Мудрый лекарь. Перевод с. Паластрова

Категория: Узбекские народные сказки Опубликовано: 08.02.2019

В стародавние времена жил царь, по имени Искандер, по прозванию Двурогий. Двурогий Искандер правил обширной страной, простиравшейся от Йемена* на западе до Яксарта** на востоке.
У царя Искандера был очень красноречивый, находчивый визирь Таирджан.
Однажды, беседуя со своими приближенными, царь сказал:
– Послушайте, что я вам скажу. Я задумал одно дело, сумеете ли вы его выполнить?
– Говорите, говорите, мы вас слушаем, – ответили приближенные, почтительно склонившись перед своим повелителем.
– Я правлю всем миром, это вам известно, – сказал царь. – А теперь, раз вы мои приближенные, я прошу вас вот о чем. Говорят, что есть небесные жители, а также люди, живущие под землей. Вы должны заставить жителей неба спуститься на землю и подземных жителей подчинить мне, чтобы они мне платили дань. Я хочу, чтобы вы нашли небесных обитателей и узнали, что они скажут. Того, кто первый сумеет выполнить мое поручение, я сделаю своим визирем.
Приближенные посоветовались друг с другом, пошушукались и так ответили Искандеру:
– Мы ваши подданные. Наша жизнь в ваших руках. Вы только что сказали нам об этом, а теперь послушайте, что мы вам скажем. Вот наш ответ на ваше поручение: это несбыточные мечты. Небо далеко, а земля твердая. Как забраться на небо, как проникнуть в глубь земли? Мы не в состоянии взимать для вас дань с подземных жителей. Мы всегда выполняли любое ваше поручение, но это поручение выполнить не можем.
Искандер был озадачен и не знал, что сказать на этот ответ. Но тут пришел на выручку бойкий на язык визирь Таирджан.
– Государь, – сказал он, – прежде чем давать нам это поручение, вы его, конечно, хорошо обдумали, не так ли? Но я хотел бы привести вам один пример, чтобы вам было ясно, как неимоверно трудно выполнить его.
– Ну-ка скажи, я послушаю! – сказал царь.
Тогда ловкий визирь, используя все свое красноречие, стал рассказывать:
– Среди морей есть одно огромное море, его называют Соленым морем. Все соленые озера и моря небольшие по размеру, но это море раскинулось вдаль и вширь, и нет ему равного во всем мире. Давно уже я слыхал, что под водой, на дне этого моря, есть живые существа: и русалки, и нимфы, и водяные. Живут они там спокойно, гуляют себе на просторе и никому не подчиняются. Но мы не знаем точно, есть ли на самом деле на дне этого моря живые люди. Давайте подумаем, найдем какой-нибудь способ прибрать их к рукам.
– Ну, придумайте, найдите такой способ! Как вы сумеете их подчинить? – спросил царь.
– Мы построим стеклянный дом, – ответил визирь Таирджан. – Велим кузнецам выковать большие многопудовые цепи, обвяжем ими стеклянный дом, возьмем из зиндана какого-нибудь преступника, посадим его в этот дом, напустим туда воздуха, чтобы он не задохнулся, и бросим стеклянный дом в воду так, как бросают камни. Этому преступнику мы скажем, чтобы он, спустившись на дно моря, посмотрел, есть ли там люди, и пообещаем ему простить все совершенные им преступления и выпустить его на волю, если он все разузнает.
Искандер одобрил совет и сказал:
– Спасибо тебе, Таирджан, за эти слова, настоящий ты визирь. Мы должны узнать об этом во что бы то ни стало, любым способом.
Затем парь приказал построить стеклянный дом, выковать цепи, привести к себе преступника, обреченного на пожизненное заключение в зиндане.
– Ты спустишься на дно моря, – сказал узнику Искандер, – и узнаешь, есть там люди или нет. Потом я выпущу тебя на волю.
Посадили узника в стеклянный дом и бросили в море. Когда стеклянный дом стукнулся о дно, все русалки, нимфы, водяные и другие подводные существа окружили его. Увидев в доме человека, они с яростью набросились на него и стали спрашивать и допрашивать:
– Кто ты? Среди нас нет ни одного такого, вроде тебя. Говори, кто ты такой? А если не скажешь, то мы сделаем с тобой что угодно, у нас на это силы хватит.
– Я посол! – сказал человек. – Я спустился сверху к вам на дно моря. Наш царь Искандер – властелин всей земли – послал меня сюда к вам как посланника с целью узнать, живут ли люди здесь, на дне моря, или нет. Мой царь Искандер приказал: «Если здесь живут люди и у них нет царя, то пусть они мне платят дань и обращаются ко мне со своими жалобами. Я буду их судить и наказывать». Вот моя цель. Что вы скажете на это?
Услыхав такую весть, жители моря удивились и стали рассуждать:
– Значит, там наверху есть, оказывается, царь, он правит всей землей, а теперь еще и нас хочет подчинить себе!
– Ладно, – сказали жители моря, – значит вы посланник царя. Мы дадим вам вот эти вещи, отнесите их своему царю. В этой большой чашке мука. Пусть он из этой муки испечет лепешки и съест их сам, а потом пусть наполнит чашку серебряными или золотыми монетами. Если он там, на земле, сумеет наполнить эту чашку чеканным серебром или золотыми червонцами, мы здесь, на дне моря, узнаем о его могуществе и тогда будем платить ему дань и обращаться к нему с жалобами. Пусть тогда он нас судит и наказывает. А если не сумеет, пусть не беспокоится и не утруждает себя, мы к нему с жалобами не пойдем.
Выслушав их, узник взял чашку с мукой и поднялся наверх со дна моря.
– Ну, какие вести ты нам принес? Что разузнал? – спросил его Искандер.
– Вот вам доказательство, что я был на дне моря, вот чашка с мукой, и вот что они сказали. Вы должны взять муку из чашки и испечь из нее лепешки. Но съесть их вы должны сами. А потом вы должны наполнить эту чашку чеканным серебром или золотом. Если вы сумеете заполнить эту чашку чеканным серебром или золотыми червонцами, тогда, говорят подводные жители, пойдем к нему с жалобами, и пусть он нас судит и наказывает. А если не сумеете наполнить, то пусть, говорят, он живет себе по-прежнему там, на земле, а мы будем жить на дне морском.
Выслушав узника, царь взял чашку с мукой и подумал: «Значит, у них на дне морском нет ни серебра, ни золота. Надо положить в чашку горсть червонцев».
Но тут визирь Таирджан, словно угадав, о чем думает Искандер, сказал:
– Не думайте, что на дне морском нет ничего, там, должно быть, есть и серебро и золото. Но эту чашку они дали не без причины, она имеет какое-то значение.
– Какое значение в ней может быть? – спросил Искандер. – Что за причина и как ее объяснить?
– Если высыпать из чашки муку и насыпать туда полную тюбетейку монет, тогда мы узнаем, какое тут значение, – ответил Таирджан.
– Давай попробуем, посмотрим, – сказал Искандер. – Принесите мне из казны побольше монет.
Казначей набрал в одну полу золота, а в другую серебра и принес царю.
– Сыпь золото в чашку! – приказал Искандер. Казначей насыпал горсть, а в чашке ничего не видно. Он насыпал еще горсть – тоже нет ничего. Высыпал из полы все золото, потом все серебро. Посмотрел Искандер и все приближенные, а в чашке нет ни одной монеты. Тогда царь приказал:
– Неси еще и сыпь, пока я не скажу довольно!
Казначей носил, носил монеты, набирал полные полы и высыпал в чашку. Высыплет все из полы, Искандер посмотрит, а там опять ничего не видно. Заскрипел Искандер зубами от ярости и крикнул:
– Позвать мне сюда гадальщиков!
Пришли гадальщики, почтительно поклонились и спросили:
– Вы нас звали? Мы готовы выполнить ваше приказание.
– Садитесь, – сказал царь. – Я позвал вас вот зачем. Я приказал спустить на дно Соленого моря своего посланца, чтобы подчинить себе жителей подводного царства. Они дали моему посланцу чашку и сказали, что если я сумею наполнить ее серебряными или золотыми монетами, тогда, говорят, пусть он правит нами, и мы сами пойдем к нему с жалобами, пусть нас судит и наказывает. А если, сказали они, царь не сумеет наполнить чашку золотом или серебром, то мы не пойдем к нему с жалобами и он нами править не будет. Мы насыпали в чашку очень много золота и серебра, но не смогли ее наполнить. В чем тут секрет? Подумайте, погадайте и скажите, что это за чашка и какое она имеет значение. Почему они ее прислали, что за причина?
Гадальщики сказали:
– Мы сейчас бросим игральные кости, посмотрим, сколько они нам покажут, узнаем количество, а потом мы скажем.
– Делайте, как там хотите, лишь бы вы объяснили мне, в чем секрет и значение этой чашки.
Гадальщики бросили кости и, почтительно поклонившись, сказали царю:
– Эту чашку дали вам на пробу, чтобы испытать вас. Эта чашка не простая, а волшебная. Если ее не наполнить землей, то что бы вы ни положили, ни одна вещь в ней держаться не будет. Они решили так: «А раз он не сумеет наполнить чашку, то зачем нам ему подчиняться? Как он нами будет править? Пусть он нас не трогает, и нам нет до него никакого дела. Пусть он живет у себя на земле, а мы, как жили, так и будем жить под водой».
Выслушав объяснение гадальщиков, Искандер насыпал в чашку земли – и вдруг в ней с краю сразу появились золотые и серебряные монеты. Царь собрал монеты, а они снова выступили по краям. Искандер велел собрать все золото и серебро и отнести в казну. Затем он задумался. Думал, думал и ничего не мог решить. «Вот, оказывается, какое значение имеет эта чашка! – сказал он сам себе. – Теперь посмотрим, что получится из муки».
Царь отдал муку жене и велел испечь лепешки.
Жена Искандера замесила тесто, развела огонь, накалила лепешечную печь и хотела прилепить к стенкам тандыра лепешки. Смотрит – а лепешки из этой муки никак не прилепляются. Как она ни старалась прилепить, ничего не могла сделать. Лепешки падали одна за другой вниз, в горячую золу. Жена царя удивилась и подумала: «Что это за мука?» – Потом она замесила тесто из другой муки, испекла лепешки и принесла мужу.
– Ну-ка, что это за диковинка? – сказал Искандер. Он попробовал лепешку и говорит:
– Какая же от них польза? Нет в них никакой чудодейственной силы, даже и следа нет. Обыкновенные лепешки!
Но пусть пока Искандер себе думает и гадает, что за чашку с мукой прислали ему жители подводного царства, а вы пока послушайте рассказ о том, что случилось с теми лепешками, которые его жена никак не могла прилепить к стенкам тандыра.
У ворот царского дворца юродивый, по имени Лукман, просил подаяние. Жена царя подала ему те самые недопеченные лепешки. Юродивый взял лепешки, положил в хурджун и пошел дальше своей дорогой. Дойдя до берега арыка, он сел в холодок под развесистым талом. Вынув из хурджуна лепешку, он размочил ее в воде и стал есть. Как вдруг тал нагнулся к нему своими зелеными ветвями и заговорил:
– Эй, юродивый! Что же ты молчишь? Спроси меня, я расскажу тебе секрет!
Удивился юродивый и думает: «Как это может тал говорить человечьим голосом?»
– Ну, говори, какой секрет? Что ты хочешь сказать?^ спросил он.
– Я не простой тал. Если у кого-нибудь чахотка, я могу вылечить. Посидит больной в холодке под моими ветвями и сразу получит исцеление. У меня такая сила, что я могу выгнать из больного всякую немочь.
А юродивый слушает и запоминает, что говорит ему тал. Пошел он дальше и увидел у дороги на берегу арыка тутовое дерево.
– Эй, юродивый! – говорит ему тутовое дерево. – У меня есть секрет.
– Ну, говори, какой у тебя секрет? – спросил юродивый.
– Мои лечебные свойства самые лучшие в мире. Им нет цены. Этим я и отличаюсь от всех деревьев, – сказал тут. – Надо содрать мою кору, прокипятить в котле и в этой воде искупать раненого. После этого больной сразу излечится от ран.
Послушал юродивый, что говорило тутовое дерево, и пошел дальше. Идет вдоль арыка, смотрит, на берегу растет трава пальчатка.
– А, юродивый, – говорит пальчатка, – слушай, что я тебе скажу.
– Ну, говори, что у тебя за секрет? – спросил юродивый.
– Я обладаю такой силой, что могу изгонять всякие болезни, которые, как черви, сидят внутри человека и точат его тело. Надо меня выкопать из земли, высушить мой корень на солнце, истолочь в порошок и дать больному. Он будет принимать его понемногу, и все болезни как рукой снимет.
Короче говоря, юродивый долго еще бродил по свету, и все растения и зеленые травы, какие только есть на земле, рассказывали ему свои секреты. Таким образом, юродивый узнал их лечебные свойства. Тогда он бросил свою бродячую жизнь, перестал юродствовать и занялся врачеванием. Он лечил людей от всяких болезней и этим приносил людям много пользы. В конце концов он прославился везде и всюду как искусный лекарь, и народ стал называть его не иначе как Лукман Девона или Лукман Хаким, то есть мудрый юродивый или мудрый лекарь.
Раньше Лукман был ткачом и, когда еще бродил под видом юродивого, время от времени брался соткать материю для людей. Раз в год он принимал заказ от царя Искандера наткать столько материи, чтобы хватило сшить одежду для него и всей его семьи. Ни один ткач не мог так угодить Искандеру своей работой, как Лукман. Царю нравилась только ткань, сотканная юродивым. Несмотря на это, Лукману не хватало на пропитание того, что давал царь за работу, поэтому-то он и был вынужден бродить по свету под видом юродивого и собирать подаяние.
Однажды, когда уже Лукман стал знаменитым лекарем, Искандер призвал его к себе и приказал наткать для него самого и для сына разной материи. Искандеру и дела не было до того, что Лукмана Хакима знает весь мир как великого ученого.
– Хорошо, сделаю, – сказал Лукман Хаким и ушел.
У него тоже был сын в таком же возрасте как и у царя.
«Я всегда Тку для царя и его сына добротную материю. Сын его носит хорошую одежду, почему же мой сын не может носить такую же?» – подумал Лукман Хаким. Выполнив заказ Искандера, он соткал еще три куска добротной материи и сшил своему сыну такую же красивую одежду, какую носил царевич. Потом взял всю материю и отнес Искандеру.
Царь, как и всегда, одарил Лукмана Хакима и отпустил его.
Раз как-то, возвращаясь с охоты, Искандер проезжал через тот квартал, где Жил Лукман Хаким. Навстречу ему со змеем в руках бежал сын Лукмана Хакима, одетый в такую же одежду, как и царевич. Искандер подумал, что это его собственный сын бегает по улице со змеем, и спросил приближенных, почему его сын здесь, а не во дворце.
– Это не ваш сын, вы ошиблись, это сын Лукмана Хакима, – сказали Искандеру приближенные.
Искандер разгневался:
– Как он посмел одеть своего сына в такую же одежду, как на мне и моем сыне?! Это неуважение к царю и Царевичу! Я накажу его за такую дерзость!
– Делайте, что хотите, ваша воля, – сказали испуганные приближенные.
– Взять этого наглеца вместе с сыном, связать им руки и ноги и отвезти в Актепинскую степь! – приказал Искандер. – Выройте там глубокую яму, измерьте, чтобы глубина была такая же, как высота вот этого тополя, и бросьте в нее отца и сына. Пусть заживо сгниют в этой яме. Закройте яму бревнами и хворостом, а сверху насыпьте земли. Пусть насыпают землю целый месяц, а вы караульте; мало будет – пусть насыпают два месяца, потом сверху пусть замажут глиной. Тогда явитесь ко мне и доложите, что вы сделали.
Искандер уехал во дворец, а приближенные схватили Лукмана Хакима и его сына и увезли в Актепинскую степь. Они велели людям вырыть яму и срубить высокий тополь. Смерили вырытую яму – тополь ушел весь до самой верхушки. Тогда вельможи бросили в ту яму Лукмана Хакима и его сына и замуровали их там. Приближенные проявили большое усердие: неусыпно следили за тем, чтобы люди поплотнее закрыли яму бревнами и хворостом и сверху насыпали побольше земли.
Стали приближенные думать, что же делать дальше, кто будет возить землю целых два месяца. Как вдруг увидели в степи человека, а это был дехканин Абдураим. Он собирал хворост и нагружал на ослицу. Приближенные позвали Абдураима и приказали ему возить землю к яме.
Возил Абдураим землю на своей ослице целых два месяца, насыпал целую гору, утоптал по краям вокруг яму, потом смазал сверху глиной.
Приближенные прождали еще один месяц, все караулили, чтобы никто не пришел, потом поехали к Искандеру и доложили, что приказание его выполнено.
– Молодцы!- похвалил их Искандер.
С тех пор прошло пятнадцать лет, а Двурогий Искандер все еще царствовал. Но всему бывает конец, так и он: жил, жил – да и умер, Искандера похоронили, в землю зарыли.
Сын Двурогого Искандера сел на отцовский трон и стал править страной. Он женился, и у него родился сын. Мальчик стал подрастать, и вот ему уже исполнилось семь лет.
Однажды царь во время обеда подавился костью. Кость застряла в горле, встала поперек, и царь без чувств повалился на дастархан. Жена и сын выбежали из дворца и завопили:
– Ой, эй! Сюда! Помогите! Царь костью подавился. Бегите скорей, зовите табибов, лекарей!
Визири и царские гонцы бросились во все стороны, собрали пять-шесть лекарей и привели их во дворец к царю. Подступили лекари к царю, горло пощупали, в рот заглянули, потом головой покачали и говорят:
– Нет, мы от этой болезни вылечить не можем.
– Эх, если бы был Лукман Хаким! Как жаль, что его нет в живых! – сказал один из визирей. – Не ценили мы Лукмана Хакима!
– А что это такое Лукман Хаким? – спросил чуть слышным голосом царь.
– Еще при жизни вашего отца был такой лекарь, – ответил визирь. – У него была такая чудодейственная сила, что он даже мертвого мог оживить. Но ваш отец велел насильно увезти его в степь и живым зарыть в землю.
В разговор вмешался другой визирь:
– Если этот лекарь был действительно юродивый, то значит, он не умер, должно быть, еще жив. Давайте поедем в степь, посмотрим.
Визирь и приближенные поспешили в Актепинскую степь, смотрят – кругом гладкая, ровная степь, нигде нет ни горки, ни холмика: ветер разметал и развеял по степи всю землю, которая была насыпана над ямой. Искали, искали яму, в которую был брошен Лукман Хаким, но так и не нашли. Все очень удивились и не знали, что делать.
Тогда один из приближенных вспомнил, как была засыпана яма землей, и говорит:
– Землю тогда возил дехканин Абдураим. Он собирал в степи дрова. Возил на ослице целых два месяца. Я помню, как следом за ослицей ходил маленький осленок. Мы разыщем Абдураима и спросим, жив ли осленок. Если он еще жив, то, может быть, жива и ослица. Мы прикажем Абдураиму пригнать их сюда. Мы навьючим на ослицу мешок с землей и пустим по степи. Где она остановится, значит, там и яма. Так мы и найдем Лукмана Хакима.
Все поехали разыскивать Абдураима. Нашли его и потребовали ослицу. Но ослица уже околела, а осленок стал большим ослом. Насыпали в мешок немного земли, нагрузили на него и пустили по степи, а сами шли сзади. Дойдя до одного места, осел остановился, и сколько его ни гнали, ни тащили – ничего с ним не могли сделать: осел уперся и не двигался. Тогда на этом месте стали рыть землю.
Копнули три-четыре раза кетменем, и вдруг в одном месте открылась дыра, а оттуда донесся голос:
– Кто там! Зачем открыл? Я теперь ослабел, стал вялым. На меня ветер подует, и я растаю как арычная пена. Не причиняй мне вреда!
– Нас послал к вам царь, – сказали приближенные. – Царь подавился костью. Сначала кость засела в горле, а теперь уже застряла в груди. Как его вылечить? Каким лекарством?
– Если я сам не пойду, то от этой болезни никто его не вылечит, – ответил Лукман Хаким.
Тогда визири сказали ему:
– Как же вы сами пойдете? Вы теперь слабый, вялый, сами сказали, что ветер подует, и вы растаете, как арычная пена.
– Если у вас хватит силы поднять меня, то я пойду – ответил Лукман Хаким. – Сейчас вы закройте эту дыру. Привезите сорок фунтов сала, сорок фунтов мяса, сорок фунтов луку, сорок фунтов соли, приведите сорок девушек и спустите сюда лестницу с сорока ступеньками. Привезенную лестницу спустите вниз так, чтобы я достал ее руками, на каждой ступеньке поставьте по одной девушке. Я буду касаться рук девушек, воспряну духом, почувствую бодрость и прилив сил и только тогда сумею подняться наверх. Я не смогу сейчас ничего есть, но когда вы пережарите в сале лук и станете жарить мясо, этот запах ударит мне в нос. Я напитаюсь этим ароматом и тогда сумею дойти до дворца.
Приближенные без промедления поспешили во дворец сообщить царю, что нашли Лукмана Хакима. Они рассказали ему все, что он им сказал и какие поставил условия. Выслушав визирей, царь приказал мастерам сделать лестницу как можно скорее. Но вот лестница была готова, собрали сорок девушек, приготовили мясо, сало, лук, положили все на арбу и отвезли в Актепинскую степь к Лукману Хакиму. Опустили в яму лестницу и поставили на каждую ступеньку по одной девушке. И вот Лукман Хаким стал подниматься по лестнице, поддерживаемый руками девушек. Как схватит за руку девушку, сразу силы у него прибавляется, а у девушек сила убавляется.
Были все эти Девушки здоровы, румяны, жизнерадостны. А теперь пожелтели, как шафран, ослабели и скатились вниз по лестнице.
А Лукман Хаким, набравшись силы, вышел наверх. Когда жарили в сале лук, кругом разнесся запах, ударил в нос Лукману Хакиму, и он Сразу повеселел, будто бы плотно покушал. Туг все отправились к царю.
Лукман Хаким поздоровался с царем и спросил его о состоянии здоровья;
– Ну, сынок, скажите, что у вас болит, что вас мучает?
– Я подавился костью, – ответил царь, – можно вытащить ее?
– Вытащить можно, я знаю одно средство. Если вы согласитесь, я вытащу, – сказал Лукман Хаким. – Я зарежу вашего сына и напою вас его кровью. Никакие другие средства вам не помогут.
Царь не согласился на это.
– Если умирать, то пусть лучше я умру, но зарезать своего сына я не согласен, – сказал он.
Тогда Лукман Хаким попросил придворных уговорить царя.
– Откажитесь от своего сына, – сказали приближенные царю. – У вас будет еще другой сын и не один, зато вы сами останетесь живы!
Долго они уговаривали царя и наконец уговорили.
Приближенные привели царского сына, раздели его, положили на ковер перед царем и закрыли покрывалом. Царь застонал и от страха закрыл глаза. В этот момент по знаку Лукмана Хакима незаметно унесли мальчика, а вместо него положили козленка и прикрыли его покрывалом. Визирь занес над козленком нож и вонзил ему в горло. Козленок жалобно заревел: «Ме-е-е, ме-е-е!»
– Ой, мой сынок! Ой, мой сыночек! – закричал царь с перепугу, и кость сразу выскочила у него из горла.
А царь все кричал:
– Ой, мой сынок! Дорогой мой сыночек!
Вдруг открылась дверь, и в комнату ввели царевича. Увидев сына, царь набросился на Лукмана Хакима и грозно закричал:
– Ты обманул меня! Зачем ты меня мучил?!
– У меня не было другого средства вылечить вас. – ответил Лукман Хаким. – Вот теперь и вы здоровы, и сын ваш жив и невредим.
Желаю вам обоим здоровья и счастливой жизни. В этом все мое лечение.
– Я выздоровел, кость больше не мучит меня. Проси у меня, для тебя я ничего не пожалею, дам все, что ни попросишь, – сказал царь.
Но Лукман Хаким ничего не хотел просить у царя.
– Если вы с толком будете править страной и народом, отличать, где правда, где ложь, проверять и разбираться, что справедливо, что несправедливо, то с меня и этого достаточно. А больше я ничего не желаю, – сказал он.
– Мой отец жестоко наказал вас и вашего сына. Где ваш сын? – спросил царь.
– Спасибо, – ответил Лукман Хаким. – Он молодой, зеленый. В стене ямы было углубление, и в нем голубь свил гнездо, вывел птенчика. Мой сын по глупости хотел достать птенчика, полез за ним, а рукой достать не сумел. Тогда он снял тюбетейку и заткнул щель. Птенчик погиб, и мой сын получил возмездие по заслугам и скора скончался.
Сказав так, Лукман Хаким встал и ушел домой. Узнав, что Лукман Хаким вернулся домой, все его родственники, знакомые и друзья сбежались к его дому посмотреть на него. Они обступили его, здоровались, расспрашивали. Один из друзей попросил Лукмана Хакима:
– Расскажите нам, что вы испытали?
– Хорошо, – сказал Лукман Хаким и начал рассказывать: – Не в силах я описать свою печаль, не вмещает ее моя душа. Не записать ни в тетрадь, ни в книгу все то горе, что пришлось мне пережить. Льются слезы, не могу остановить. В жизни я избрал себе тяжелый путь, думал, добьюсь сам я правды, не знал я, что к правде путь тернист и долог. Наступал я на колючие шипы. Из-за этого страдал я столько лет, не осталось больше сил терпеть. Мучительный путь остался позади, легче жить среди знакомых и друзей, добиваться вместе с ними лучших дней.
Избавившись от горя и мучений, Лукман Хаким продолжал заниматься своим лекарским делом и прожил еще очень долго, но под конец своей жизни стал прихварывать, сам по себе слабел, прежней силы уже не было. Родственники, приятели, знакомые Лукмана Хакима, а также люди, которых он в свое время вылечил от той или другой болезни, узнав о том, что он заболел, пришли его проведать.
Беседуя с Лукманом Хакимом, они попросили его рассказать им о том, что интересного видел он на свете, чему удивлялся и что может оказаться для них полезным.
И вот Лукман Хаким стал рассказывать:
Всякий раз, когда наступали зимой самые холодные ночи, я купался в холодной проточной воде. Удивляюсь, как я не умер на берегу арыка!
Когда покойника обмывали горячей водой, я удивлялся тому, что он не оживал.
Когда больной, напарившись в бане, выходил на воздух, я удивлялся тому, что он не улетал.
Если любой человек, страдающий каким-либо недугом, выкопает корень мяты, вымоет его в воде, высушит на солнце, положит в молоко, вскипятит и выпьет, то этот отвар растворит внутри у него любые камни в почках, в печени или в желчном пузыре.
Есть другая трава, она называется «халилаи занги». Надо взять эту траву, высушить, положить в ступку, истолочь в порошок и кушать по щепотке – любой человек станет здоровым и сильным.
Кто станет кашлять, пусть возьмет айву, вырежет сердцевину с семечками, положит туда курдючного сала, пропарит в посуде на огне и скушает. Больной сразу поправится и перестанет кашлять. Кто каждую неделю ходит в баню, тот станет здоровым и сильным. Вот мои добрые и полезные советы, которые я вам хотел дать.
На этом Лукман Хаким закончил свою беседу, после чего все родственники, приятели и знакомые разошлись по домам.
Дня через два Лукман Хаким умер своей смертью.

_______________
* Йемен – название одного из арабских государств.
** Яксарт – древнее название реки Сыр-Дарьи.

Просмотров: 161

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить