Тульганой

Категория: Узбекские народные сказки Опубликовано: 04.09.2012

В старые времена решил уратюбинский бек поселить людей на границе, чтобы они охраняли его бекство.
«Коканд хочет идти на нас войной, нужно оградить страну, – объявил бек народу. – От каждого из сорока домов пусть пойдет один здоровый воин с семьей».
Стали седобородые старейшины селения Ахтунан советоваться:
– Не дать людей – нельзя. Он – бек, сделает с нами, что захочет. Но кто пойдет? Богатые люди не пойдут. Пусть бедняки идут. Не все равно, где им жить. И здесь плохо живут, и там плохо.
Собрали денег седобородые по нескольку тенег, кое-чего из одежды, дать тем беднякам, и от каждого десятка домов Ахтунана послали одну семью.
А богачам ничего не делается. Купили бедняков за гроши да и отправили на горе и несчастье.
Один ахтунанский бедняк по имени Назар сам решил поехать с семьей.
"Что у меня тут? – подумал он. – Сад, что ли, свой есть? У перепелки дома нет, куда ни пойдет, там и кричит свое «пит-пильдык».
У Назара была семнадцатилетняя дочка Тульганой.
Когда она была еще маленькая, Назар устроил помолвку Тульганой с Пардабаем – сыном такого же бедняка, как и он сам. Тульганой и Пардабай вместе росли и полюбили друг друга.
«Но как оставить дочь? – думал Назар. – Ведь у Пар-дабая нет ни одеяла, ни подушек, ничего. Так и быть, пускай Пардабай поживет, как ему суждено, потерпит, покорится судьбе. Если моей дочери судьба жить в чужой стороне, кто-нибудь и там возьмет ее в жены».
Поплакала Тульганой, да что поделаешь, против воли отца не пойдешь.
Выпросил Назар у седобородых двух ишаков, погрузил на них свои старые рваные одеяла да кошмы, забрал семью и пристал к другим переселенцам.
От некоторых родов пустились из Ахтунана в путь и старики и согбенные старухи с восковыми торчащими ушами.
Были и такие, что хотели повидать новые места. Подпоясавшись поверх халатов, они подгоняли чужих ослов с вьюками.
Так шли переселенцы несколько дней. Подошли к чужим рубежам. Войсковые начальники показали в степи место, где жить, приказали не пускать неприятеля и уехали во-свояси в Ура-Тюбе.
.. Бедняки расположились на месте. Кто выкопал в сухой глине себе землянку, кто сделал камышовый шалаш.
Так и жили, пробавляясь ячменными лепешками да водой.
Прошло два месяца. Тульганой совсем опечалилась. От Пардабая не было никаких вестей.
Вдруг кокандцы пошли войной на Ура-Тюбе.
Уратюбинский бек выступил навстречу. Войска выстроились. Кокандские богатыри выехали с копьями вперед, и стали вызывать уратюбинцев на поединок.
От уратюбинцев вышел богатырь Алланазар. Поборол многих кокандских силачей.
Тут завязалась общая схватка. Шум, суматоха. Кто убит, кто остался в живых, – ничего не поймешь.
Поселенцы тоже воевали, показали свою храбрость.
Пока они воевали, дети и женщины попрятались в камыши.
Побоялась остаться в своей землянке Тульганой. «Заметят меня кокандцы и захватят себе в добычу», – думала она. А в камыши тоже далеко не вошла. Страшно стало. Тогда много хищных зверей было.
Так и сидела Тульганой у самого края камышовых зарослей.
Прошло несколько часов. Звуки битвы стихли. Затрубили карнаи, сурнаи. Войска разошлись на свои места.
Успокоилась немного Тульганой, вышла из зарослей, подошла к арыку, умылась, стала пить воду.
Вдруг видит, скачет на коне богато одетый толстый военачальнике золототканной чалме, с. саблей на золотом поясе.
Задрожала от страха Тульганой и, бросилась прятаться в камыши.
Но всадник ее заметил и ласково окликнул:.
– Не бойся, девушка хорошая, я начальник Суфибек, а тебя как зовут?
– Меня зовут Тульганой.
– Не пугайся. Я ничего непристойного себе не позволю. Целый день я был в битве. Устал, запылился. Хочу руки, ноги помыть, воды попить. Да и время вечерней молитвы подходит. Ты посмотри, девушка, за конем. Потом поговорим с тобой, и я сам отвезу тебя в хорошее место.
Снял Суфибек чалму, сапоги, халат, пояс, оружие, подошел к воде и стал умываться. Видит Тульганой, Суфибек занят и захотелось ей поозоровать, позабавиться.
Одела она сапоги Суфибека, халат, перетянула талию золотым поясом, на голову надела золототканную чалму.
– Ну, как? Я такой же бек, как вы? – спросила Тульганой.
Суфибек посмотрел на нее и удивился:
– О девушка, да ты молодец, да как стройна! О, да ты настоящая красавица. Но, как бы то ни было, не подобает пропускать молитву. Я помолюсь, а ты смотри за конем.
Начал Суфибек совершать вечернюю молитву.
А Тульганой подумала: «Хочет он с двух сторон получить пользу: сперва он помолится, чтобы не остаться в долгу у аллаха из-за пропущенной . молитвы, а потом сделает меня своей добычей. Довольно с него и молитвы».
Словно лихой джигит, вскочила Тульганой на коня; повернула в сторону и поскакала. Подгоняет девушка коня нагайкой, да все оглядывается.
Пусть она едет, а вы послушайте о Суфибеке.
Суфибек молился и не смотрел по сторонам, чтобы не нарушить благолепия молитвы.
Вот он кончил, провел руками по лицу, перебрал чет-ки, опять провел руками по лицу, поднялся, повернул голову: ни коня, ни оружия, ни девушки.
«Куда она делась? – подумал он. – Озорница-девчонка, любит пошалить. Отвезу ее к себе, будет она украшением моего гарема. Не спряталась ли она в камыши».
Суфибек пошел искать. Все ноги исколол, но так и не нашел. Побежал босиком на холм. Поднялся, посмотрел кругом, нет ни коня, ни девушки.
Подоткнул Суфибек обе полы халата, бежит туда, бежит сюда, мечется во все стороны. Кого ни встретит – спрашивает и бежит дальше.
Так устал, что и разум потерял. Увидел чесоточную, запаршивевшую козу и спрашивает:
– Эй, коза! Домашняя, чесоточная коза, не проезжала ли Тульганой?
– Мэ-э, – отвечает коза.
Побежал Суфибек дальше, увидел старуху, спрашивает:
– Не проехала ли здесь бедовая девчонка Тульганой. Ох, что она со мной сделала, только не сбивай меня с пути, сатана, иначе плохо тебе будет.
– Нет, – отвечает старуха, – не видела. След затерялся.
Суфибек не знал, куда идти, запыхался, измучился. Стыд и досада мучили его: потерял лошадь, оружие, да еще и Тульганой упустил из рук.
Пошел назад Суфибек. Со лба пот льется, из глаз текут слезы. Не может он к своим войскам идти в таком жалком виде.
"Как я покажусь им?"И пошел он искать пристанища в Мирзачульскую , степь.
Пусть себе Суфибек, плача и стеная, идет по степи, а вы послушайте про Тульганой.
Едет, скачет девушка-озорница на коне. Золотое шитье на чалме блестит, пояс золотой талию ей стягивает, сабля в золотых ножнах на поясе висит.
Дехкане, сборщики колосьев, завидев джигита на бекском иноходце, с дороги сходили в сторону, низко кланялись, думали:
«Ой, ой, сам бек едет».
Так и скакала Тульганой через степи, через поля, через холмы, проехала Кошбормак, подъехала к городу Джизаку.
У ворот города увидели Тульганой военные начальники.
Подумали они:
«Конь в пене, издалека прискакал джигит, роскошно одет, – это посланец самого эмира бухарского». Под-бежали к Тульганой, помогли ей с коня сойти, доложилибеку.
Пришел бек, поздоровался. Повел к себе, усадил на роскошные ковры, угостил вкусными кушаньями:
– Откуда едете? – спрашивает бек.
– Кокандский бек пошел войной на уратюбинского бека, – важно отвечает Тульганой. – Я отвез письмо беку, вот теперь и возвращаюсь.
На другой день, после чая, Тульганой подвели коня, посадили.
Тульганой спешила, гнала коня. Остановилась ненадолго в Янги-Кургане, дальше поскакала. Приехала в селение Ахтунан в самый базар. Удивился народ:
"Зачем эмирский человек приехал и все осматривает? Что бы это такое случилось?"Куда Тульганой ни направит коня, все смотрят на нее, пугаются.
Проехала Тульганой через базар. Все глазами ее провожают: «Куда поедет этот человек?» Любопытные идут позади, следом.
Проскакала несколько улиц Тульганой и въехала в плохенький дворик бедняка Пардабая.
«Вай, этот Пардабай, несчастный, что-то натворил, – подумали люди. – Эмирский человек, должно быть, узнал. Сейчас Пардабая заберет, не иначе, в зиндан посадит».
Едва завидел Пардабай в воротах всадника – бросился в сарай.
"Теперь я пропал! – думал он. В сарае зарылся он в самане и лежал, не шевелясь, затаив дыхание: «Может быть, не найдет и уедет».
– Пардабай дома? – спросила Тульганой мужским голосом и въехала во двор. Вышла из комнаты старуха – мать Пардабая.
– Сынок, – боязливо сказала она, – зачем вам Пардабай? Месяца два как он ушел в горы жать и собирать колосья. Хочет что-нибудь заработать на свое жалкое пропитание.
Тульганой сошла с коня. Привязала его и зашла в дом. .
Задрожала старуха от страха: "Вот-то беда стряслась, – горько думала она. – Видно, слишком хороша и такая наша скудная жизнь!"Тульганой повесила на колышек пояс и саблю. Потом сняла с себя золототканную чалму Суфибека. Косы рассыпались у нее по плечам.
– Ну, вот! На кого я похожа? – спросила она. Старуха смотрит – перед ней Тульганой.
– О Тульганой, это ты? – обрадовалась старуха и прижала Тульганой к груди.
Потом побежала во двор.
– Эй, Пардабай! Твоя нареченная приехала.
А Пардабай лежит, зарывшись в сено, и думает: " Какая там нареченная. Разве девушки такие бывают? Сбоку сабля повешена, на голове золотая чалма. Нет, мать меня обманывает".
Вошла старуха в сарай, сбросила саман, прикрывавший сына, взяла его за руку.
– Выйди! Посмотри! Вернулось твое пропавшее счастье – Тульганой, – сказала старушка.
С тех пор, как уехала невеста, у Пардабая руки не брались за работу, а теперь, когда он ее увидел, радости его не было конца-краю.
Мать и говорит:
– Вот Тульганой приехала. Есть у тебя несколько грошей? Сходи на базар, чего-нибудь купи. Надо свадьбу устроить, вай, уж эта бедность, ничегошеньки дома нет.
– Мы знаем бедность друг друга. Возьмите лошадь, продайте ее на базаре, за сколько пойдет. А потом купите, что нужно, – сказала Тульганой.
Пардабай обрадовался, сел на лошадь, поехал на конский базар и продал за столько, сколько дали ему.
Купил мяса, сала, ковер, мягкие подстилки, справил все, что нужно.
– Пусть все знают, что Тульганой вышла замуж, – решил Пардабай и устроил маленький пир человек на десять.
Вот так они зажили с Тульганой и достигли своего желания.


МОЛОДЦУ И СЕМИДЕСЯТИ ИСКУССТВ МАЛО

В стародавние времена жил старик. Было у него триста золотых монет. Однажды позвал он сына, усадил возле себя и говорит:
– Алиджан ты стал уже большой, а я состарился. Хочу при жизни обучить тебя торговому делу. Завтра поедешь с караваном купцов. Вот тебе сто золотых. Будешь в другом городе, не трать бестолку денег, закупи на них товаров.
С такими наставлениями старик отправил сына в дорогу.
А сыну только что исполнилось восемнадцать лет. Был он хороший, умный юноша. Не любил он торговли, а мечтал научиться какому-нибудь ремеслу, чтобы жить трудом своих рук.
Однако спорить со стариком-отцом Алиджан не посмел – взял деньги и отправился вместе е купцами.
Через несколько дней караван пришел в большой город и остановился в караван-сарае.
В городе был большой сад. В тот же день вечером Алиджан отправился туда погулять. Вошел ои в сад, а там тысячи светильников горят – светло, как днем. Среди деревьев за решеткой на мраморной площадке возвышаются колонны, поддерживая потолок открытой постройки, разрисованной всевозможными красками. На полу, устланном коврами, расставлены золотые серебряные, жемчужные и рубиновые низенькие столики, – а на столиках фигурки из драгоценных камней. Больше сотни одинаково одетых юношей сидят попарно у столиков и передвигают фигурки.
Остановился Алиджан около решетки и застыл от изумления. Стоит и не может глаз оторвать от диковинного зрелища. Так простоял он не один час.
Наконец заметил его прислужник сада, подошел к нему и говорит:
– Что вы стоите? Чему удивляетесь?
– Что там за люди и что они делают? – волнуясь, спросил Алиджан.
– Все эти юноши, – ответил слуга, – уже месяц учатся здесь играть в шахматы.
– А как мне поступить в школу? – спросил Алиджан.
– Нужно заплатить сотню золотых.
Отдал Алиджан сто золотых и начал учиться.
Вскоре Алиджан научился так хорошо играть в шахматы, что побеждал даже своих учителей.
Через год ученье закончилось, и юноши стали разъезжаться по домам. Алиджан приуныл: «Куда я поеду без денег?» – подумал он.
Учитель пожалел его, дал ему один золотой и отправил с проходящим караваном. Алиджан вернулся к отцу с пустыми руками. Отец очень огорчился.
Прошел год. Старик опять позвал сына. После долгих наставлений он снова вручил ему сотню золотых и вновь отправил с торговым караваном.
Караван пришел в тот же большой город.
«Ну, теперь я не буду зря тратить денег», – решил Алиджан.
Вечером пошел он погулять.
Вот подходит Алиджан к саду и слышит прекрасную музыку. Смотрит – на том же месте, где он учился играть в шахматы, сидят юноши, обучаются игре на разных музыкальных инструментах.
Алиджан вмиг позабыл все наставления отца, вынул из мешочка сто золотых, отдал их и начал учиться музыке.
В короткое время он так хорошо научился играть, что стал гораздо искуснее своего учителя.
Через год ученье закончилось. Алиджан загрустил: «С каким лицом я теперь предстану перед отцом?» – горько думал он. Учитель пожалел его, дал ему два золотых и отправил домой.
Алиджан вернулся к отцу. Хоть и рад был возвращению сына старик, но разбранил его еще больше, чем в первый раз.
Время шло, через год старик передал сыну свои последние сто золотых и сказал:
– Если ты не будешь беречь эти деньги, мы останемся без куска хлеба и без крова над головой, – и взял с сына клятву, что тот истратит деньги только на покупку товаров.
Алиджан снова поехал в тот же большой город. Сначала отправился он в баню смыть дорожную пыль.
Возвращаясь из бани, дошел Алиджан до знакомого сада и подумал: «Дай-ка загляну хоть на минутку».
Только подумал – и сам не помнит, как очутился посреди сада. Смотрит – на том же мраморном возвышении сидят юноши и пишут слова, а учитель им диктует.
Алиджан замер от восторга. Долго-долго стоял он и наконец решил: «Выучился я играть в шахматы, обучился музыке, а писать не умею. Пусть я стану нищим, а все-таки выучусь читать и писать».
Отдал Алиджан в школу сто золотых и начал учиться читать и писать. Как и раньше, он учился лучше всех и скоро кончил школу.
Опять у него не было денег, чтобы вернуться в родной город. Учитель дал ему три золотых и отправил в дорогу. Но теперь Алиджан не решился вернуться к отцу.
Он нанялся слугой к одному купцу, который собрался в далекий город. Товары купца уже были погружены на верблюдов." Еще до восхода солнца караван двинулся в путь.
День и ночь ехали путники, нигде не встречая воды. Наконец, они добрались до колодца. Вода в кем была глубоко, на самом дне.
Приказал купец спуститься в колодец своему новому слуге. Алиджан благополучно добрался до воды и наполнил бурдюк. Тут он увидел в стенке колодца дверцу.
"Что бы это значило?"-подумал Алиджан и приоткрыл ее. Смотрит, а за дверцей большая светлая комната, и на ковре сидит волшебник, печально опустив голову. В руках у него скрипка.
Алиджан не испугался: он оставил у двери бурдюк, тихонько подошел к диву, взял скрипку и заиграл.
Услышал волшебник приятные звуки, слетавшие с нежных струн, открыл глаза и облегченно вздохнул. Оглядевшись вокруг, он встал, подполз к Алиджаиу и погладил его по голове.
– О человек, как ты сюда попал? – спросил волшебник.
Алиджан рассказал ему все по порядку. Потом вспом-нил про караван и заторопился уходить.
– Что ты хочешь больше всего на свете? Я все для тебя сделаю, – сказал волшебник.
Алиджан поднял на него изумленные глаза.
– У меня умер единственный сын, – рассказал волшебник. – Вот уже пять дней, как его нет на свете. Я остался один и так мне стало тоскливо, что я сам готов был умереть. Чтобы чем-нибудь отвлечься, я взял в руки скрипку, но играть не мог. Приди ты на несколько часов позже, меня бы уже не было в живых. Своей волшебной игрой ты спас меня от смерти. Хочешь, я отдам тебе все свое богатство?
– Помогите мне выйти из колодца, – ответил Алиджан. – Больше мне ничего ненужно. – И он сыграл еще раз на скрипке. Волшебник дал ему мешочек золота и сказал:
– Закрой глаза! Алиджан закрыл глаза.
А когда открыл, он оказался наверху возле колодца на твердой земле. Видит – никого нет: караван ушел.
Пошел Алиджан по следам верблюдов и догнал караван. Все очень удивились и стали расспрашивать, как он выбрался из колодца. Алиджан рассказал по порядку все, что с ним было, и показал подаренный волшебником мешочек с золотом.
Когда караван остановился на отдых, хозяин взял листок бумаги, написал письмо и запечатал своей печатью. Письмо он отдал Алиджану и сказал:
– У меня есть красавица-дочь. Я выдам ее за тебя. Поезжай вперед ко мне домой и подготовь все для свадьбы, да смотри, не потеряй деньги. Через три дня я тоже буду дома.
Он дал Алиджану доброго иноходца и рассказал, как ехать.
Ехал-ехал Алиджан, остановился передохнуть, и подумал: "Я отдал сто золотых, чтобы научиться читать и писать. Дай-ка посмотрю, что там в письме!"Вскрыл он письмо, начал читать и испугался.
Вот что писал купец своей жене:
«Моя любезная супруга, я посылаю тебе золото, которое в руках у этого слуги. Я обманул его, сказал, что выдам за него свою дочь. Прикажи тотчас же отрубить ему голову. С поклоном твой муж».
Тогда Алиджан взял перо и бумагу и написал такое письмо:
«Моя любезная подруга, прими со всем почетом и уважением этого дорогого гостя и выдай за него нашу дочь замуж. Свадьбу устрой, не дожидаясь моего приезда».
Алиджан запечатал письмо и поехал дальше.
Приехал он в город, разыскал дом купца, передал письмо его жене. Она прочитала письмо и приняла гостя с большим почетом.
На другой день отпраздновали свадьбу Алиджана с дочерью купца. Два дня продолжался пир.
На третий день сел Алиджай на иноходца, а слугам наказал:
– Уезжаю по торговым делам. Никому не открывайте ночью ворот, а если кто полезет через забор, схватите и избейте его. Так приказал ваш хозяин.
Ночью купец приехал с караваном, стал стучать в ворота. Стучал два часа подряд, никто ему не открыл. Тогда он перелез через забор во двор. Тут на него набросились слуги и поколотили палками до полусмерти.
Долго хозяин лежал без памяти, потом очнулся и с трудом добрался до своей комнаты. Поздоровался он с женой и спрашивает:
– Ну скажи: что же ты сделала, когда приехал человек с моим письмом?
– Исполнила ваше приказанье, – ответила она.
– А где же золотые? – у хозяина загорелись глаза от жадности.
– Какие золотые? – удивилась жена.
– Я же тебе писал, чтобы ты приказала убить человека, который привезет письмо, а золотые взяла бы для нас и спрятала.
– Ой, что с вами? Да вы в уме? Как же убивать своего зятя?
– Какого зятя?
– Мужа нашей дочери, – Когда ты ее выдала замуж?
– Уже два дня.
Хозяин хлопнул себя по лбу и начал ругать жену я слуг.
– А где он сам? – спросил он про зятя.
– С утра уехал на лошади и приказал никому не открывать ночью ворог. «А если, говорит, кто полезет через забор, схватите и избейте его», – ответили слугй.
Понял хозяин, что наказан поделом, и решил помириться с зятем.
Оставим хозяина и его жену, и расскажем об Али-джане.
Долго Алиджан ехал на своем иноходце, наконец, добрался до большого города. Был базарный день. На площади кричал глашатай:
– Не говорите, что не слыхали! Кто умеет хорошо играть в шахматы, пусть идет во дворец к шаху. Кто выиграет три раза подряд, тому шах отдаст свой трон. А кто три раза подряд проиграет, тому он отрубит голову.
Алиджан пошел во дворец к шаху и сказал, что хочет играть с ним в шахматы.
Стали играть. Алиджан раз проиграл, два раза выиграл. Опять стали играть. Шах два раза выиграл и раз проиграл. Начали снова игру. Алиджан подряд выиграл три раза.
Делать нечего, пришлось шаху уступить Алиджану свой трон. Шах встал с места, низко поклонился юноше и сказал:
– Теперь ты – шах, садись на трон.
– Нет у меня желанья стать шахом. Хочу я вернуться в свой город и учить народ грамоте и музыке.
Алиджан отправился сначала за своей женой, а потом вместе с ней приехал к отцу в свой родной город.
Когда он рассказал отцу все, что с ним было, старик с восхищением и радостью сказал:
- И вправду умен ты! Скольким искусствам научился и от скольких смертей спасся!
– Молодцу и семидесяти искусств мало! – ответил сын.

Просмотров: 2600

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить