Озод Мумин Ходжа. Таинственная чайхана (фантастический рассказ)

Категория: Узбекская современная проза Опубликовано: 29.06.2015

Моё имя – Фарангис. Я из города Ташкента. Хочу рассказать вам одну необыкновенную историю.
 Тогда я училась на седьмом классе.
 Однажды вечером, за ужином, кажется это было в конце января, мой папа сообщил маме, что завтра утром он на своей машине поедет в Джизак. Он планирует начинать бизнес с предприятием, производившем строительный формовочный гипс в этом областном центре. Я сразу стала хныкать.
 – Папа, возьми меня с собой. Я никогда не была в Джизаке! И вообще, из Ташкента никуда не выезжала!
– Ты была в Газалкенте, отдыхала в Чарваке! Нечего болтаться в разных нужных-ненужных местах. Учиться надо!
– А я хочу посмотреть на Джизак. У нас в классе новенькая – она оттуда. Эта девочка постоянно всех старательно убеждает, что красивее места, чем ее родина нет! Я должна проверить это.
 Папа смягчился и задал один единственный вопрос:
– А что будет с твоей школой?
– Все пропущенные уроки я освою по учебникам. Не волнуйся – обещаю!
– Хорошо, - сказал он. – Но вставать будем очень рано.
– Конечно, папа! – обрадовалась я. – Захвачу фотоаппарат, буду снимать все интересное!
 
 Утром, в семь мы отправились в путь. Было еще темно. Погода была сухая и мы помчались по нескользкой дороге. Быстро покинув город, выехали на трассу и скорость нашего “Жигуленка” увеличилась. Я располажилась на заднем сиденье и наблюдала как остаются позади белые от остатков недельной давности снега бескрайные поля.
 Постепенно стало светать. Через полчаса отец вдруг сбросил скорость машины, оказывается мы проезжали через милицейский пост.
– Здесь какой-то городок? – спросила я.
– Да, рядом Янгиюль, но мы туда не вьедем, этот город чуть на стороне.
 И папа снова прибавил газу. Минут через десять, впереди я заметила голосующего человека. Отец до этого не обращал внимания на такие просьбы, но когда увидел, что этот человек немолодой, остановил машину. Так как, он чуть проехал, дал задный ход, поравнялся с с ним и открыл правое окошко.
– Здравствуйте, дедушка! Садитесь, подвезу.
– Здравствуй, сынок! Но я еду не по прямой дороге. Мне нужно через несколько километров свернуть направо и ехать еще столько же.
– Ничего! Это мне не трудно.
 Старик расположился рядом с папой. Я поздоровалась.
– Здравствуйте!
– Здравствуй, доченька! Как поживаешь?
– Спасибо, хорошо! – ответила я.
 Этот человек был одет по старинному – у него был полосатый чапан, шапка ушанка и чистые махси-сапоги.
 Старик больше не произнес ни слова, ехал молча. Видимо, был не очень расположен беседе. Через некоторое время я заметила, что мы приближаемся к чайхане, построенной возле дороги.
– Сынок, давай я здесь останусь. Совсем забыл, что у мне нужно поговорить с одним человеком в этой чайхане. Останови свою железную арбу.
 Папа нажал на тормоз. Старик порылся в своем кармане и вытащил несколько денежных купюр и протянул.
– Этого хватит?
 Папа помахал головой.
– Не надо дедушка! Не ради денег вас подвез.
– Ну, возьми! Не хочу, чтобы ты остался недовольным!
– Нет, вы что? Я даже рад помочь вам. Главное, что вы были довольны.
– Если, дело в этом, я тобой доволен. Но ты же мне помог, а взамен денег не берешь! Давай, я попрошу у Всевышного, кое-что для тебя.
– Ладно. Я на это согласень, – ответил папа.
– Тогда открой ладони!.. О, Аллах! Сделай машину этого парня удачливым. Пусть эта железная арба принесет его владельцу процветания и много добра! Амин!
– Спасибо! – улыбнулся папа.
 Старик покинул машину и мы продолжили путь. Но тут же я от досады шлепнула по своему лбу. Почему я его не сфотографировала?! Таких людей в Ташкенте днем с огнем не сыщещь.. Показала бы фотку своим подругам...
 Мы продолжили путь, и наконец в десятом часу приехали в незнакомый мне Джизак. И быстро нашли нужную нам организацию.
 Нас встретили руководители предприятия. Взрослые поздоровились и папа представил им меня.
– Познакомтесь, моя дочь Фарангис! Хочет посмотреть ваш город!
 Хабиб ака – директор и его заместитель Камил ака улыбнулись и одобрили моё желание. После этого, они все зашли в офис.
– Хочешь, сиди и слушай музыку, а хочешь – погуляй в окрестностях, но далеко не уходи, - сказал папа, оставляя меня.
 Через полчаса или может быть больше, я незаметила как прошло время, они все вышли. Все улыбались.
– Озод ака! Теперь мы надеемся только на вас. Верим, что объем продаж нашей продукции в Ташкенте будет увеличена!
– Конечно, Хабиб ака! Я приложу все усилия, чтобы оправдать ваше доверие!
– Да, да! Сделайте, так чтобы мы не успевали отгружать продукцию! – добавил Камил ака.
 Меня удивила, как он обращается к своему директору. Он, оказывается, когда-то был аспирантом Хабиб ака, который раньше преподавал в строительном институте. Поэтому, по старой памяти, он к своему бывшему научному руководителю обращался как “домла”. Папа мне потом сказал, что Хабиб ака вовсе и для всех в Джизаке – домла.
 Покинув офис предприятия, стали ознакамливаться с достопримечательностями города. Были и на рынке. Продукции и цены здесь были почти такие же как Ташкенте. Я сделала много снимков. Когда наступила обеденное время, зашли в специальную столовую, где пекли знаменитую джизакскую самсу. Здешная самса, была очень большая, и самое интересное – ее, оказывается, едят макая на салатовое хлопковое масло.
 Я смогла сьесть только одну самсу. Больше не лезло.
 После обеда поехали обратно в Ташкент. Настроение хорошее. Я слушала музыку и наблюдала как остаются позади мирзачульские поля. Через час папа спросил:
– Помнишь, когда ехали в Джизак, мы подвезли одного старика к придорожной чайхане?
– Да, папа.
– Ты более наблюдательная чем я, если издалека увидишь эту чайхану, сразу говори. Чуть отдохнем, горячего чая попьем. Дальная дорога все-таки утомляет.
– Хорошо, папа, - ответила я и стала всматриваться вперед.
 Наша машина все ехала и ехала, но та утреняя чайхана не показывалась. Кругом поля и деревья вдоль дороги.
– Интересно, – сказал папа, – где наша чайхана?
 Я пожала плечо.
– Незнаю...
 Мы доехали до Янгиюльского поста, но чайхана так и не обнаружилась.
– Может, мы ее не заметили и проехали! – сказала я.
– Нет, мы бы увидели. Я очень внимательно ехал. На месте ее не было. Там только поле. Но почему? Невозможно же за полдня сломать такое сооружение, разровнять и вспахать землю, где она была расположена. Это уму непостижимо!
 Я в ответ промолчала. Если он не знает, то мне откуда?!
 С противоречивыми чувствами мы доехали до дома.

 Прошло пол года. За это время мой папа организовал неплохую реализацию джизакского гипса. Появилось постоянные клиенты и потребители. Среди них отличался один владелец крупной торговой точки, его звали Мухсин. И он вышел с предложением поставлять высокопрочный гипс в основном ему, предлагая сотрудничество на долгосрочной основе. Папа согласился, обоснуя это решение тем, что ему легче работать с одним надежным партнером, чем многими разными.
 Кроме того, он на рынке стройматериалов открыл торговую точку и поставил туда продавца. После этого, папа стал планировать организовать фирму по производству шпаклевок.
 Через год его мечта осуществилась.
 Прошло еще два года. Он процветал. И, как это обычно бывает, когда появляются деньги, решил сменить машину. В результате, он продал наш “Жигуленок” и купил иномарку японского производства. “Мазда” всем нам – маме, сестре и мне понравилась – она была вместительнее и комфортнее. Но, оказывается мы рано радовались.
 С этого дня у папы стали появляться разные проблемы.
 Продавец на рынке начал хитрить и норовил присваивать часть прибыли. Он стал говорить, что продукцию отпустил под честное слово, мол человек хорошо знакомый, через некоторое время принесет денег. Он месяцами не рассчитавался, тянул и тянул. Когда все это надоело, папа выгнал его и, так как другого порядочного человека не смог найти, временно приостановил торговлю на рынке.
 Реализация производимых шпаклевок тоже резко упала. Папа ломал голову, говорил, что все делает правильно, по законам бизнеса, и удивлялся, почему все так оборачивается.
 Вдобавок, Мухсин нарушил договоренность. Видимо, он был непорядочным человеком. Он сам вышел на джизакское гипсовое предприятие и предложил в качестве дилера своего родственника, обещая им увеличить реализацию гипса. Но, “Домла” ему отказал. Тогда, этот родственничек организовал ему звоночек из высокой инстанции и Хабиб ака был вынужден рассторгнуть договор с моим отцом.
 Папа был в душе философ, он не пал духом, стал искать истинную причину происходящих событий.
 Однажды, он обратился ко мне. Тогда я уже училась в колледже.
– Фарангис! Скажи-ка мне, ты помнишь тот день, когда мы с тобой ездили в Джизак?
– Да, папа. Я все помню!
– А старика помнишь, которого мы встретили и подвезли?
– Отлично помню! Тогда я желела, что не сфотографировала его.
– А чайхану?
– Которая потом исчезла? Таинственная? Да!
– Я понял одну вещь. Тогда, возле этой таинственной чайханы, этот старик благодарил нас и просил у Всевышного мне удачи и процветания! Вот, сейчас его благие пожелания на нас не действуют. По моему, все дело именно в этом!
 Я сразу отрезала.
– Папа! Этот старик пожелал удачи и процветания не вам лично, а машине и владельцу железной арбы, которая его подвезла. Я это точно помню!
– Ты не ошибаешься?
– Нет. Ты же знаешь, у меня память хорошая. Он когда обращался к Всевышному, произнес: “О, Аллах! Сделай машину этого парня удачливым. Пусть эта железная арба принесет его владельцу процветания и много добра! Амин!”
 Папа задумался. И произнес:
– Тогда, завтра же выкуплю свой “Жигуленок”...

 Следующий день вечером он пришел домой без настроения.
– Новый владелец моей машины не захотел продать ее. Хотя, сейчас у него новенькая “Нексия”. Он заявил, что такой автомобиль отдавать другому – грех. Мои “Жигули”, оказывается принесли ему большую удачу и стоят у него во дворе как экспонат. Говорит, что за один год стал очень успешным человеком...- произнес папа печально.
 Меня тоже окутала печаль. Я мечтала после колледжа, учиться за рубежом. Для этого усиленно изучала английский язык. Если, у отца дела не пойдут... И вдруг меня осенило.
– Папа! – сказала я требовательно. – Давай, завтра поедем в Джизак!
– Зачем? – спросил он.
– Хочу есть джизакскую самсу, макая на салатовое хлопковое масло! Давно не такого не было!
– Хорошо. – сказал он. – Все равно завтра мне делать нечего. А что будет с твоей учебой?
– Все пропущенные уроки я освою по учебникам. Не волнуйся – обещаю!

 Как тогда, мы утром, в семь отправились в путь. Было еще темно. Осадков не было и мы помчались по сухой дороге. Быстро покинув город, выехали на трассу и скорость нашей “Мазды” увеличилась. Я располажилась на заднем сиденье, смотрела вперед и ехала молча. Наблюдать на бескрайные поля не хотелось.
 Постепенно стало светать. Через полчаса отец вдруг сбросил скорость, оказалось, мы проезжали через милицейский пост.
– Здесь рядом город Янгиюль? – спросила я.
– Да. Ты оказывается помнишь!
 И папа прибавил газу. Минут через десять, впереди я заметила голосующего человека. Сердце моё дрогнуло. Отец как обычно, когда увидел, что этот человек немолодой, остановил машину. Так как, он чуть проехал, дал задный ход, поравнялся с с ним и открыл правое окошко.
– Здравствуйте, дедушка! Садитесь, подвезу.
– Здравствуй, сынок! Но я еду не прямой дороге. Мне нужно через несколько километров свернуть направо и ехать еще столько же.
– Ничего! Это мне не трудно.
 Старик расположился рядом с папой. Я поздоровалась.
– Здравствуйте!
– Здравствуй, доченька! Как поживаешь? – он повернул голову в мою сторону.
– Спасибо, хорошо! – ответила я.
– А ты выросла! Повзрослела. – произнес он.
– А вы совсем не изменились. Одежда у вас такая же, как тогда!
– Знаешь, если даже тогда ты меня сфотографировала, снимок все равно бы не получился!
 В ответ я промолчала. Боялась неправильными словами все испортить. Он отвернулся. Старик больше не произнес ни слова, ехал молча. Папа почему-то тоже молчал. В уме у него всегда крутятся тысяча проблем.
 Через некоторое время я заметила, что мы приближаемся к той таинственной придорожной чайхане.
– Сынок, давай я здесь останусь. Совсем забыл, что у мне нужно поговорить с одним человеком в этой чайхане. Останови свою железную арбу.
 Папа нажал на тормоз. Старик порылся в своем кармане и вытащил несколько денежных купюр и протянул.
– Этого хватит?
 Папа помахал головой.
– Не надо дедушка! Не ради денег вас подвез.
– Не надо дедушка! Не ради денег вас подвез.
– Ну, возьми! Не хочу, чтобы ты остался недовольным!
– Нет, вы что? Я даже рад помочь вам. Главное, что вы были довольны.
– Если, дело в этом, я тобой доволен. Но ты же мне помог, а взамен денег не берешь! Давай, я попрошу у Всевышного, кое-что для тебя.
– Ладно. Я на это согласень, – ответил папа.
– Тогда открой ладони!.. О, Аллах! Сделай машину этого парня удачливым. Пусть эта железная арба его владельцу принесет процветания и много добра! Амин!
– Спасибо! – улыбнулся папа.
 Старик повернул голову в мою сторону.
– Доченька! – сказал он. – Ты будешь учиться за рубежом. Найдешь и своё счастье. Все твои благие желания исполнятся.
 И он покинул машину. А отец странно посмотрел на меня и на старика. Я прервала его непонятный взгляд и предложила:
– Папа, давай зайдем в эту чайхану, попьем горячего чаю!
 Он посмотрел на улицу и еще больше удивился.
– Ой, куда чайхана исчезла?!
 Действительно, в этот миг и старик, и придорожная чайхана куда-то испарились. Я предпологала, что так и будет.
 – Папа, тогда поехали домой! – сказала я.
 – А джизакская самса?! – спросил он. – Хныкать потом не будем?
 – Нет, меня устроит и ташкентская. Купи еще чистое подсолнечное масло, чтобы мы могли макать самсу! И мы пообедаем по джизакски!
 
 Через несколько дней папе позвонил распорядитель строительного рынка.
“Озод ака! У меня есть племянник, он честный, хорошо воспитанный. Возьмите его продавцом в свою торговую точку. За все его возможные прегрешения я сам в ответе!”, - сказал он.
 А через пару недель, на рекламное объявление папы, откликнулись два торговых дома строительных материалов. Отец с ними заключил договор довольно на внушительную сумму. Его шпаклевки снова стали покупаемыми.
 А через месяц неожиданно позвонил “Домла”.
 – Озод ака! – сказал он. – Я вместо себя поставил директором Камила. Сам я остаюсь в качестве учредителя. С родственником Мухсина мы разрываем дилерское соглашение. Он не оправдал наших надежд. Поэтому, если вы согласны с нами работать, приезжайте в Джизак. Мы заключим с вами новый договор.
 Потом позвонил и сам Камил ака.
– Я буду работать только с вами. Мне другие не нужны.
– А родственник Мухсина? – спросил папа. – Если он опять устроит звонок из высокой инстанции?
– Сейчас, меня и наш бизнес есть кому защищать.
– А Мухсин? Если он не захочет со мной работать? Вся клиентура же сейчас у него, по моей глупости! – сказал папа.
– С ним объясняться буду сам. Если он откажется, перетянем клиентов на другую точку. Такой высокопрочный гипс в Узбекистане – только у нас!
 Таким образом, дела у моего отца снова пошли на лад.
 Недавно он купил новую автомашину – “Ласетти”. А “Мазда” стоит экспонатом на нашем дворе.
 А я написала эту историю в библиотеке университета штата Миссури, США.
 Делайте добрые дела и взамен примите благие пожелания. А они имеют свойство обратится в удачу и добро.

 07.03.11. 15:40. Время миссурийское.

Просмотров: 1857

Комментарии   

0 #1 Қудрат Д. 16.05.2016 20:26
Яхши ҳикоя бўпти. Илҳомингизга илҳом қўшилсин!
Цитировать

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить