Хасан и Зухра. Перевел Л. Мордвилко

Категория: Узбекские народные сказки Опубликовано: 04.09.2012

В давние времена в одном кишлаке жил старик-пастух со своей женой. Были у них три дочери: Насиба, Гульбахор и Зульфия.

Проходили день за днем, месяц за месяцем, год за годом, дочери подрастали: Насибе пошел двадцать первый год, Гульбахор — девятнадцатый, Зульфие — восемнадцатый.

Видят старик со старухой, что дочки выросли, а сваты не идут; день и ночь старики думали, что же им делать.

— Эх, старушка моя,— говорит пастух жене,— и я старею и ты стареешь, силы нас покидают, ничего у нас нет, тяжело нам приходится. Вот были бы у нас не девочки, а сыновья, они бы нас прокормили. Хоть бы замуж дочек выдать, все было бы легче.

— Кто же захочет жениться на дочках таких бедняков, как мы?. Подумал старик и говорит:

— Ну, старуха, надо пойти в кишлак и сказать: «Эй, люди, засылайте сватов! Если им наши дочки по душе придутся, как-нибудь свадьбу справим и повыдаём дочерей замуж.

Понравился старухе этот совет, и поспешила она в кишлак. Кого ни встретит, всем говорит:

— Сынок, выслушай меня, к тебе дело есть. У меня дочки подросли. Если хочешь, справим свадьбу, какая дочка понравится, ту и бери.

Однако никто не согласился. Стукнула старуха себя рукой по лбу и пошла восвояси.

Так и остались дочки пастуха без женихов. Однажды Зульфия говорит сестрам:

— В Окджаре тутовник поспел, пойдем повеселимся.

Отправились девушки в Окджар. Там везде сады — в садах тутовник спеет, соловьи заливаются. Сестры днем тутовник собирают, ночью — двое спят в шалаше, а третья не спит, их сон стережет.

Пока девушки тутовник собирают, послушаем о другом.

У шаха той страны было сорок жен, но ни у одной из них не было детей. Очень хотел шах иметь сына или дочь. Созвал он однажды своих визирей и мудрецов, сел на трон и говорит им:

— Эй, мудрецы вельможи! Вот я, шах, живу и наслаждаюсь жизнью. А пройдет моя жизнь, не будет меня на свете, и не оставлю я после себя ни сына, ни дочери. Поэтому поскорее найдите мне девушку, пусть хоть бедную, хоть нищую — мне все равно. Найдите невесту — сорок дней будем пир справлять.

Подумали визири и мудрецы, посоветовались и разошлись в разные стороны. А шах созвал своих сорок жен и говорит им:

— Эй, жены мои, нет у меня детей. Поэтому я решил еще одну жену себе взять.

Шах радуется и думает: будет у меня сын или дочка, устрою тогда большой пир. А сорок шахских жен собрались тайком и совет держат. Одна из жен говорит:

— Эй, подруженьки, если шах еще одну жену возьмет, будут у нее дети или не будут, пусть она хоть какая хорошая будет, но подругой для нас она не станет.

Шахский визирь приехал в кишлак около Окджара. Созвал всех жителей — и знатных, и простых — и объявил им:

— Так как у шаха детей нет, решил шах еще одну жену себе взять. А поэтому найдите ему девушку, хоть нищую, хоть сироту.

Встал один человек и говорит:

— Господин, если меня пощадите, разрешите мне слово вымолвить.

— Говори,— отвечает ему визирь.

— Господин визирь, вот уже дней десять, как в Окджаре появились три девушки. Девушки днем тутовник едят, а ночью в шалаше спят, ничего больше не делают. Все три красавицы. Если вашей милости угодно, посмотрите их.

- Введите меня к девушкам, - говорит визирь,- посмотрю, какие они.

Подошел визирь к шалашу, слушает, о чем девушки говорят.

Старшая Насиба говорит сестрам:

— Если бы шах меня в жены взял, я бы такую адежду для него выткала, что во всем свете лучшей не найти.

Средняя сестра Гульбахор говорит:

— Если бы шах на мне женился, я такой ему вкусный плов готовила бы, что он ел бы да похваливал.

А младшая сестра Зульфия говорит сестрам:

— Вот, если бы на мне женился шах, я бы родила ему мальчика и девочку — Хасана и Зухру, красивых да умных.

Тогда визирь вошел в шалаш. Девушки встали, и визирь увидел, что платья на них старые, поношенные. Позвал визирь людей и приказал принести девушкам хорошую одежду и сапожки. Оделись девушки, принарядились, а визирь отправился к шаху. Пришел он во дворец и говорит:

— Повелитель, нашел я для вас в кишлаке около Окджара трех красавиц — девушек. Старшая говорит: «Если женится на мне шах, я ему, такие одежды сотку, каких ни у кого в целом свете нет». Средняя говорит: «Если на мне шах женится, я всегда ему буду вкусный -плов готовить», и младшая говорит: «Если бы меня шах в жены взял,- я бы родила ему двух ребят и назвала бы их Хасаном и Зухрой».

Обрадовался шах и говорит:

— Хорошо, вот на младшей я и женюсь.

— Поезжай туда, узнай, кто их родители, сосватай девушку и начнем к свадьбе готовиться.

Визирь снова в Окджар поспешил. Позвал он девушек и говорит им:

— Шах на Зульфие жениться хочет. Я как сват приехал, поговорить с вашими родителями мне надо.

Зульфия отвечает визирю:

— Мы бедные девушки, но родители у нас есть. Если хотите с ними говорить — говорите.

Визирь послал одного из придворных к старому пастуху. Придворный разыскал дом старика и говорит пастуху:

— Эй, отец! Это ваши три дочери в Окджаре в шалаше живут? Младшую шах себе в жены выбрал. Вы что на это скажете?

Бедный пастух не поверил.

— Что вы надо мной -смеетесь, обманываете меня,— на что она шаху?

Вернулся придворный в Окджар и передает этот разговор визирю. Визирь созвал на совет всех людей в Окджаре, и знатных и простых, и говорит им:

— Вот, люди, посылал я к пастуху своего придворного. Он рассказал старику, что шах на Зульфие жениться хочет, а пастух говорит: «Вы смеетесь надо мной»,— и пошел к своему стаду. Что вы мне посоветуете делать?

Встал тот старик, что раньше водил визиря к девушкам и говорит:

— Эй, визирь, есть поговорка: птичий язык только птица поймет. Есть у нас в кишлаке еще один старый пастух. Пошлите его к отцу девушек, авось старик его словам поверит.

Понравился этот совет визирю:

— Ладно, пусть поговорит. Приведите мне скорее пастуха,- приказал визирь.

Привели пастуха, а тот испугался и плачет:

— Господи, не виновен я, ничего не делал, я только коров пасу... пощадите.

Народ говорит ему:

— Не бойся! Тут другой разговор.

Визирь посмотрел на пастуха и хотел с ним поговорить, а тот еще больше испугался.

— Ой, господин, да будут счастливы ваши дети. Невиновен я, скотины никогда не бью. Правда, один раз пестрая корова не хотела домой идти, а я ее по рогам чуть-чуть ударил — и только...

Смеется визирь:

— Ладно, я вину твою прощаю,— говорит,— а теперь у меня к тебе есть поручение. Даю тебе два дня сроку. Пойди к старому пастуху, сосватай за шаха его младшую дочь. Приедешь через два дня и мне скажешь.

— Хорошо, господин, хорошо, господин,— бормочет бедный старик.— Отец девушки — мой приятель,— и скорее скрылся с глаз визиря.

Пастух думает: «Славу богу, едва избавился»,— и пошел к старику, Идет и говорит сам с собою: «Ну, только бы мне подобру-поздорову от визиря уйти — семь блинов, семь лепешек, шесть оладий нищим раздам».

Пришел пастух к отцу девушек, поздоровался. О том. о сем поговорили, потом о дочерях разговор повел.

— Хочет шах на твоей младшей дочери жениться!

Подивился старик, но пастуху поверил.

Наутро оба пастуха отправились в путь. Пришли в Окджар. Отец девушек и говорит старику-пастуху:

— Я тут посижу, а ты иди к визирю.

Пришел старик-пастух к визирю и говорит:

— Ваше поручение выполнил.

Засмеялся визирь:

— Ты молодец, на день раньше срока мое поручение выполнил. А отец с дочерьми в это время советуется. Зульфия говорит:

— Если шах хочет меня в жены взять, пусть даст тебе сорок верблюдов, нагруженных драгоценными подарками, а двух старших сестер пусть с головы до ног золотом обсыплет, в хорошие платья нарядит.

Шах все сделал так, как потребовала девушка. Благословил старик Зульфию, и отправилась она в шахский дворец.

После того старик нашел женихов и для старших дочерей Насибы и Гульбахор и успокоил свое сердце.

День за днем, месяц за месяцем проходит год. Скоро у Зульфии должны дети появиться. Шах радуется, каждый день на охоту ездит. А шахские жены встревожились, всякие хитрости и козни против Зульфии замышляют. Пошли они вместе со старшей женой шаха к ее отцу — визирю и жалуются:

— У Зульфии скоро будет ребенок, тогда шах на нас и смотреть не захочет.

Визирь им советует:

— Вы никому ничего не говорите, и шах пусть ничего не знает, подыщите старуху-бабку, она сама будет знать, что делать.

Однажды Зульфия попросила шаха:

— Не уезжайте на охоту.

Но глупый шах не послушался Зульфии и уехал. А его сорок жен позвали хитрую старуху-колдунью. Родились у Зульфии красавец сын и красавица дочка. Старуха взяла детей у Зульфии и спрятала их в мешок, а взамен спеленала козленка и козочку. Затем показала Зульфие козлят и говорит:

— Ой, доченька моя, смотри, ты не детей, козленка и козочку родила. Несчастливая твоя судьба.

Зульфия горько плачет, а сорок жен не нарадуются.

Старуха-колдунья вынесла мешок с детьми Зульфии на дорогу и бросила.

Сорок жен послали к шаху вестника и дали ему наказ:

— Скажи шаху, что жена его родила, а когда шах обрадуется и спросит: «Кого родила?», скажи: «Только не детей родила, а двух козлят».

Посланец пошел и передал шаху то, что поручили ему шахские жены. Получив такую весть, шах разгневался и приказал бросить Зульфию з темницу.

Послушайте теперь о другом.

Шел караван по дороге. Вожатый каравана видит — лежит мешок, а в мешке дети. Очень удивился.

Вожатый был бездетным. Он пожалел детей и взял их к себе. Мальчика назвал Хасаном, девочку — Зухрой.

Месяц за месяцем, год за годом прошло семь лет.

Хасан и Зухра подросли. Стал однажды Хасан бороться с ребятами и всех мальчиков в кишлаке поборол. И чем дальше рос Хасан, тем сильнее он становился. Начал он и взрослых людей в борьбе одолевать. Вырос Хасан стройным джигитом, и прозвали его люди Хасан-богатырь.

А Зухра изо дня в день училась ткать ковры. И такие красивые ковры она ткала, что были они в семь раз лучше всех других ковров на базаре.

Однажды Хасан попросил приемного отца:

— Дайте мне доброго коня, меч, лук и несколько стрел!

— Ладно, сынок,— говорит отец и дал Хасану все, что он просил.

Стал Хасан каждый день на охоту ездить.

Шах в те времена тоже на охоту ездил. Только Хасан много дичи домой привозил, а шах с пустыми руками возвращался.

Сидел однажды Хасан с отцом, беседовал, отец и рассказал ему, что он его, Хасана, и сестрицу его, Зухру, маленькими в пустыне подобрал и вырастил.

Стал Хасан благодарить отца и сказал ему:

— Вы нам ближе родного отца. Мы вам тоже добром за добро заплатим.

Вот в один и тот же день шах со своими слугами и Хасан отправились на охоту. Хасан много добыл дичи, а шах со своими людьми — ничего не нашел.

Встретил шах Хасана и спрашивает:

— Эй, молодец, зачем сюда ездишь?, Зачем мою дичь стреляешь? Кто твои родители?.

Хасан ему отвечает:

— Меня и сестру еще маленькими караван в пустыне подобрал. Вожатый каравана был бездетен, он нас взял в свой дом и вырастил. С тех пор прошло уже двенадцать лет. Я охочусь, а сестра научилась такие красивые ковры ткать, что в семь раз красивее самых дорогих ковров на базаре.

Глупый шах, однако, ничего не сообразил, а его визирь подумал:

«Это же, значит, шахские дети не умерли. Как этот молодец похож на шаха!»

Приехал визирь домой и рассказал о своей встрече хитрой старухе.

Та и говорит:

— Так это же дети Зульфии!

— Может быть, и так,— отвечает визирь.

Тут и визирь, и хитрая старуха, и сорок, жен — все забеспокоились.

А шах снова на охоту поехал и остановился у вожатого каравана отдохнуть. Встретили шаха с почестями. Сидят, беседуют. Вожатый каравана про Хасана и Зухру paзгoвор ведет. А жена его - смышленная женщина - слушала ,слушала, поглядывала то на шаха, то на Хасана, видит, что и лицом и глазами они друг на друга очень похожи, и говорит шаху:

— Повелитель, дозвольте -мне слово молвить, мысль мне одна на ум пришла.

- Говори,—разрешает шах.

Женщина и повела разговор:

— Вот говорят, что у вас есть сорок жен, а детей нет, ещё говорят, что у вас была жена Зульфия, которая родила двух козлят. По-моему, ваши жены по злобе подложили Зульфие козлят, а вас обманули. Где это видно, чтобы у людей козлята рождались? Смотрите, как Хасан на вас похож. Сколько лет прошло с той поры, как вы Зульфию в тюрьму посадили?

— Ровно 12 лет — отвечает шах и, хлопнув себя по лбу, добавляет:— Эка досада!

А женщина говорит шаху:

— Вот вы расспросите у Зульфии, как дело было.

Обрадовался шах и вместе - с Хасаном вернулся домой.

Приехал шах во дворец, приказал привезти Зульфию из тюрьмы. Зулъфия рассказала шаху, как было дело. Слушает Хасан рассказ матери, на отца посматривает, а потом как закричит:

— Мама моя!— и стали мать и сын друг друга обнимать.

Шах позвал сорок жен и начал, их допрашивать. Тут вся тайна, шаху и открылась.

Чтобы весь народ знал, что Хасан и Зухра шахские дети, устроил шах большой пир. Сорок дней и сорок ночей пировали там и веселились.

А Хасан и Зухра всю жизнь свою заботились о вожатом каравана и его жене, которые их вырастили.

Просмотров: 3167

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить