Камил Хорезми (1825-1899)

Категория: Узбекская классическая литература Опубликовано: 04.09.2012


Камил Хорезми (1825-1899)

ГАЗЕЛИ

Не новый месяц, о друзья, на небесах встает -
Смертельным жалом острия грозит нам небосвод!

Иной, как солнце, вознесен в зенит благих времен,
А лишь стемнеет - смотришь, он во прах глубин сойдет.

В ином бурлит любовь, хмельна, да за глотком вина
Тоска разлуки суждена - страдать за годом год.

А от иного людям вред: нарушит мир-совет
И кругу дружеских бесед погибель принесет.

Да будь стократ на сердце мгла - представь, что даль светла,
Твори добро - не будет зла, и сменит тьму восход.

Любому гнет страданий дан, никто не жил без ран -
Мудрец, глупец, бедняк, султан - все знали боль невзгод.

Кто в мире - жалок, кто - высок, - всему не вечен срок:
Взносил на трон Юсуфа рок, гнал под тюремный свод.

Кто ждет от неба в милость благ - неумный он чудак,
А кто всю спесь в себе напряг - невежда и урод!

И что для неба твой упрек! Всему властитель - бог:
Ведь, как и ты, небесный рок велений свыше ждет.

Не вечен этот бренный свет: едва придет рассвет,
В молитве будет стих пропет: "Все гибнет в свой черед!"

Не мучь, о роза, соловья, - не вечна жизнь твоя:
Застонет он, тоску тая, - тебя огнем сожжет.

Имей хоть золотой чертог - с людьми не будь жесток:
Каких владык на смерть обрек времен извечный ход!

* * *

Если небо злых не любит и к порочным не пристрастно,
Что ж оно достойных губит, подлых чествуя напрасно?

Благосклонен рок к бездумным и враждебен к многодумным:
Будь, как Афлатун, разумным, а судьба твоя - злосчастна.

Окружен почетом-славой, вид имеет величавый
Тот, кто крив душой неправой, - лжет вседневно и всечасно.

Не поддайся вражьим силам, будь суровым и не хилым:
Жир смывают только мылом, что само к жирам причастно.

Перлам душ не быть товаром, что развозят по базарам, -
Деньги копишь - все задаром: над душой казна не властна!

Будешь умным - и в помине нет в тебе тоски о чине:
Дьявол был из-за гордыни посрамлен творцом ужасно.

Тот не друг, кто в лести прыток, верить хитрецу - убыток:
Сколько от Шамуна пыток претерпел Юсуф безгласно!

Хочешь быть непричастным и к подвластным и к всевластным -
Побратайся с хмелем красным, не гляди на хмель бесстрастно.

Добрый отклик - вот основа, чтоб ценить правдивость слова:
Сердце рассказать готово обо всем, чья суть прекрасна.

Все в мирском саду не вечно, и ничто не бесконечно:
Жизнь тюльпана быстротечна, а цветет он рдяно-красно.

О Камиль, лелей в мечтанье дар терпенья и молчанья -
Даже если слов сверканье блеску перлов сопричастно!

* * *

Нелегкая пора пришла достойным -
Несут погибель стрелы зла достойным.

И сила и почет даны негодным -
Пора бесправья тяжела достойным.

Повсюду подлецы-льстецы расселись,
И нет ни одного угла достойным!

Друзья достойных - лишь калям да книга -
Нет друга, чья душа тепла, достойным.

А кто теперь оценит силу слова?
И ум не в прок судьба дала достойным!

Хоть и помогут люди добрым делом,
В ответ - укоры без числа достойным.

Судьба, излишне щедрая к негодным,
Дать вволю хлеба не смогла достойным.

Она не сок рубинового хмеля -
Кровавых слез приберегла достойным.

* * *

Рубины дивных уст твоих - родник, поящий красотой,
Твой кипарисный стан влечет своей манящей красотой.

Рабыня стана твоего, попалась горлица в силок,
Не люб ей плен: она поет напев, щемящий красотой.

Твоя пленительная речь - как жемчуг из морских глубин,
Журчит ее усладный звук животворящей красотой.

Твоим смутительным речам дано безвинно всех казнить:
В них перлы слов - как будто град, сгубить грозящий красотой.

Завесой вьющихся кудрей прикрыто лунное чело,
А благовонье темных кос гнетет томящей красотой.

Жемчужных перлов ровный ряд скрывают створки сладких уст,
Но горек слог их, словно соль, боль ран язвящий красотой.

Под стать светилу дивный лик, с небес ниспосланный, как дар,
Подобна ночи тьма кудрей беду сулящей красотой.

Нарциссам черных глаз твоих дано истомою пленять,
Шербет медвяных уст твоих - нектар, пьянящий красотой.

О, сколько жертв у чар твоих: Ширин, Лейли, Фархад, Меджнун, -
Ты участь смерти им сулишь красу губящей красотой.

Душистый мускус кос твоих дарует розам аромат,
Твое румяное чело - цветник, горящий красотой.

И что за диво! Твой Камиль - всего лишь робкий ученик:
Обучен и проучен он твоей блестящей красотой!

перевод С. Иванова

* * *

Ты мне свет своей улыбки подарить тайком решила,
Протянуть мне полный кубок с огневым вином решила.

Но сперва сто раз терзала, слезы лить меня заставив,
До краев наполнив сердце горечью и злом решила.

Целый год не утоляла ни на миг моих страданий
И держать меня в печали, словно под замком, решила.

Лишь тогда лицо открыла, сердце радостью наполнив,
Опаленный дух овеять вешним ветерком решила.

Сколько нежных уверений, сколько клятв ты мне давала.
Почему же этим клятвам изменить потом решила?

Не в моих врагов заклятых стрелы гнева ты метала -
Грудь мою для их ударов ты избрать щитом решила.

Прогнала меня с презреньем и разлукой наказала,
А сама за стол накрытый сесть с моим врагом решила.

Ты сняла с меня одежды прежней силы и здоровья,
Лишь тогда одеть мне душу лаской, как плащом, решила.

Сердце пылкое ограбив и взамен не дав надежды,
Навсегда меня оставить нищим бедняком решила.

Безотрадным мраком скорби ты наполнила мне душу,
Лишь тогда свечой отрадной озарить мой дом решила.

Обласкала на мгновенье, а потом разбила сердце,
Сделать преданного друга скованным рабом решила.

Как я страсть свою ни прятал, обличала ты Камиля,
Увенчать его позором и убить стыдом решила.

* * *

В печаль, о пери, не ввергай меня,
В печи страданий не сжигай меня.

Не привыкай беседовать с глупцами,
В угоду им не избегай меня.

Звезде падучей не уподобляйся -
Едва сверкнув, не покидай меня.

Из цветника, где ты всегда блистала,
Не изгоняй в пустынный край меня.

За краткий миг счастливого свиданья
Разлукой вечной не карай меня.

Не дай врагу смеяться надо мною
И слезы лить не заставляй меня.

Мне запретив тобою любоваться,
Соперником не заменяй меня.

Не возноси его, как солнце, в небо,
В тень превратив, не унижай меня.

Быть соловьем твоим хочу - не делай
Добычею вороньих стай меня.

Свой добрый лик под маскою презренья
Искусно пряча, не встречай меня.

В твоих руках сейчас душа Камиля -
Не погуби же невзначай меня.

перевод С. Северцева

* * *

Не новый месяц, о друзья, на небесах встает -
Смертельным жалом острия грозит нам небосвод!

Иной, как солнце, вознесен в зенит благих времен,
А лишь стемнеет - смотришь, он во прах глубин сойдет.

В ином бурлит любовь, хмельна, да за глотком вина
Тоска разлуки суждена - страдать за годом год.

А от иного людям вред: нарушит мир-совет
И кругу дружеских бесед погибель принесет.

Да будь стократ на сердце мгла - представь, что даль светла,
Твори добро - не будет зла, и сменит тьму восход.

Любому гнет страданий дан, никто не жил без ран -
Мудрец, глупец, бедняк, султан - все знали боль невзгод.

Кто в мире - жалок, кто - высок, - всему не вечен срок:
Взносил на трон Юсуфа рок, гнал под тюремный свод.

Кто ждет от неба в милость благ - неумный он чудак,
А кто всю спесь в себе напряг - невежда и урод!

И что для неба твой упрек! Всему властитель - бог:
Ведь, как и ты, небесный рок велений свыше ждет.

Не вечен этот бренный свет: едва придет рассвет,
В молитве будет стих пропет: "Все гибнет в свой черед!"

Не мучь, о роза, соловья, - не вечна жизнь твоя:
Застонет он, тоску тая, - тебя огнем сожжет.

Имей хоть золотой чертог - с людьми не будь жесток:
Каких владык на смерть обрек времен извечный ход!

* * *

Если небо злых не любит и к порочным не пристрастно,
Что ж оно достойных губит, подлых чествуя напрасно?

Благосклонен рок к бездумным и враждебен к многодумным:
Будь, как Афлатун, разумным, а судьба твоя - злосчастна.

Окружен почетом-славой, вид имеет величавый
Тот, кто крив душой неправой, - лжет вседневно и всечасно.

Не поддайся вражьим силам, будь суровым и не хилым:
Жир смывают только мылом, что само к жирам причастно.

Перлам душ не быть товаром, что развозят по базарам, -
Деньги копишь - все задаром: над душой казна не властна!

Будешь умным - и в помине нет в тебе тоски о чине:
Дьявол был из-за гордыни посрамлен творцом ужасно.

Тот не друг, кто в лести прыток, верить хитрецу - убыток:
Сколько от Шамуна пыток претерпел Юсуф безгласно!

Хочешь быть непричастным и к подвластным и к всевластным -
Побратайся с хмелем красным, не гляди на хмель бесстрастно.

Добрый отклик - вот основа, чтоб ценить правдивость слова:
Сердце рассказать готово обо всем, чья суть прекрасна.

Все в мирском саду не вечно, и ничто не бесконечно:
Жизнь тюльпана быстротечна, а цветет он рдяно-красно.

О Камиль, лелей в мечтанье дар терпенья и молчанья -
Даже если слов сверканье блеску перлов сопричастно!

* * *

Трон наглости заняв, верша! своп суд невежды,
Хвастливо на весь мир в литавры бьют невежды!

Забрали сладкий куш, презрев людские беды, —
Не справедливость чтут, а ложь и блуд невежды.

Забыли правый путь, не следуют закону,
Дорогой подлых дел всегда идут невежды.

Смутьянам да ворам они — родня-опора:
Где грабить да урвать, подстроить смут — невежды!

Мешая мудрецам блюсти закон по правде,
Помогут всем подряд, кто вор и плут, невежды!

Им гнет и произвол в делах правленья любы,
А веру и закон не признают невежды!

Как жалобы решать — законы позабыты, —
Лишь словеса плетут и там и тут невежды.

Дать волю им — беда: того и жди, создатель,
Что всю страну, весь край в муку сотрут невежды!
Не диво, что настиг нелегкий рок достойных:
На троне — власть вершить — нашли приют невежды!

* * *

Нелегкая пора пришла достойным -
Несут погибель стрелы зла достойным.

И сила и почет даны негодным -
Пора бесправья тяжела достойным.

Повсюду подлецы-льстецы расселись,
И нет ни одного угла достойным!

Друзья достойных - лишь калям да книга -
Нет друга, чья душа тепла, достойным.

А кто теперь оценит силу слова?
И ум не в прок судьба дала достойным!

Хоть и помогут люди добрым делом,
В ответ - укоры без числа достойным.

Судьба, излишне щедрая к негодным,
Дать вволю хлеба не смогла достойным.

Она не сок рубинового хмеля -
Кровавых слез приберегла достойным.

* * *

О сердце, тщетно не питай на честь людей надежды:
Для бренной плоти щит и сень — души своей надежды!

А если людям не дано ни верности, ни дружбы,
Па чуткость доблестных и то — нет, не лелей надежды!

Что дарит нам коварный мир? Печали и страданья, —
В пучине жизни перлов нет, не сыщешь в ней надежды.

Ни уцелеть, ни упастись от злобных козней рока:
В пустыне зла тайник добра искать — развей надежды!

Глаза любимой — что палач: не жди от них пощады! —
В безверье—правоверным вред, а вред—сильней надежды!

Ресницы милых глаз — мечи, палач мольбам не внемлет:
Избит, изранен, а молчи, — не даст злодей надежды.

Вино страданий — не родня нектару благ заветных:
В краю, где нет живой воды, — не ждать вестей надежды!

К чему соперника молить о дружбе и подмоге?
От скряги милостыни ждать — питать не смей надежды!

Ты тщетно ищешь меж людьми и добрых п достойных, —
Камилю друх — лишь сень добра, и нет верней надежды!

* * *

Рубины дивных уст твоих—родник, поящий красотой,
Твой кипарисный стан влечет своей манящей красотой.

Рабыня стана твоего, попалась горлица в силок,
Не люб ей плен: она поет напев, щемящий красотой.

Твоя пленительная речь — как жемчуг из морских глубин,
Журчит усладный ее звук животворящей красотой.

Твоим смутительным речам дано безвинно всех казнить:
В них перлы слов — как будто град, сгубить грозящий красотой.

Завесой вьющихся кудрей прикрыто лунное чело,
А благовонье темных кос гнетет томящей красотой.

Жемчужных перлов ровный ряд скрывают створки сладких уст,
Но горек слог их, словно соль, боль ран язвящий красотой.

Под стать светилу дивный лик, с небес ниспосланный как дар,
Подобна ночи тьма кудрей беду сулящей красотой.

Нарциссам черных глаз твоих дано истомою пленять,
Шербет медвяных уст твоих—нектар, пьянящий красотой,

О, сколько жертв у чар твоих: Ширин, Лейли, Фархад, Меджнун, —
Ты участь смерти им сулишь красу губящей красотой.

Душистый мускус твоих кос дарует розам аромат,
Твое румяное чело — цветник, горящий красотой.

И что за диво! Твой Камиль — всего лишь робкий ученик:
Обучен и проучен он твоей блестящей красотой!

МУХАММАС

Полюбив тебя, попался жалкой птахою в силок я,
За Лейли брожу Меджнуном - одержимый, изнемог я.
День и ночь в степях скитаюсь, мыкаюсь, сбиваясь с ног я.
Словно смерч, мечусь в пустыне без путей и без дорог я.
Будто маг-огнепоклонник, пылом страсти душу сжег я!

В мире нет тебе подобной - так же зло сердца гнетущей:
Люб тебе любой мой недруг, ласк твоих с надеждой ждущий!
Не осталось в сердце силы, в тело жизнь вдохнуть могущей,
Ты с соперником пируешь - пьешь вино с ним среди кущей, -
Он вознесся головою, но унижен и убог я.

Ты чужим предстала розой, словно скрытой в повилику, -
Это - локонов завесу разметала ты по лику!
Соловьиной страстью взвитый, стал мой стон подобен крику,
Но из сада роз душистых прогнала ты горемыку:
Ты с другими веселишься, но далек и одинок я!

Если лик твой надо мною светом солнца не взлучится,
Где ж душа моя и сердце станут, как пылинки, виться?
А когда любовь былую помянуть тебе случится -
Среди хмеля и веселья моей болью огорчиться,
Я об этом лишь услышу, знай: хмельным без хмеля слег я!

Вместе нежатся мой недруг и души моей услада,
Словно соловей и роза под зеленой сенью сада.
Мне в разлуке только муки - и отрада, и награда!
Счастлив недруг мой с любимой, и она душою рада,
Мне ж, друзья, - печаль и горе: друг страданий и тревог я!

Не томи меня разлукой, не предай меня страданьям,
Не терзай ты мои очи безысходным ожиданьем!
Горемыку меж влюбленных ты не обдели вниманьем.
Не грози мне жалом гнева, и Камиля ты не рань им,
Ну а плох или хорош я - все стерпеть себя обрек я!


РУБАИ

Когда служу - так я служу надежно:
Во всем мне доверять и верить можно.
Что ж от меня ты видела дурного:
Что ни скажу - ты все толкуешь ложно.

перевод С. Иванова

Просмотров: 4870

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить