Сайди Умиров. Публицист планетарного мышления (К 85 летию со дня рождения Ч. Айтматова)

Категория: Литературоведение Опубликовано: 24.08.2015

 

(К 85 летию со дня рождения Ч. Айтматова)

Художественные произведения выдающегося писателя современности Чингиза Айтматова широко известны мировому читателю. Они переведены на многие языки мира, переиздаются миллионными тиражами. О них написаны десятки книг, сотни статей, научных работ. Поток исследований растет.
Относительно мало написано о публицистической и литературно-критической деятельности Айтматова, хотя писатель в течение почти шестидесяти лет активно и бесперерывно занимался журналистской, литературоведческой деятельностью, работал главным редактором журналов «Литературный Киргызстан», «Иностранная литература», собкором газеты «Правда» в Среднеазиатских республиках, состоял членом редколлегий многих авторитетных изданий, им написано и опубликовано множество статей, рецензий, писем, интервью, очерков, эссе, исследований…
Еще будучи студентом киргизского сельскохозяйственного института, молодой Айтматов публиковал в периодических изданиях небольшие заметки, корреспонденции, а позже солидные статьи: «О терминологии киргизского языка», «Переводы, далекие от оригинала» и др.
Беллетристика Айтматова – рассказы, повести, романы пуб­лицистичны, а публицистика – статьи, интервью, очерки, письма, эссе – беллетристичны, т.е. каждое произведение писателя – сплав образов, художественных картин, фактов, логических рассуждений, почти не заметны «швы», не говоря о «китайских стенах». Одна из солидных публицистических книг Ч.Айтматова – «В соавторстве с землей и водою…» (1979)
Этот оригинальный многозначительный «экологический» заголовок был взят «напрокат» из стихотворения известного кабардино-балкарского поэта, близкого друга писателя. «Реквием улетающей стаи» – одна из последних публицистических книг писателя начала ХХI века.
Публицистику Чингиза Айтматова с некоторой долей условности можно разделить на шесть периодов:
1-период (1950-1956 гг.) – начало творческой деятельности, ранние публицистические и художественные произведения;
2-период (1956-1964 гг.) – учеба на Высших курсах Литературного института в Москве; редактор журнала, собкор центральной газеты, статьи: «Это ваша вина, земляки», «Женщина с Тянь-шаня», «Лунная дорога из хлопка», «Характер и современность», «Побеждающая доброта», «Жажда поиска» и др.;
3-период (1965-1985 гг.) – бурная литературная, публицистическая, общественная деятельность, статьи «Ответь себе», «Человек между двумя языками», «Ответственность перед будущим», «Многое зависит от вас», «Необходимые уточнения», «Проблемы художественного мастерства», «Взаимосвязь традиций», «Заметки о себе», «Ветры, омывающие землю», «Собор всемирной литературы», «Чудо родной речи», «Все касается всех», «Дефицит… человечности?», «Закон всемирного тяготения», «Языковый космос», «Литература и мир», «Разум в ядерной осаде», статьи о великих мастерах литературы и искусства.
4-период (1985-1991 гг.) – творческая и общественная деятельность в период перестройки и распада СССР, начало дипломатической карьеры, главный редактор журнала «Иностранная литература», статьи «Потребность в новом видении мира», «Подрываются ли основы?», «Перестройка, гласность – древо выживания», «Вороний грай над пропастью», «Самая трудная победа - победа над собой», интервью, беседы.
5-период (1991-2000 гг.) – многогранная деятельность в новое время: книги-диалоги «Ода величию духа», «Плач охотника над пропастью», «Культура и современность», «На траверзе Амира Темура», «Без книги человечество потеряет себя», «Как культуру войны вытеснить культурой мира», выступления по радио, телевидению…
6-период (2000-2008 гг.) – литературная, общественная деятельность в новом, ХХI веке, сборник «Реквием улетающей стаи», статьи «Хождение с Европой в новый гуманитарный век», «Вестник нового жития на земле», «Виртуального романа мне не написать», «Моя привилегия – заглянуть в новый век», «Человечество живет пока еще авансом», «Мы должны преодолеть этнический эгоизм», «Те, кто думает, что война лишь в Афганистане, ошибаются», художественно-публицистическая повесть «Балалыгым» и др.  
Интересны мысли Айтматова о природе и специфике публицистики. «Очерковая литература, – пишет писатель в статье «Закон всемирного тяготения», – оснасти ее эпитетами, вроде «художественная», «лирическая», «драматическая», по самой своей природе все равно не рассказ, не искусство. Да она и не должна быть таковой, иначе этот жанр не выполнит своего назначения». Все-таки публицистика – явление «сезонное», как писал сам Айтматов. Никто не сомневается в важности этого боевого оперативного жанра. Но каждому – свое. Отношения публицистики с художественной литературой – это отношения «плуга и предплужника». Предплужник срезает сорняк, а лемех вслед за ним производит большую, глубинную вспашку. Кто есть кто – ясно. Особенно для «предплужника». К счастью, они не люди, им незачем считаться славой». Помнится, известный очеркист Георгий Радов, вступивший в полемику с Ч.Айтматовым, бросил упрек писателю в том, что он несколько принижает роль публицистики, что ее лучшие образцы как шедевры художественной литературы переходят из поколения в поколение, с любовью читаются и издаются. Г. Радов был отчасти прав, – переходят, т.к. шедевров публицистики гораздо меньше.  
В 1987 году в беседе с Ф. Медведевым, оглядываясь назад, на застойный период, Ч.Айтматов скажет: «Наконец-то мы прозрели, протерли глаза и, оглянувшись назад, увидели зияющие пустоты. Страшно задуматься, что было бы с нами, если бы все продолжалось как прежде, когда дело подменялось ритуальным пустословием. До недавнего времени многие представления о жизни выражались с помощью клишированных, набивших оскомину междометий о самом передовом обществе в мире, о самом образованном читателе, о неизменно авангардной сути всего, что касалось понятия «наше советское». В том сладостном самовыражении мы затмевали ощущение реального, конкретного, старались не замечать, что окружающий мир обогнал нас на многих дистанциях».
В статьях-интервью «Остановленное время? Продленная жизнь!», «Быть или выглядеть», «Слово и экран» заслуживает внимания глубокая осведомленность писателя об искусстве фотопублицистики.
Писатель подчеркивает магию фотографии, которая дает возможность человеку посмотреть на себя со стороны, по-новому оценить себя и других. По его наблюдениям только малая часть фотоснимков является настоящими произведениями искусства, определенная часть ближе к этому, а большинство, к сожалению, не имеет никакого отношения к искусству. Правдивая фотография, по Айтматову, как правдивое слово: «У слова есть свои достоинства, но в достоверности, точности и убедительности с фотографией состязаться трудно». Писатель, которому наиболее близок пейзаж, с удовлетворением отмечал, что в последнее время и в среднеазиатском регионе появились хорошие фотографические издания, посвященные природе. Он был против тенденциозности, пристрастия в фотографии. По его мнению, фотограф не должен работать слишком избирательно, показывая только очень благополучные моменты существования, самые показательные его стороны. Конечно, человек хочет счастья, в то же время, состояние непрерывного счастья  не может дать ощущения истинной, полной жизни, рядом со счастьем всегда присутствует и печальная сторона счастья, долг фотографии – показывать жизнь разностронне.
Очерки и эссе, статьи и письма, беседы и интервью Чингиза Айтматова всегда отличались тематической актуальностью, остропроблемностью, широтой охвата, глубиной содержания, богатством оригинальных и характерных фактов и примеров, мыслей, философских заключений, логической последовательностью, простотой, сочностью, красочностью и образностью языка.
Мир и согласие, демократия и гуманизм, доброжелательность, толерантность между народами и странами, борьба против агрессии, колониализма, насилия, наркобизнеса, терроризма, содружество литератур, культур, искусств и т.д. составляют суть международной публицистики Ч.Айтматова.
Чингиз Айтматов был большим другом узбекского народа, узбекской литературы, искусства. В повести «Балалыгым» («Детство мое») вспоминает, что шестилетним мальчишкой с отцом приезжал в Фергану, Андижан: «Народ здесь жил как одна большая семья, любая работа спорилась, потому что делалась сообща. В аилах слово старших – закон для младших, и в горе, и в радости люди вместе. Такое единение до сих пор сохраняется в отдаленных районах Узбекистана».
Еще в 1958 году автор нашумевшей повести «Джамиля» участвовал в первой конференции писателей Азии и Африки, проходившей в Ташкенте. С тех пор был неизменным участником конференций, симпозиумов, фестивалей, разных торжеств, проходивших в нашей республике. Чингиз Торекулович в своих книгах, статьях высоко отозвался о нашем Президенте, дружил со многими деятелями науки, культуры, литераторами, журналистами нашей страны, его книги переведенные на узбекский язык А. Рашидовым, И. Гафуровым, Я. Ходжамбердиевым, Н. Боки, С. Кораевым, несколько раз издавались большими тиражами, спектакли по его повестям, романам идут во многих театрах нашей республики, многие узбекские ученые исследуют творчество Ч. Айтматова (А.Якубов, П. Кадыров, О.Шарафутдинов, П. Мирзаахмедова, А. Рашидов, А. Саидов, А. Джурабаев, А. Мелибоев и другие).
Президент Узбекистана И.Каримов наградил Ч.Айтматова орденами «Дустлик», «Буюк хизматлари учун», несколько раз имел дружеские беседы с ним, когда он тяжело заболел, направил ему трогательное письмо.

«Звезда Востока», № 1, 2014

------------------------

Сайди УМИРОВ. Родился в 1938 г. в Самаркандской области. Окончил Самаркандский университет. Литературный критик, переводчик. Заслуженный наставник молодежи Узбекистана, лауреат Национальной премии «Олтин калам» («Золотое перо»).

Просмотров: 1264

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить