Находчивая пряха. Сказочник Рустам Мачмур-оглы. Перевел М. Шевердин

Категория: Узбекские народные сказки Опубликовано: 04.09.2012

Давно в старое время жил купец. Дважды в год ездил он в далекие города с товарами. Все уважали его за ум и сметку, и поэтому купцы избрали его своим аксакалам.

Однажды аксакал объявил:

— Поедем в такой-то город.

Погрузил он на восемьдесят верблюдов товары, то же сделали еще сорок купцов, и отправились они все вместе в дальний путь. Сорок дней и сорок ночей шел купеческий караван через пустынную степь.

Купцы сказали своему аксакалу:

— Эй, аксакал, давайте отдохнем, да и верблюды наши наберутся сил.

— Очень хорошо. Давайте!— ответил аксакал.

Разгрузили верблюдов и пустили пастись. Стояла весна. После обильных дождей степь покрылась сочной травой. Верблюды ели досыта. Купцы тоже отдыхали, ели, пили, сколько им хотелось. Вдруг видят они — вдали вьется дымок.

— Эге, да здесь кто-то живет!— сказал аксакал.— Пойдем посмотрим, что за люди?

Аксакал вместе с друзьями собрались и пошли. Смотрят — стоит одинокая пастушья хижина. Хозяина дома не оказалось, и гостей встретила старушка — жена пастуха. Старуха приготовила плов. Когда купцы угощались, в комнату заглянула дочь пастуха и сказала тихо матери:

— Матушка, один!

Спустя небольшое время девушка заглянула снова и проговорила только:

— Два!

Потом снова заглянула:

— Три!

Когда купцы поели плова и уже пили чай, дочь пастуха вошла в комнату еще раз и сказала:

— Четыре!

И так она говорила до семи раз.

- О чем это говорит ваша дочь, тетушка?— спросил аксакал.

- О мои дорогие гости!—ответила старуха.— О чем дочка может говорить. Живем мы в глухой степи. Прядем нитки, тем и живем. А дочь заглядывала, чтобы сказать мне, что она спряла за это время семь мотков ниток.

Аксакал купцов поразился:

— Удивительно! Пока мы поели плова, эта девушка спряла семь мотков ниток. Это же драгоценный клад, а не девушка!

Спросил он старуху:

— Тетушка, а дочь ваша не занята?

— Не занята она, нет,— ответила старуха.

Подумал тогда аксакал, что лучшей жены, чем эта девушка, не найти, и решил послать к ней сватов. Когда он вместе с купцами вернулся на привал, собрал их и задал вопрос:

— Что вы скажете? Решил я послать к дочери пастуха сватов. Посоветуйте мне!

— Вот вам, аксакал, наш совет: пока об этом надо молчать,— сказали купцы. — Куда вы сейчас повезете в далекое трудное путешествие молодую жену? Съездим в город, продадим товары, вернемся сюда. Тогда и можете засылать сватов.

Совет понравился аксакалу, и он сказал:

— Тогда давайте быстрее грузиться. И в путь!

Через сорок дней и сорок ночей караван прибыл в город Распродали купцы товары, накупили других и двинулись обратно.

Через сорок дней и сорок ночей добрались купцы до того же самого места. Пустили они верблюдов попастись, а сами наварили себе пищи, наелись, напились. Настала ночь, а за ней и утро. Взошло солнце, озарив весь мир. Тогда аксакал, собрав друзей, повел такой разговор:

- Ну, кто же пойдет сватать дочь пастуха за меня?

- Я пойду,— сказал один из купцов по имени Кыркынбай. Отправился он в дом пастуха сватом. Старуха послала подпаска за мужем, а когда тот пришел, сели они, и Кыркынбай сказал:

- Спросите меня, дедушка, зачем я пришел к вам?

- Добро пожаловать, сынок! Чем можем вам служить?— спросил пастух-

- А пришел я к вам сватать вашу дочь,— заявил Кыркынбай.— Аксакал купцов хочет породниться с вами. Полюбил он вашу дочь.

- Ну, если аксакал -купцов решил породниться со мной, простым пастухом, я согласен!—ответил пастух.

- Ну, если так,— сказал Кыркынбай,— тогда назначьте калым за дочь!

- Ну что ж, дочка у меня единственная. Пусть жених пришлет товары на сорока верблюдах, а как устроит он свадьбу, это дело его,— ответил пастух.

— Ну что же, я пойду и передам ему ваши слова,— сказал купец.

Пришел он к аксакалу и объявил:

- Уладил я ваше дело, с вас причитается подарок!

— А как договорились?— спросил аксакал.

- Он потребовал товаров на сорока верблюдах, а свадьбу, говорит, пусть устраивает так, как желает,— ответил Кыркынбай.

- Отсчитайте сорок верблюдов, нагрузите на них разных товаров и отвезите пастуху,— распорядился аксакал.

Вместе с товаром отправил он в дом пастуха баранов, масла и риса. Потом устроили пир, отпраздновали свадьбу, и аксакал отправился в путь с молодой женой.

Через сорок дней и ночей караван возвратился на родину. Купцы разошлись по своим домам.

Прошла ночь, настало утро, взошло солнце, озарив весь мир. Аксакал собрал всех своих родственников, друзей, знакомых и устроил в честь своей молодой жены пир на десять дней и десять ночей.

Зажил аксакал купцов со своей молодой женой в мире и согласии. Но однажды он задумался:

«Дорогой калым я заплатил за дочь пастуха. Прельстило меня ее умение прясть. А то не на такой мог бы еще жениться!»

Привез он с базара триста пудов хлопкового волокна, сложил в чулан и сказал:

— Слушай, жена! Я уезжаю в дальний город торговать, вернусь через шесть месяцев. До. моего возвращения ты должна из этого волокна напрясть ниток, показать свое умение. Сказал так аксакал купцов — и уехал.

А дочь пастуха и не думала браться за дело Жила она себе припеваючи. Шли дни за днями, недели за неделями. До возвращения купца остался месяц. «Скоро муж вернется, а я еще ничего не сделала»,— испугалась дочь пастуха. Пошла она в чулан, набрала полный подол волокна, рассыпала его по всей террасе и принесла туда веретено и прялку. Начала она прясть, но тут же проголодалась и пошла сготовила себе похлебку. Неудобно ей было одновременно и есть и работать. Она облила и измазала все руки, платье — и то пряла, то облизывала пальцы и платье.

Пусть пока она себе облизывает пальцы и платье, а теперь послушайте историю, что случилось с сыном падишаха того города.

Задолго до этого ел сын падишаха мясо и подавился костью.

Падишах вызвал всех городских лекарей, но те ничего не могли поделать: кость сидела в горле и никак не выходила.

Мальчик очень страдал от боли, не мог ни пить, ни есть и совсем зачах.

Двор аксакала купцов был как раз напротив царского дворца. Сын падишаха сидел на балконе и видел, как жена аксакала работала на прялке, поминутно нагибаясь и облизывая платье и пальцы. Стало мальчику смешно. Он вдруг как захохочет. Тут кость и выскочила у него из горла.

Обрадовался падишах и спросил у мальчика:

— Отчего ты засмеялся, сынок?

— Ха-ха!— смеялся сын падишаха.— Вон сидит какая-то женщина... ха-ха... и прядет... ха-ха... прядет и лижет свое платье... ха-ха. Я вдруг засмеялся, и кость выскочила у меня из горла.

Призвал падишах есаула и приказал:

— Разыщите и приведите ко мне ту, которая пряла в доме против дворца.

Есаул привел жену аксакала купцов к падишаху.

— Эй, женщина, проси, сделаю все, что ты захочешь!— сказал он ей.

— Если так, государь,— заговорила жена аксакала,— велите напрясть из трехсот пудов волокна, что лежит у нас в чулане, ниток.

Падишах приказал созвать женщин и распорядился:

— Чтоб за шесть дней и клочка волокна не осталось.

День и ночь сидели женщины, пряли нитки. Жена аксакала купцов только аккуратно складывала мотки ниток в чулан. Вернулся скоро аксакал, открыл двери чулана, чтоб сложить туда привезенные товары, видит: весь чулан полон ниток. Порадовался он, зашел к жене, поздоровался с ней, похвалил и сказал:

— Возьми из хурджуна мясо, вывесь его на ветерок, чтобы не испортилось, а к обеду свари кульчатай.

Вывесила жена мясо, замесила тесто, начала раскатывать его. Вдруг видит: ползет жук, черный-пречерный.

Встала жена купца и отвесила жуку глубокий поклон.

Удивился аксакал:

— Это еще что значит?

— О, это—единственная моя тетушка,— ответила жена.

— А почему она такая черная, твоя тетка?— недоумевал аксакал.

— Оттого она так почернела, моя тетушка, что всю свою жизнь только и делала, что пряла нитки. От трудов почернела,— ответила жена.

Подумал купец, подумал — а потом сказал:

— Брось-ка ты прясть нитки! На что ты мне такая черная. Увижу, что ты прядешь, прогоню тебя!

Больше не пришлось никогда находчивой жене аксакала прясть.

Просмотров: 3018

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить