, вернулся домой.

Тем временем старуха, накрыв голову чадрой, пошла ко дворцу и встала у ворот. Возвращалась Окбиляк из бани, куда ходила со своими прислужницами, видит — у ворот стоит старуха.

— Спросите, что ей нужно? — сказала царевна одной из своих прислужниц.

— Зачем пришли, матушка?— Спросила прислужница старуху.

— Ах, доченька, я гадальщица,— ответила старуха.— Не надо ли погадать нашей Окбиляк?

Прислужница доложила принцессе, что старуха, оказывается, гадальщица.

— Тогда, приведите ее ко мне,— приказала Окбиляк.

Девушки привели старуху во дворец. Она, взяв руку Окбиляк, заговорила:

— Доченька моя ненаглядная! Рассказать ли тебе о твоем счастье? Если говорить о счастье, то оно велико. Но на сердце у тебя какая-то боль, ты не рада чему-то. Но ты, дитя мое, не печалься. Скоро ты найдешь свое счастье! Многие прекрасные юноши добиваются твоей руки, но есть у тебя какой-то скрытый враг. Это он мешает тебе на твоем пути. Кто твой враг, отец ли твой, мать ли твоя родная, или родственники, я не знаю. Но я скажу тебе вот что: влюбился в тебя один юноша, шахский сын. Линии на твоей ладони говорят, что тот юноша явится к тебе в облике продавца-разносчика. Не упускай того, кто влюблен в тебя. Оомин!

— Ой,— удивилась Окбиляк,— старуха сказала именно то, что У меня на душе!— и дала ей горсть золота.

Прошло три дня, наступила пятница.

— Сегодня принцесса Окбиляк выйдет в свой райский сад на прогулку. Иди, собирайся!— сказала старуха Бектемиру.

Оделся он разносчиком, перекинул через плечо хурджун и отправился к райскому саду. Видит, что сад так громаден, что конца-края его не видно и благоухает он всеми земными цветами.

Стал ходить Бектемир под стеной и кричать:

— Есть у меня золотые гребешки! Есть у меня прекрасные гребешки. Налетайте, девушки, берите, девушки, есть у меня всякие благовония!

Голос Бектемира услышала Окбиляк:

— Девушки, бегите, узнайте, кто там, на улице, кричит!— приказала она своим прислужницам. ,

Увидел их Бектемир и сказал:

— Белоликие девушки, луноликие девушки, с тонкими станами девушки! Есть у меня товары, достойные прекрасной Окбиляк: и розовая вода, и пудра, и золотые серьги, и гребешки, и золотые зеркала, и сережки, есть у меня диадемы золотые и подвески, подойдите, посмотрите сами...

Окружили девушки Бектемира, начали разглядывать его товары. Восхитились они и побежали рассказать Окбиляк.

Тогда величественной и нежной походкой подошла Окбиляк к воротам сада, выглянула и поманила Бектемира к себе.

— Что у вас есть, продавец? — спросила она его.

Бектемир разложил перед ней свой товар. Выбрал он пару золотых серег, пару браслетов и пару подвесок, протянул их Окбиляк и говорит:

— Возьмите, это я для вас особо принес.

А сама Окбиляк не спускала глаз с юноши, так он понравился ей. Протянула она руку к драгоценностям, в ту же минутку ветер сдернул с ее головы покрывало. Бектемир, увидев лицо Окбиляк, подобное луне, вскрикнул и упал без чувств.

«Наверное, это тот самый юноша, о котором говорила старуха-гадальщица»,— подумала принцесса и велела прислужницам перенести Бектемира в сад и уложить его в беседке, что стояла среди цветов. В лицо юноше побрызгали водой, и он пришел в себя. Окбиляк сама поднесла ему в золотой чаше шербет.

Выпил Бектемир шербету и сел, не сводя глаз с Окбиляк.

— О прекрасный юноша! Какого ты сада цветок, какого ты сада соловей? Как вы попали в наши края? — спросила принцесса.

Бектемир рассказал ей о себе.

Окбиляк отвела его к себе, усадила, угостила всякими яствами и винами.

Так они прожили целую неделю в этом саду и никак не могли налюбоваться друг другом. Спустя неделю Бектемир ей говорит:

— Судьба соединила нас навеки. Теперь я тебя увезу, моя любимая, в родную Фергану. На лугу близ города пасется мой конь Тарлан-буз. Я пойду к нему и все приготовлю, а вы последуйте за мной.

Так они договорились. Бектемир-батыр зашел к старухе гадальщице. Отдал ей все золото и серебро, что у него оставалось, и отправился на луг. Пришел он, видит — конь мирно пасется, там где он его оставил. Увидел хозяина Тарланбуз — заржал, подбежал к нему. Бектемир искупал его в реке, почистил щеткой, расчесал ему хвост и гриву, заседлал и стал ждать принцессу.

Тем временем Окбиляк, собрав своих прислужниц, объявила им:

— Теперь я уеду от вас. Была я довольна вами, и вы будьте довольны мной. Будем живы — увидимся.

Одарила она их всех богатыми подарками, девушки заплакали, заголосили:

— Зачем нас покидаете? На кого нас покидаете?

Еще до рассвета Окбиляк, надев мужскую одежду, заседлала своего любимого коня и поскакала за город к Бектемиру, который дожидался ее на лугу.

Увидев Окбиляк, Бектемир вскочил на Тарланбуза, и помчались они бок о бок быстрее ветра. Сорок дней и сорок ночей ехали они, не зная ни отдыха, ни сна. Приехал Бектемир с Окбиляк в одно место, решили они тут отдохнуть, разбили шатер и вошли в него.

— Если я усну,— сказал Бектемир,— не буди меня сорок дней и сорок ночей. Если случится что-нибудь, вонзи в пятку мне иголку, и я проснусь.

Положил он голову на колени Окбиляк и уснул. Прошло так много дней.

Вдруг послышались у палатки чьи-то тяжелые шаги. Перепугалась Окбиляк.

— Эй, похититель девушек, выходи из шатра!— закричал кто-то снаружи.

Окбиляк, хотя и задрожала вся, не захотела вонзить в пятку Бектемира иголку, пожалела его. Сидела она и плакала. Все платье залила слезами.

А снаружи еще более страшным голосом кто-то все кричал:

— Эй, выходи!

Тогда Окбиляк решила сама выйти, но слезы ее брызнули в лицо Бектемиру, и он проснулся.

— Что случилось? — спросил он.

— Кто-то страшно кричит снаружи. Не иначе нас догнали люди моего отца и требуют, чтобы ты вышел,— ответила Окбиляк.

— О любовь моя, ни о чем не тужи! Я сам выйду сейчас к ним.

Схватил он меч, выбежал — видит: перед шатром стоит сам падишах Шавкат, а за ним воины, нет числа!

— Вот и я! Один на один сразимся или будем стрелять? —спросил Бектемир.

— Будем стрелять!— закричал падишах Шавкат,

— Тогда стреляйте вы первые, а потом я начну,— сказал Бектемир.

Воины падишаха натянули луки и пустили тучу стрел, но ни одна tie попала в Бектемира.

— Ну, а теперь моя очередь,— сказал Бектемир. Натянул он лук и начал пускать стрелу за стрелой, только тетива звенела. Ни одна стрела не пропала даром. Всех воинов сразил Бектемир, остался лишь один падишах .Шавкат. Бектемир тогда спросил Окбиляк:

— Все воины твоего отца перебиты. Остался один твой отец. Что с ним станем делать?

— Отец теперь никогда нам не простит. Если ты его не убьешь, рано или поздно он причинит беду-,— сказала Окбиляк.

— А это сможет сделать нам один человек? — заявил Бектемир.— Да к тому же большой грех убить тестя. Ведь он твой отец!

Собрал Бектемир шатер, свернул, сели они на коней и умчались. Долго ли ехали они, мало ли, а приехав в одно место, они спешились, разбили шатер и легли отдохнуть.

А вслед за ними ехал падишах Шавкат, но они этого не знали. Тихо-тихо подошел он к шатру. Выхватил свой кинжал, прицелился и метнул прямо в сердце Бектемира.

Застонал юноша и умер. Закричала, зарыдала Окбиляк.

— О, я лишилась своего любимого цветка, что сама выбрала в саду!

Подошел Тарланбуз и, понюхав Бектемира, заржал, и слезы полились у него из глаз- Так и плакали они — Окбиляк и Тарланбуз над телом Бектемира вместе, а потом вырыли могилу и похоронили его.

Села Окбиляк на Тарланбуза и сказала, проливая слезы:

— О мой конь! Не пристало мне теперь возвращаться в Египет! Неси меня в Фергану на родину моего возлюбленного! Поеду туда. Там, где он ходил, я посажу в следы его ног цветы. Так и буду жить, ухаживая за теми цветами.

И Тарланбуз понесся в Ферганскую страну.

А когда Бектемир уехал в страну Египетскую, его мать, дочь бедняка, стала его дожидаться, не спуская глаз с сабли, что повесил он в ее комнате.

Часто мать Бектемира говорила:

— О радость моего сердца, когда же ты покажешься вновь?

И вдруг как-то с сабли закапала кровь.

Закричала мать Бектемира, заплакала.

Все погрузились в глубокую скорбь и печаль, говоря:

— Неужели погиб такой славный батыр?

Был объявлен в стране траур.

В эту минуту вдруг с неба опустился на землю Тарланбуз. На его спине сидела невиданной красоты молодая женщина.

Закричала мать, зарыдала:

— А где же мой сын?

— Приедет ваш сын обязательно,— сказала Окбиляк.

— Ты лучше б сказала, что сын мой погиб,— причитала мать Бек темира,— что прекрасные глаза его засыпаны землей, что его брови исклевали орлы!

Тогда заплакала и Окбиляк, кинулась к матери Бектемира, обняла ее. Заплакал и падишах и все родственники.

Когда плач стих, Адылхан начал расспрашивать Окбиляк. И та рассказала ему все, что видела и знала.

— Нельзя оставлять тело сына в степи, надо перевезти его сюда,— сказал падишах и выехал вместе с матерью Бектемира и Окбиляк в степь в сопровождении множества Людей. Приехали они на место, разрыли могилу, достали тело Бектемира, и мать снова залилась слезами. И тут вдруг появилась откуда не возьмись старуха-гадальщица.

— Эй, падишах,— сказала старуха.— Никто не вечен в этом мире. Все смертны. У тебя было сорок сыновей, умер-то один, а тридцать девять живы! Благодари аллаха!

— Все тридцать девять сыновей не стоят и одного волоса Бектемира,— вскричал падишах Адылхан.— Больше всех радовал меня он. Для меня было бы лучше, если б умерли тридцать девять, а он бы один остался.

Подняла старухи обе руки к небу и прочитала заклинание, сказала при этом: «Да будет так!»

В ту же минуту вскочил с земли Бектемир и говорит:

— Ох, я что-то долго спал!

Обрадовались все, смотрят, а тридцать девять сыновей падишаха тут же умерли.

Падишах Адылхан покорился судьбе. Похоронил он своих сыновей, а когда миновал траур, свадебный пир устроил на сорок дней и сорок ночей

Так Бектемир и Окбиляк достигли желанного.

Просмотров: 2775

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить