Увайси (1781-1845)

Категория: Узбекская классическая литература Опубликовано: 04.09.2012

Джахан Атын Увайси (1781-1845)

ГАЗЕЛИ

Узрела я красу времен - не друг ли это мой?
Венец, задорно накренен, блестит над головой.

Покорную найдешь ли прядь в клубке его кудрей?
И гребешком не расчесать волны их вихревой.

Сказать, что сонмы мертвецов устами ты живишь, -
То значит - лгать наглей лжецов: ты - сам родник живой!

И каждый час и миг - всегда мой друг в моих мечтах,
И страсть моя - как день суда, гонима я молвой.

О мой любимый, взор твой лих: жжет мое сердце кровь,
И в каждой из ресниц твоих - не меч ли роковой?

Влюбленным ведом ли чертог, где смелой силы власть?
Нет, если ты влюблен, - урок влюбленности усвой!

Где нет тебя - моим очам не видно ничего,
Да верит ли моим речам лукавый разум твой?

Ты, Увайси, тоской полна, а друг твой не спросил:
"Что ж ты смиренно так скромна в печали горевой?"

* * *

О, боже мой, какой лукавый, какой неверный мной любим,
Томящий мукою - неправой, неимоверной - мной любим.

Чем больше гнет его отравный, тем больше я его люблю -
Какой жестокий и злонравный и лицемерный мной любим!

Томлюсь в страданье я жестоком, а счастья и покоя нет -
Он, схожий с бедственным потоком, любовью верной мной любим.

Увы, любовью негасимой его люблю я, как Лейли, -
Меджнун, безумьем одержимый, в тоске безмерной мной любим.

Я мучусь страстью безнадежной, тоскуя по его кудрям, -
Какой бессовестно безбожный, неправоверный мной любим!

Я со смирением покорным ему сто жизней отдала б -
Он, в сладкоречье животворном столь беспримерный, мной любим.

* * *

Пологом твоих кудрей мир затмило, словно чадом, -
Льнут они к красе твоей, словно змеи к ценным кладам.

Строен, розолик, румян, ты подобен кипарису,
Кудри падают на стан, словно ветви, ровным рядом.

Разум, сердце, ум и взор - все кудрями ты чаруешь,
Вводят все они в разор, словно колдовским обрядом.

Муки страсти, муки смут - от твоих кудрей влюбленным -
Не они ли - Страшный суд, грозно всех страшащий адом?

Как смогла я, не пойму, чарам той красы поддаться?
Кудри сердцу и уму и душе грозят разладом.

В твоем стане - дивный лад, и ничто с ним не сравнится,
Лишь на кудри все глядят столь же восхищенным взглядом.

Увайси, мой друг, невмочь от красы благоуханной:
Мучат день ее и ночь кудри своим пряным ядом.

* * *

Ищу тебя я день и ночь, - ты, луноликий, - всех желанней, -
Не так ли Кайс уходит прочь - искать Лейли в степи скитаний?

Едва вздохну я - и со мной твоих кудрей благоуханье,
Как будто бы пахнул волной душистый мускус тысяч ланей.

Я красоту бровей твоих хвалой немолчной восхваляю,
В беседах всем хвалю я их, всегда - и в поздний час, и в ранний...

Фархаду - слава и почет, хвала Меджнуну и Мансуру, -
Их - образ избранный влечет превыше всех доступных граней.

Прекрасен стан твой, чаровник, чарующ взор очей миндальных,
А твой подобный розе лик - всех дивных роз в саду багряней.

О Увайси, во мраке бед ты лик любимый прославляешь, -
В нем тебе виден горний свет - лученье благостных сияний.

* * *

Понять ты хочешь суть любви по тайнам всех твоих невзгод,
Но сердце чаянья свои в одних стихах лишь обретет.

О тело, душу не гнети: в твоей державе править - ей,
И смелый должен все снести и ведать все наперечет.

У слов бывает ложный путь: кто предан, тех и предают, -
Спроси их истинную суть у сердца, ведавшего гнет.

Невестой, полною тревог, томится боль в моей душе.
И мой жемчужно-сладкий слог, увы, тенета им плетет.

Мне, бедной, верность кто вернет? Забыта всеми я людьми,
И я, увы, в плену тенет, и этот гнет мне спину гнет.

Семь бейтов скажешь - и пресечь мне слово суждено, мой друг,
И мне надежда - твоя речь, - приму я дар твоих щедрот.

И сердце Увайси мертво, томится по устам Исы,
И новой жизни жар в него лишь этот стих опять вдохнет.

* * *

Ему, чье сердце так черство, ловить сердца - одна забава,
А птице сердца моего безумной быть дана забава.

Но всем хмель единенья пить из чаши вечности придется,
И перст смущенно закусить плоха в те времена забава.

Вот диво: людям жизнь свою ценить бы надо, словно жемчуг,
А я, как жемчуг, слезы лью, - не правда ли: чудна забава!

Уж он не ангел ли - мой друг, иль человек, или кудесник?
Играть сердцами верных слуг - лишь шахам суждена забава.

О Увайси, ты суть свою таи перед своим любимым:
Зовешься гостем - гостем будь, - ведь эта нетрудна забава.

* * *

С жемчугом его медвяных слов только перл блестящий я сравню,
Лишь с павлиньей плавностью шагов шаг его томящий я сравню.

Солнце, устыдившись, в тот же миг скроется в закатной глубине, -
С солнечным восходом его лик и с зарей горящей я сравню.

Нет благоухания нежней, чем у пряных локонов его, -
Благовонье мускусных кудрей с амброй настоящей я сравню.

И ничья краса так не красна, и ничья краса так не хмельна, -
С отблеском багряного вина лик его пьянящий я сравню.

У речей его столь сладок вкус, что дано им души оживлять, -
С родником его живящих уст ручеек журчащий я сравню.

А истома глаз его - беда, в них лукавый затаился хмель, -
Со вселенской смутой в день Суда взор его манящий я сравню.

Все деревья рая посрамит прямотою его стройный стан, -
Райский сад - с поникшей от обид порослью пропащей я сравню.

Утром, Увайси, в твоем саду соловьиный слышится напев, -
Милый лик - с расцветшею в саду розою палящей я сравню.

* * *

Ждать, чтоб любовь явила ум, как вы ни ждете, невозможно,
Ждать от безумцев здравых дум при всей охоте невозможно.

Любви томительный недуг и лучший лекарь не излечит,
Увы, луну во тьме разлук вы не найдете - невозможно.

Безбедные! Вам пользы нет ждать от меня благоразумья,
Быть жертве неизбывных бед у вас в почете невозможно.

О виночерпий, оживи, налей мне пенящийся кубок -
Мне таять, млея от любви в хмельной дремоте, невозможно.

О сердце, прозорливым будь: смысл сокровенного не в блеске -
Постигнуть потайную суть по позолоте невозможно.

О, не считайте за порок, что я сожгла себя любовью:
Любовь познать, как мотылек, не сжегши плоти, невозможно.

О Увайси, ты сил не трать - от пересудов не спасешься,
Поверь мне: просто не внимать им надо, хоть и невозможно!

* * *

Любимый знает, как верна я, - знаю,
Как я томлюсь, от мук стеная, - знаю.

Жестокий знает: в радости, в беде ли -
С ним весела и с ним грустна я, - знаю.

Он знает, что в него влюбленных много,
А войском правлю лишь одна я, - знаю.

Дружить со мною праведникам трудно, -
В безумии моем грешна я, - знаю.

Тюльпан багряный знает, что от муки
Вся кровью слез обагрена я, - знаю...

Ждет Увайси - в шалаш блеснет ли светоч:
В лучах и пыль озарена, - я знаю.

* * *

Каждым утром край восхода озаряет снова солнце,
И зачем высь небосвода красит так пунцово солнце?

Кровь оно на небосводе пьет багряными устами -
Потому и при заходе светится багрово солнце.

День и ночь, вчера и ныне, без единой передышки
Бродит в роковой пустыне, как Меджнун без крова, солнце.

Мнилось мне, лишь я - в обиде, что тебя, мой друг, не вижу, -
Нет! Как я, тебя не видя, хмурится сурово солнце.

Мне подобным горемыкам как не ведать посрамленья?
Перед лунным твоим ликом сдаться в плен готово солнце!

"О коварное светило, будь мне другом!" - я молила,
Но сердито лик свой скрыло, не услышав зова, солнце.

О любимом светлом лике, Увайси, мечтай всечасно -
Ведь блестят пылинки-блики лишь в лучах покрова солнца!

* * *

Как быть мне? Пологом закрыт весь свет моих ланит,
Судьба добра мне не сулит, и счастье мое спит.

И мыслей не шумит поток, и ливень дум иссяк,
Мертвы, не зреют перлы строк, и строй стихов забыт.

О мое солнце, без тебя и солнце и луна
Свой лик скрывают и, скорбя, тускнеют от обид.

Любой виток твоих кудрей - безбожникам зуннар,
А праведным - твоих бровей михраб всегда открыт.

Рассвет любви, закат разлук - все слил в себе твой блеск -
Так ярко сам небесный круг вовек не заблестит.

Твой каждый зов, о златоуст, стократ меня живил,
Мой дух нектаром твоих уст и в ночь разлук омыт.

О сердце, душу не тревожь, не лей кровавых слез:
Меня ты стоном выдаешь, и мне - позор и стыд.

О Увайси, будь в стороне от всех забот людских:
В пучине слез твоих - на дне сокровище лежит.

* * *

Я муки страсти в тот же миг, как родилась на свет, узнала,
Красавца я - Аллах велик! - какому равных нет, узнала.

Обитель сердца - мой покой сияньем страсти озарило,
И я в темнице сей мирской неизъяснимый свет узнала.

И зажурчал любви ручей под животворной сенью Хызра:
Я - как бывает взор очей потоком слез согрет - узнала.

Сколь тяжко люди сих времен меня за дружбу покарали -
За доброту я лишь урон от них и зло в ответ узнала.

И сердце поняло: пора в хмельной приют уединенья, -
Там я радетелей добра и верности обет узнала.

И там, в развалинах, в глуши, где, все равны, юнцы и старцы
Таят любовь на дне души, я тайный их завет узнала.

Я в сердце взор вперила мой, и там, в его душевной смути,
Я стан, и стройный, и прямой, оставивший свой след, узнала,

К зерну свидания влеком, парит печальный сокол сердца -
Я в сердце, Увайси, своем гнездовье мук и бед узнала.

* * *

Любовью жги меня в огне - и пламень в сердце жгучий будет,
Твоя краса пусть в очи мне волною бить кипучей будет.

О шах прекрасных! Начинай веселое ночное бденье,
И пусть играют чанг и най - прекрасен лад созвучий будет.

Ты из ресниц моих калям себе, писец, надежный сделай, -
О муках тебе весть я дам - и повесть бед горючей будет.

О, напои вином, мой друг, святош-отшельников притворных -
Пусть не узнают мой недуг - их сон клонить тягучий будет.

Блажен, кому судьба дарит жемчужину заветной цели,
А мне заветный путь закрыт преградою могучей будет.

О взор мой! Ты не перенес разлуки с образом любимым,
И пусть же ливень твоих слез низвергнут темной тучей будет.

Да, Увайси, любовь тяжка, но вступишь ты в чертог влюбленных -
Будь верной до тех пор, пока могила неминучей будет.

* * *

Из Коканда-города пришли вы. Где мои кавуши - не у вас ли?
Знаете вы: дни мои тоскливы. Где мои кавуши - не у вас ли?

Мы на днях в Ходженте побывали, радовались очень мы в начале.
Но Уратепе - такие дали! Где мои кавуши - не у вас ли?

У Кухангских гор красивы скаты - все в тюльпанах, склоны там покаты.
И пышны сады там и богаты. Где мои кавуши - не у вас ли?

Но в печалях нет у меня друга, плачу я - увы, пришлось мне туго,
Мне Кукабиби - в беде подруга. Где мои кавуши - не у вас ли?

И не встать мне нынче без подмоги: путь тяжел был, и распухли ноги.
Вот что приключилось в той дороге. Где мои кавуши - не у вас ли?

А других кавушей нет, не видно, да и денег нет - вот что обидно,
У Шадманбубуш просить мне стыдно. Где мои кавуши - не у вас ли?

Сапоги у сына худоваты, хоть и наложил на них заплаты
Добрый человек, не взявши платы. Где мои кавуши - не у вас ли?

Дума о кавушах сердце гложет, дума о деньгах меня тревожит,
Вот Давлатбегим - она поможет. Где мои кавуши - не у вас ли?

Я приду к ней с просьбой о подмоге - мол, поймите вы мои тревоги:
Без кавушей нынче мои ноги. Где мои кавуши - не у вас ли?

Вы - душа, мол, в моем бренном теле, жаль уйти мне, не добившись цели, -
Только вы помочь бы мне сумели. Где мои кавуши - не у вас ли?

Внял бы моим стонам шах всевластный - к небесам взлетел мой стон ужасный,
Помолись об Увайси несчастной. Где мои кавуши - не у вас ли?

* * *

Доброй речью порадуй, попугай сладкогласный,
Будь всем людям усладой, как и мне, разнесчастной.

Кинь же мне взор нестрогий, чаровник беззаботный,
Жду тебя на дороге в смертной муке я страстной.

Не гони же, не надо, меня прочь, о садовник,-
Цвет предвечного сада от моей крови - красный.

Я пройду оба мира, горемыкой скитаясь,
Глянь, как мучусь я сиро, - ни к чему гнет напрасный.

В поле рдеют тюльпаны моей кровью багряной,
Жгут они мои раны страшной болью всечасной.

О, внемли гласу зова той, что гибнет от жажды, -
Дай испить мне хмельного, виночерпий всевластный.

Тебе чуждо недаром красоте поклоняться,-
Удавись же зуннаром ты, святоша бесстрастный!

Хоть любимый и ранит, Увайси, будь же верной,
Пусть другой не приманит - даже самый прекрасный.

***

Кумир, увенчанный чалмой, я жизнь тебе отдать готова,
Паду я жертвою немой, едва твое услышу слово.

Твоей красе свет солнца дан, все очи солнцу в дар отдам я,
И мой согбенный горем стан - не жертва ль твоего,прямого?

Отсечь готова руки я ради твоих - добро творящих,
И дар тебе - душа моя: твоих очей она ждет зова.

Невольникам любви твоей, увы, вовек не будет воли,-
Тенета мускусных кудрей - силок, раскинутый для лова.

Всех лекарей я обошла, ища от мук моих лекарство,-
Все мне сказали: «Путы зла ты скинешь, с милым свидясь снова».

Поверь мне: кто не чтит твой лик, тот навсегда далек от веры,-
Пусть нечестивцев-горемык постигнет кара всеблагого.

Увы, сложить ты не смогла стих о моей душе влюбленной,
Но, Увайси, тебе хвала и за поведанное слово!

* * *

Весь век свой в доле бед и мук, страдая, тужит Увайси,
Кому такой же дан недуг — лишь с теми дружит Увайси.

Я думала — сей мир хорош, увы, в нем верных не найдешь,
Но, и презрев мирскую ложь, увы, недужит Увайси.

Я искры стонов ввысь взвила — им, как и звездам, нет числа,
С земли до неба тенью зла повсюду кружит Увайси.

Ханжа-притворщик, ты привык хулить трущобы горемык,
Вглядись — и взор твой в тот же миг там обнаружит Увайси.

Всем, кто, гоним и одержим, готов идти путем благим,—
Главой всегда охотно им в пути послужит Увайси.

Ты Увайси не назови не отрешенной, о мудрец,—
В безмерных бедствиях любви потайно тужит Увайси.

* * *

Любовь и страсть в себе тая, порочить их тщетой не смей,
И сердце, словно соловья, неволить красотой не смей.

И речь твою да охранит от славословья красоте —
Не зарься на красивый вид — себя увлечь мечтой не смей.

И если веры твоей явь ты хочешь блеском озарить,
Безверью шею не подставь — поддаться скверне той не смей.

Что было впитано тобой, из сердца сразу не изъять —
Прельщаться лживой ворожбой и хитростью пустой не смей.

Вот мой совет: храни свой дух от хмеля вкрадчивых речей,
И лестью усыплять свой слух и ложной добротой не смей.

Святой молитвы звук храня, не льстись на кривду, мой язык,—
Советчик, ты манить меня напрасной суетой не смей.

Кто страстью, Увайси, влеком, ты с них во всем бери пример —
Храни мечту свою — стихом точить ее устой не смей.

* * *

Увидев лик твой, вешний сад цвести не станет больше,—
Что ж, пусть шипы мне не грозят, меня не ранят больше!

В моих очах горит звезда, едва твой лик увижу,
И звезд светящая чреда с небес не глянет больше.

Вся правда несказанных слов в твоих устах таится,
И попугая сладкий зов меня не манит больше.

Хмель одолел меня, поверь, о юный виночерпий,
И здравый смысл меня теперь уж не обманет больше.

Ждет меня гнев твоих очей — казни меня, не медля,—
Меня никто из палачей да не вспомянет больше!

Ты сонмы мертвых пробудил медвяно-сладкой речью —
От уст Исы уж из могил никто не встанет больше.

О Увайси, в темнице мук душа твоя томится,
Но сердце ржавчина разлук пусть не туманит больше.

* * *

От скверны сердце я отмыла, о друг мой,— посети меня,
К костру, где страсть меня спалила, приди погреться у огня.

И если тех, кто жив любовью, ты за строптивый нрав казнишь,
Окрась цветник моею кровью — приди, без жалости казня.

Раскайся в ревности бурлящей и верным другом моим стань,
Пойми, кто друг твой настоящий, вражду к врагам своим храня.

О сердце, пленник ты усталый в неволе сладкозвучных уст,—
Разбей же всех мучений скалы, если Фархад — тебе родня.

И чтобы в облике любимом тебе свет истины узреть,
Броди Меджнуном одержимым, себя в пустыне хороня.

Здесь Увайси с тобою рядом по-соловьиному поет —
Ты спой в саду таким же ладом, стеная на рассвете дня.

* * *

Пришла разлука и меня с ума свела,— таков мой рок,
Я мотыльком в пылу огня сгорю дотла,— таков мой рок.

Молясь творцу всех сущих благ и рвенья повязав кушак,
Я в путь любви за шагом шаг одна пошла,— таков мой рок.

Не дали мне допить до дна фиал заветного вина,
За грех была мне суждена одна хула,— таков мой рок.

Мне тело жег любовный пыл, он сердце твердости лишил,
Людская злоба свыше сил меня гнела,— таков мой рок.

Налей же мне вина, о друг,— пучина бед бурлит вокруг,
Хмельна я — чаша зла и мук мне тяжела,— таков мой рок.

Копна волос моих — приют, где птицы бедствий гнезда вьют,
Я, как Меджнун, чей жребий лют,— во власти зла,— таков мой рок.

Нет Увайси от мук житья — где, друг мой, доброта твоя?
От бед разлуки скрылась я в тиши угла,— таков мой рок.

* * *

Дай, кравчий, алого вина пригубить из фиала мне,
Чтоб милый лик в мерцанье дна красой светился ало мне.

Кровавой раной поет грудь, а он не шлет мне стрел-ресниц, —
Увы, не хочет и взглянуть - хоть раз послать их жала мне.

Поймите же мою беду, о люди -сжальтесь надо мной,
К его порогу я паду — там место лечь устало мне.

И странно ли, что мне невмочь, и темен для очей весь мир:
От мук разлуки — день ли, ночь — все безразлично стало мне.

Как мне не сетовать, аллах, что нечестив он и жесток:
Я на его пути — лишь прах, покоя нет нимало мне.

Как зёрна, в ямках его щек приманкой родинки блестят,
А петли локонов — силок, который смерть связала мне.

Другим он верен — свой обет с двойною верностью блюдет, —
Зачем ко мне в нем дружбы нет, и верен он столь мало мне?

Неверному привет мой снесть, о ветер, я тебя прошу, —
О, если бы благую весть хоть ветром бы примчало мне!

Ты плачешь, Увайси, в беде, а он не глянет на тебя, —
И все корят меня — везде немилость и опала мне.

* * *

Дано мне страсть мою терпеть в обители земной, —
Бог да позволит ей и впредь в могиле быть со мной!

И что Меджнун! Он —сумасброд, бродящий за Лейли.
В тайник железный закует свою любовь иной.

И что Ширин или Фархад! Вот птица Феникс есть, —
Воскреснуть вновь, сгорев стократ, присуще ей одной.

Кто ищет, тот и недалек от цели тайных дум:
Он лишь до срока, одинок, проходит стороной.

Все сердце болью пронзено - ран ревности не счесть, —
Вот тебе ветхое рядно, — молись, ханжа дурной!

Не спрашивайте, — все обман, — где сердце Увайси, —
Оно - в груди того, чей стан сверкает белизной.

* * *

Твоя краса — как солнца свет, сияющий с высот мне,
А без тебя мне солнца нет - не светит небосвод мне.

Мне лань степная не нужна, чей мускус благовонен,
Когда твоих кудрей волна благоуханье шлет мне.

И любо мне в печальный миг по саду прогуляться,
Но стройный стан твой, яркий лик милей его красот мне

О лекарь, нет, ты мой недуг вовеки не излечишь,
День ото дня все больше мук, все более невзгод мне.

И не печалься, если я от ревности бледнею, —
Тебе я верю: речь твоя знак верности дает мне.

Я, не моргнув, глотаю яд вражды моих соперниц:
Твои уста его сластят, они - как сладкий мед мне!

Зазорно ль Увайси от ран в беспамятстве кружиться?
Такой моею страстью дан судьбы круговорот мне!


ЗАГАДКИ-ПРИБАУТКИ

Что за птица: не видна, а у перьев - красный цвет?
Скачет день и ночь она - всадников быстрее нет.
День-деньской при ней вокруг - четверо надежных слуг.
Рдеет кровью самоцвет - вот загадка и ответ!
(Сердце; четверо слуг - глаза, рот, уши, нос)

Две жемчужины морских -
Вид у них бывает лих.
Что за птица: иногда
Зерна сыплет из гнезда?
(Глаза)

Что такое: вот невеста,
Вся щербинками покрыта,
А завес на ней, завес-то
Как на гурии навито!
(Кукуруза)

Не видались два дружка,
Не увидятся и впредь.
А ведь даже волоска
Между ними не продеть!
(День и ночь)

перевод С. Иванова

Просмотров: 6329

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить