Мукбил-Метатель. Сказочник Насретдин Забибулаев. Перевел Н. Ивашев

Категория: Узбекские народные сказки Опубликовано: 04.09.2012

В давние времена Бухарой правил один жестокий шах. А у шаха была дочь. Девушку звали Мехри, что значит «отзывчивая», а прозвали ее «Нигяр» — красавица. И в самом деле она была такая красивая, что перед сиянием ее лица тускнел свет луны.
И насколько Мехри-Нигяр была красивая, настолько же была она сильная и смелая. Не по душе ей было сидеть в шахских хоромах, одевалась она часто добрым молодцем и скакала верхом на огневом коне на охоту.
Однажды Мехри-Нигяр с восемьюстами удалых молодцов-джигитов отправилась в степь.
Джигиты ее все были такие мастера арканы закидывать, что вздумай кто-нибудь из них звезду поймать, нацелится, кинет свой аркан -и захлестнет ту звезду без промаха. Да и сама Мехри-Нигяр метнет стрелу — в любую цель попадет, будь она хоть под небеса подвешена.
Долго ли, коротко ли охотилась Мехри-Нигяр, только в один из дней оказалась она вблизи высоких гор.
У подножья одной горы паслась лань. Обернулась Мехри к своим удальцам-охотникам и говорит:
— Окружим лань, возьмем ее живой!
Восемьсот охотников окружили лань. Со всех сторон со свистом полетели арканы. Но лань оказалась такой резвой, что сумела увернуться и убежала, проскочив мимо самой Мехри.
Рассердилась девушка, хлестнула коня и помчалась за ланью.
Вдруг из зарослей кустарника, страшно зарычав, выскочил тигр. Конь Мехри-Нигяр отпрянул в сторону, девушка не удержалась в седле и упала.
Наверное, ее растерзал бы дикий зверь, не приди ей на помощь какой-то пастух, оказавшийся поблизости. Метнул пастух из пращи камень, размозжил тигру голову.
Зверь упал на землю мертвый в двух шагах от Мехри-Нигяр, но пастух даже не взглянул на него. Подбежал, чтобы помочь встать незнакомому всаднику, смотрит, а это девушка невиданной красоты лежит, по белому лицу разметались темные кудри. Пастух помог девушке подняться, а она не может слова вымолвить от смущения.
Тут подоспели джигиты-охотники. Остановились они, дивятся: что случилось?
А Мехри-Нигяр вскочила в седло, сняла кольцо с пальца, отдала пастуху и, хлестнув коня, поскакала прочь.
Пусть она скачет себе до самого дома, а вы послушайте о пастухе.
Пастух был родом из горного племени. Звали его Мукбил, что значит «счастливый», а прозывали «Метатель», потому что он очень ловко метал камни из пращи.
Расставшись с Мехри, бедняга Мукбил так затосковал, что еле добрел до своего селения. А придя домой, и вовсе заболел.
Забеспокоились люди гор. Они любили пастуха и уважали его, потому что Мукбил-Метатель, пас их стада и охранял скот от диких зверей. Бывало, какой зверь ни покажется у стада, пастух первым же камнем размозжит ему голову. Дикие звери боялись Мукбил-Метателя.
Люди гор каждый день наведывались к больному, справлялись о его здоровье.
Как-то вместе с другими пришел и один мудрый старик. Подсел он к Мукбилу, пристально посмотрел ему в глаза и говорит:
— Сын мой, скажи правду, о чем ты тоскуешь.
Мукбил-Метатель только махнул рукой.
— Э, отец, что спрашивать!
Но старик настаивал:
— Сынок, ты должен открыть нам тайну своего сердца.
Слово за слово Мукбил-Метатель рассказал, как спас царевну от верной смерти, как она подарила ему свое кольцо, как он полюбил ее на всю жизнь.
Старик поведал тайну пастуха всему народу гор.
— Мукбил-Метатель полюбил дочь шаха,— сказал он.— Нам нужно искать какой-нибудь выход.
Люди гор уселись в круг и стали думать.
Одни говорили:
— Шах ни за что не отдаст своей дочери за пастуха.
Другие не соглашались с ними:
— Попробуем, пошлем людей — отдаст так отдаст, а не отдаст, соберемся и еще подумаем.
В конце концов так и порешили: послали к шаху сватов и старшим над ними назначили мудрого старика.
Вот прибыли сваты во дворец.
Шах увидел посланцев гор и спрашивает у них:
— Кто вы такие? С какой жалобой?
— Господин,— говорит ему мудрый старик,— мы прибыли к вам с покорной просьбой.— И рассказал все, как было.
Шах разгневался.
— Эй, невежды!— закричал он.— Как вы смели приехать ко мне сватами! Или вы меня за ровню считаете?— И велел бросить сватов в темницу.
Потом кликнул тысячу палачей.
— Отправляйтесь,— говорит,— в горы. Отдаю вам на разграбление весь скот и все добро людей гор, только изловите мне Мукбила!
Что стая голодных волков, шахские палачи ринулись в горы, начали убивать людей, грабить их скот и добро.
Отец Мукбила-Метателя рассказал сыну о несчастье, постигшем народ гор. Мукбил тотчас вскочил с постели и даже не вспомнил о своей болезни.
— Это,— говорит Мукбил,— из-за меня народ попал в беду! Схватил пращу и пошел на шахских палачей.
Почти всех палачей убил Мукбил-Метатель, только немногим удалось бежать. Вот прибегают оставшиеся в живых палачи к шаху и говорят:
— О, господин! Мукбил—опасный человек. Даже близко к себе не подпускает, а взмахнет своей пращой — любой охнуть не успеет, валится с первого же камня.
Еще больше рассвирепел шах. Собрал он еще тысячу палачей и выступил в поход во главе их сам.
Мукбил-Метатель встретил шаха в узком ущелье и пустил в дело свою пращу, как метнет камень — палач наземь валится.
Видит шах, что из его походов не выйдет никакого толка, посылает к Мукбилу человека и говорит:
— Ладно. Передай ему — я согласен отдать свою дочь, Только есть у меня одно условие: пусть Мукбил-Метатель приведет мне каждой рукой по четыре, а всего восемь тигров.
Узнав о желании шаха, Мукбил-Метатель согласился и говорит:
— Я выполню условие, только прежде шах пусть освободит наших послов, что безвинно томятся в темнице.
Шах вернулся в город и освободил сватов. А Мукбил-Метатель отправился на поиски тигров.
В одном месте в густых зарослях спал тигр. Мукбил-Метатель заметил зверя, подошел тихонько и схватил его за горло.
Тигр пытался бороться, но пастух еще крепче сжал ему горло, поднял его над головой, как малого котенка, и ударил о землю. Потом, пока зверь не очнулся, продел ему в нос кольцо и привязал толстой цепью к дереву.
Вот так и бродил Мукбил-Метатель по горам, пока не поймал восемь тигров. Проучив их хорошенько палкой, так, что звери стали гнуть шеи до самой земли, будто волы в ярме, Мукбил на седьмой день, ведя каждой рукой по четыре тигра, отправился к шаху.
Когда прошел слух, что Мукбил-Метатель бедет восемь тигров, в городе началось смятение: люди попрятались в дома, а многие убежали.
Шах узнал через своих стражников о случившемся, нахмурился. «Я думал, что пастух погибнет, охотясь за тиграми, а вышло по-иному!» — подумал он и — делать нечего — с отрядом палачей отправился навстречу Мукбилу-Метателю.
— Хвала тебе, сын мой, хвала!— сказал он. — Только ты зверей в город не води — еще вырвется какой-нибудь и покалечит людей. Отведи их в горы и хочешь — отпусти, хочешь — шкуры сними. А потом — ты, вижу, умеешь слово держать — есть у меня для тебя еще задача. Вторая задача такая: должен ты представить мне голову богатыря Хатамя из города Таи. У Хатама есть добрый конь,— и его приведешь. Выполнишь вторую задачу — получишь мою дочь в жены.
Не понравилось Мукбилу-Метателю, что шах не сдержал слова, но он подумал: «Наверное, этот Хатам разбойник, иначе зачем понадобилась бы шаху его голова. Ладно, раз так, не стану перечить, выполню вторую задачу шаха и доброе дело сделаю — избавлю людей от грабителя».
Вернулся Мукбил-Метатель домой, распрощался с людьми отправился в далекий путь. Шел он долго и, когда испонилось четыре месяца, подошел к городу Таи.
День клонился к вечеру. Мукбил-Метатель только было подумал, где б ему переночевать, как вдруг видит: какой-то человек лет сорока, скромно одетый, купает в большом канале коня.
— Хатам в городе или в отлучке?— спрашивает у него Мукбил.
— Хатам в городе,— отвечает человек. — Вы, похоже, странник, переночуйте у меня, а завтра пойдете к Хатаму.
Мукбил-Метатель согласился.
Человек хорошо принял Мукбила, угостил его щедро и только тогда спросил:
— А какое у вас дело к Хатаму?
— Очень он нужен мне,— ответил Мукбил-Метатель.— Вы не знаете, что он за человек?
— Да,— говорит хозяин дома,— я знаю Хатама. Он правитель нашей страны. Только он не сидит, как другие шахи, на высоком троне, а живет среди своего народа, как простой человек,— сказал так и снова обернулся к Мукбилу.— Так, что же все-таки за дело у вас к Хатаму?
Мукбил смутился. «Как же так?— думает,— Хатам, видно, вовсе не похож на разбойника. Раз он живет среди народа и ведет себя как простой человек, не может он делать зла людям».
— Не знаю, что и сказать вам,— отвечает он хозяину.— Я должен отрубить ему голову.
Хозяин удивился:
— Да что же худого сделал вам Хатам?
— Хатам ничего худого мне не сделал,— ответил Мукбил-Метатель и рассказал, зачем он разыскивает Хатама.
— Ну хорошо,— говорит ему хозяин дома,— сегодня вы отдыхайте, а завтра я вас отведу к Хатаму.
Настало утро. Мукбил и говорит:
- Что же, покажите мне дом Хатама.
А хозяин ему:
— Вы,— говорит,— и находитесь в доме Хатама, потому что Хатам — это я. Коня, что шах наказал привести, я вчера зарезал, чтобы угостить вас, так как в доме у меня никаких припасов не оказалось. Вы добиваетесь своего счастья, а я дал клятву: если для счастья человека когда-нибудь понадобится моя голова, не пожалеть и головы. Вот она!— и хозяин дома склонил голову перед Мукбилом.
Пораженный таким великодушием Хатама, Мукбил-Метатель прослезился.
— Нет,— сказал он,— я не стану рубить вам голову. За жизнь такого человека, как вы, не жалко поступиться и своим счастьем.
У Хатама был взрослый сын. Посмотрел он на отца и говорит:
— Гость рассудил правильно. К тому же шах и на этот раз может не сдержать слова, выдумает третью задачу. Если вы желаете помочь гостю, отправляйтесь вместе с ним к шаху и там на месте что-нибудь придумаете.
Хатам согласился. В тот же день они с Мукбилом-Метателем отправились в путь. Пришли в Бухару и явились во дворец шаха.
Шах увидел Мукбила и спрашивает:
— Ну как, привез голову Хатама? Привел коня?
— Хатам очень щедрый и великодушный человек,— отвечает Мукбил-Метатель.— Когда я оказался гостем в его доме, он зарезал своего коня, чтобы покормить меня, странника. Потом, узнав, зачем я пришел, он сам подставил голову под меч, но я голову рубить не стал, а привел его самого.
Шах побледнел и затрясся весь от злобы.
— Где же Хатам?—закричал он.
Хатам поклонился и говорит:
— Вот я и есть Хатам.
Шах даже привскочил на троне, обернулся к Мукбилу и как закричит на него снова:
— Я наказывал привезти мне голову Хатама, а ты его живым доставил!
Хатам выступил вперед и говорит:
— Дома я предлагал гостю свою голову, но он отказался. Вот я и пришел сам. Если тебе нужна моя голова, вели отсечь ее, только удовлетвори желание этого юноши.
Шах кликнул палача, велел увести Хатама и отрубить ему голову. Но только палач схватил Хатама за руку, как Мукбил-Метатель закатил палачу такую затрещину, что у того лицо перекосилась набок.
Потом Мукбил обернулся к шаху и говорит:
— Разве можно казнить такого благородного человека! Если хочешь обязательно кого-нибудь убить, вот — убивай меня!
— А что ж,— заорал шах.— Эй, палач, взять и казнить Мукбила.
Вдруг из внутренних покоев выбежала Мехри-Нигяр и бросилась на шею к Мукбилу.
В ярости шах закричал:
— Казнить и ее!
Тут Хатам снова выступил вперед, подошел к трону и говорит:
Шах, ты от злобы разум потерял! — и дал такого тумака шаху, что тот повалился с трона.
Народ с радостью избрал пастуха Мукбила своим правителем.
Хатам сам стал во главе пира и справил веселую свадьбу Мукбила с Мехри-Нигяр.
Так Мукбил-Метатель и Мехри-Нигяр достигли исполнения своих желаний.

Просмотров: 2730

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить