Иззат Султанов. Семейная тайна (комедия)

Категория: Драматургия Опубликовано: 31.01.2016

ИЗЗАТ СУЛТАНОВ

СЕМЕЙНАЯ ТАЙНА

Комедия в семи эпизодах

( Подстрочный перевод Султановой С.)

Ташкент - 1982

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА.
 
О Т Е Ц
М А Т Ь
СЫН
СНОХА
ДОЧЬ
Ж Е Н И Х - брат снохи, будущий жених Дочери. Все кроме Жениха члены одной семьи. Самому старшему из членов семьи - то есть Отцу – лет пятьдесят.

История, которая описывается в этой пьесе, происходит, а может и не происходит в наши дни, в нашем обществе, в каждой семье.
Все персонажи одеты в соответствии с европейской модой сегодняшнего дня. Только по отдельным национальным элементам в одежде и в домашней обстановке можно определить, что история эта происходит в узбекской семье.
Автор не счел нужным уточнять профессию, общественное положение и другие приметы действущих лиц, ибо показанная здесь история может произойти с любым человеком.

ПЕРВЫЙ ЭПИЗОД

Еще до поднятия занавеса мы слышим популярную песню «Туйлар Муборак» (Традиционная песня-поздравление с днем свадьбы) в мастерском исполнении профессионального певца. С левой стороны на авансцену продолжая петь эту песню, выходит счастливый Жених. Он в одежде жениха – Тахира из известной сказки узбекского народа. За ним появляется Сноха и еще несколько человек в соответствующей этому торжеству одежде. С правой стороны выходит Дочь. Она в одежде невесты из той же сказки – Зухры. Ее сопровождают Отец, Мать, Сын и еще несколько человек в нарядной одежде. Ясно, что это только часть участников свадебного торжества с обоих сторон. Чуть дальше видны головы других гостей. В момент когда «Тахир» (Жених) страстно продолжая петь песню, приближается к «Зухре» (Дочь) нам слышен шум со скрипом портящегося магнитофона. Губы «Тахира» все еще двигаются, но песни не слышно. Оказывается, что Жених только двигал губами под звуки магнитофона. Наконец «Тахир» поняв, что магнитофон испортился, перестает петь. Общее замешательство. Свет гаснет. Когда свет снова зажигается, мы видим на авансцене одного Жениха. Теперь он в повседневной одежде.

Ж Е Н И Х (обращаясь к зрителю). Люды добрые! Только что представшая перед вами картина – это всего лишь моя мечта. Эта моя мечта, которая теперь никогда не осуществится. Да, я превратился в одержимого, в чудака, который постоянно сладко грезит своей мечтой. Привычка рассказывать свою мечту, то есть свой сон каждому, кого встречу, то же – следствие моих причуд, от моей одержимости. Если время от времени вот таким образом не отводить душу, то мне ничего не стоит получить разрыв сердца. (Как будто услышал голос из зала.) Что? Вы спрашиваете: «Что это за печаль, которая способна разорвать тебя изнутри?» Горе – большое, неизлечимое горе. Самое обидное то, что горемыкою меня сделала простая, но жизненная история... Я сказал «простая», это значит «простая», но я сказал «жизнь», - а это значит... (Еще раз глубоко вздыхает.) Увы, «жизненная» это значит – «сильная, ужасная, неодолимая». Моя мечта, мое счастье в эти дни может разбиться об эту простую, но неодолимую преграду. (Как будто услышал голос из зала.) Вы говорите: «Скажи, наконец, что у тебя за горе?» Хорошо, хорошо. Я расскажу, а вы терпеливо выслушайте. (Начиная рассказ.) Короче говоря, я полюбил одну хорошую девушку... Нет, нет, рассказ надо начать с другого, издалека... Один симпатичный парень полюбил мою сестру, оказался везучим, он легко достиг своей цели: женился на любимой, стал мужем любящей жены, то есть стал мне зятем. Прошло немного времени после этого, и надо же было мне, несчастному влюбиться в сестру моего зятя! На мое счастье, а может быть на мое несчастье, не знаю, для девушки, о которой я мечтал, я тоже стал желанным. Мы – ни дать, не взять – Тахир и Зухра из сказки. Таким образом, все условия для того чтобы обе семьи стали дважды родственными готовы. Нет, не «готовы», а «были готовы». Все беда в этом «были»... Нет, я опять ошибся. Все беда в «но», которое появилось после этого «были». Да, все условия чтобы расцвел цветок счастья нашего – Тахира и Зухры – были готовы, но... но вмешалась это самая простая, по жизненная история, и наша судьба повисла на волоске, как тетушкина тыква на высокой подвеске, конечно, скажите: «Расскажи же скорее о той самой простой, но жизненной истории, пока у вас не лопнуло терпение». Хорошо. Пожалуйста, «Простая, но жизненная история» это значит... (Начавшиеся шум и крики за занавесом прервали рассказ Жениха. Разобрать слова двух не на шутку кричавших женщин невозможно, но ясно, что там, за занавесом разыгрался большой скандал. Жених в ужасе.) Вот опять началась та простая, но ужасная жизненная история, о которой я хотел вам рассказать. Преграда на пути нашего счастья, счастья двух молодых, заговорила сама. Мудрецы говорят: «Лучше один раз увидать, чем сто раз услышать». И вы тоже зайдите в дом моей любимой, то есть в темницу, где заковано в цепи мое счастье, и посмотрите один эпизод из нашей семейной жизни, увидите собственными глазами ту простую, но жизненную историю... А я, а я, бедняга, поспешу на последнее свидание с любимой. Прощайте, люди добрые! (Уходит).

ВТОРОЙ ЭПИЗОД

Скандал, начавшийся еще до поднятия занавеси, все более набирает силу. Две женщины в пылу ссоры доходят до того, что кидаются друг в друга посудой. Шум бьющейся одна за другой посуды усиливается.
 Раздалась трель квартирного звонка и тут же скандал и битье посуды прекратились. В господствующей тишине опять слышится звонок. Занавес открывается. Дом семьи среднего достатка. Двор. В середине стол, подготовленный к ужину. Пища на столе тронута, но больше половины посуды лежит разбитая на земле. С двух сторон стола сидят, отвернувшись друг от друга хмурые Мать и Сноха, вокруг лежат перевернутые стулья, короче говоря – везде видны следы только что остановленного боя. Мать и Сноха тяжело дышат. Хотя бой кончился, «бойцы» еще не успокоились. Вечер.
 Опять звенит звонок. На этот раз звонок звенит долго. Настойчиво.

М А Т Ь (раздраженно). Откройте дверь, вернулся с работы ваш муж!
СНОХА (колеблется. Наконец обида причиненная Матерью берет верх, плача). Сами открывайте, с работы пришел ваш сын!

Мать встает, направляется к двери. Но Сноха вскакивает с места, проворно доходит до двери и первая открывает её. Входит Сын. Он бросает взгляд на Мать и Сноху, которые стоят поодаль, отвернувшись друг от друга, на следы боя вокруг, но в лице он ничуть не изменился. Эта картина давно знакома Сыну, даже, наверное, надоела ему. Нисколько не отреагировав на эту, в сущности, чрезвычайную ситуацию, он заходит в одну из внутренних комнат и выходит оттуда, облачившись в пижаму. Бросив взгляд на представшее зрелище, легко вздыхает.

СЫН (с сожалением и иронией). Понятно! Понятно. Очередной бой. Бой свекрови со снохой.
М А Т Ь (злобно). Да, сынок, опять меня вини, во всем меня!
С Ы Н (спеша исправить ошибку). Извините мамочка, я ошибся. Да это бой снохи со свекровью.
С Н О Х А (злобно). Да, для вас я всегда плохая! (Плача.) Лучше бы мне умереть, чем видеть эти дни!
С Ы Н. Да сохранит вас бог женушка!
М А Т Ь (иронически). Некоторые все время говорят «умру, умру», а не то что умирают, а даже волос с головы у них не падает. (Сноха плачет еще сильнее.)
С Н О Х А (мужу). Вот видите, слышите? А еще говорите, что я плохая.
С Ы Н. Мамочка, бросьте эту вашу привычку, не желайте вашей снохе смерти. Не каркайте.
М А Т Ь. Чего ты так пугаешься, трус. Некоторые не такие уж совестливые, чтобы сразу же умереть, от того что я скажу «умри».
С Н О Х А. Так вам и надо. Пока вы живы я не умру! Не умру! (Звенит звонок, но Сноха и Мать не слышат.)
М А Т Ь (громче кричит). Я тоже не умру!
С Н О Х А. Я тоже не умру! (Кричит громче Матери.)
С Ы Н. Прекратите, хватит, отец вернулся с работы. (Мать и Сноха спеша начинают собирать осколки посуды. Сын идет к двери.)
С Н О Х А. Подождите, подождите!
М А Т Ь. Не спеши сынок!

Пока звонок продолжает звенеть, Мать и Сноха уничтожают часть следов боя. Только после этого сын открывает дверь. Входит Отец, одним взглядом схватывает обстановку, но также как и Сын, равнодушно заходит вовнутрь дома, будто ничего не видя и не понимая, и выходит оттуда, одев пижаму. За это время Сноха заканчивает накрывать на стол. Все молча садятся за стол.

О Т Е Ц. Салом!
ВСЕ (торопливо в замешательстве). Салом! Салом! (Опять молча, нахмурившись, начинают есть. Когда доходит черед чая Отец смеется.)
М А Т Ь (с облегчением). Почему вы смеётесь, отец?
О Т Е Ц. Смеюсь делам на этом свете, мать. Удивительным делам на этом свете.
М А Т Ь. То есть?
О Т Е Ц (сразу не отвечает, сам себе, но сердито, резко). Неужели что-нибудь случится с людьми, которые, в конце концов, обязаны будут помириться, если они с самого начала порешат жить мирно?
С Ы Н. Отец, а можем ли мы узнать об этих удивительных делах людей?

Отец нарочито хранит молчание.

С Н О Х А. Не лишайте нас возможности поучиться кое-чему на опыте этих славных людских дел, папочка.
О Т Е Ц. Меня очень радует это ваше желание, сношенька. (Слово «сношенька» отец произносит укоризненно, но без какой-либо иронии, даже с искренней любовью. Интересно, что хотя домашние скандалы ужасны, они не смогли заглушить привязанность отца к Снохе.) Ибо этот разговор касается непосредственно Вас, сноха.
М А Т Ь. Да, каждый раз ошибается не ваша Сноха, а я.
О Т Е Ц. Не каждый раз. Вы оба, как будто сговорившись, ошибаетесь по очереди. На этот раз ошиблись вы. Потому что разговор, сведения, которые я принес с улицы, имеют отношение и к вам, и даже к вам больше.
СЫН. Мы вас слушаем, папочка.
О Т Е Ц опять нарочно хранит молчание.
М А Т Ь (нетерпеливо). Отец, вы можете хотя бы раз не тянуть, и не изводя всех за раз все выложить.
 О Т Е Ц ( ещё немного помолчав, в тоне человека, принесшего чрезвычайную весть). И будет всем известно, что в семье Нарбаевых воцарился мир.
ВСЕ. В семье Нарбаевых? Мир?
О Т Е Ц. Да, семья Нарбаевых стала жить совсем мирно.
СНОХА. Не может быть!
СЫН. В это нельзя поверить!
МАТЬ. Невозможно!
СЫН. Ведь в доме Нарбаевых уже двадцать лет свекровь и сноха грызутся как кошка с собакой.
О Т Е Ц. Да, сынок. В этом доме бедный Нарбаев давно чуть было не оглох от ссор свекрови и снохи. А вот теперь он совершенно избавился от этой напасти.
МАТЬ. Что сноха умерла?
О Т Е Ц. Нет. Сноха Нарбаева жива.
СНОХА. А свекровь? Жена Нарбаева жива?
О Т Е Ц. Да, свекровь тоже жива.
СЫН. Если эта семья стала жить в мире и согласии, то это – просто чудо!
МАТЬ и СНОХА (вместе). Да, чудо.
О Т Е Ц. Именно вот это чудо заставило меня сегодня прибежать к Нарбаеву.
СЫН (нетерпеливо). Результат?
СНОХА. Что вы узнали у Нарбаева?
О Т Е Ц. Нарбаева подтвердил, что в его семье установлен мир, свекровь и сноха стали очень дружны. Я, конечно, поинтересовался у Нарбаева, как он этого добился.
ВСЕ. Ну?
О Т Е Ц. К сожалению Нарбаев отказался объяснить мен это чудо.
ВСЕ. Почему?
О Т Е Ц. Оказывается это чудо – их семейная тайна.
ВСЕ. Как жаль…
О Т Е Ц. Но Нарбаев говорит, что на окраине нашего города на одной из дачных улиц есть один дом. Он известен в городе под названием «Дом Миротворцев». Люди, живущие в этом доме, и утихомирили семью Нарбаевых, а до них ещё несколько семей…
СЫН. Нам надо найти это дом.
О Т Е Ц. Нарбаев и посоветовал мне отправить твою мать и жену в этот «дом Миротворцев» (Примирителей). Тайну умиротворения неспокойной семьи, оказывается, знают только люди из этого дома. В доме Нарбаевых установился мир только, после того, как свекровь и сноха побывали в этом доме.
СЫН. Мамочка, сходите, пожалуйста, к этим людям – миротворцам. Авось, дадут хороший совет.
МАТЬ. Кто виноват в неспокойствии в нашей семье, тому и пристало идти к людям – миротворцам.
СНОХА. Опять я? Так что ли?
МАТЬ. А кто же, если не вы? В неспокойствии в нашей семье виноваты, конечно, вы.
СНОХА. Ой, папа, эй муж! Когда я избавлюсь от этой клеветы? Когда?
О Т Е Ц. Сношенька, вы моложе. Начните это доброе дело вы. Пойдите первая к людям – чудотворцам.
СНОХА. Да пусть отсохнут мои ноги, если я пойду!
МАТЬ. Пусть я умру, не сходя с места, если пойду туда! (Долгое молчание.)
СЫН (обрадовавшись, будто сделал открытие). Папочка!
О Т Е Ц. Я тебя слушаю.
СЫН. По-моему мы сами можем подумать и узнать тайну, которая утихомирила семью Нарбаевых.
О Т Е Ц. А как?
СЫН. Сначала надо выяснить, с чего началась враждебность двух членов нашей семье. Когда найдем конец путеводной нити, дальше дело пойдет легче.
О Т Е Ц. Да, если узнать первопричину вражды, покончить со ссорой будет легче
СЫН. Мамочка, а ну–ка скажите, с чего начались плохие взаимоотношения между моей женой и вами. (Мать задумывается.) Умоляю вас, скажите честно и откровенно. (Мать все ещё в раздумье. Сын обращается к жене.) Мама стесняется говорить, скажите вы женушка, с чего началась холодность в ваших отношениях?
СНОХА (по-настоящему стараясь вспомнить, искренне признается). Не помню.
СЫН (матери). Тогда скажите вы, мамочка.
О Т Е Ц. Умоляем!
М А Т Ь (резко отцу). Странный вы человек, отец. Как я могу помнить то, что забыла сноха, которая намного моложе меня?
СЫН. Папочка, может вы знаете, почему в этом доме испортились отношения между свекровью и снохой? Ведь вы свидетель всех событий в этом доме.
О Т Е Ц. Если сами дерущиеся не знают с чего началась драка, то откуда мне, несчастному зрителю знать это? (Невольно переходит на шутку.) Вообще – то говоря, то есть если подойти к вопросу с философской точки зрения…
М А Т Ь (раздраженно). Вы опять ухватились за философию...
О Т Е Ц. Когда человек оказывается в тупике философия очень облегчает его положение, ханум… Если подойти к вопросу с философской точки зрения, то разновидностей, или, называя научным термином, вариантов начала семейной вражды очень много, сынок. Вариантам причин нет числа, но результат один – из семьи исчезает прелесть семейной жизни, в еду членов семьи вносится отрава, и, в конце концов, все как один становится несчастными.
СЫН (иронически). Вы хорошо обобщили жизненный опыт нашей семьи, спасибо, отец. Но я в растерянности от того, что не понимаю каково практическое значение тех новых и глубоко философских выводов, к которым вы пришли.
О Т Е Ц (в том же полушутливом тоне). Не правильно сразу искать в каждом важном философском выводе практическое значение. Иные прекрасные философские выводы находят свое практическое применение через много лет, а иногда и через много веков. Хорошо если и философские выводы твоего отца принесут пользу людям двадцать первого века, сынок.
СЫН. Да смейтесь, отец, смейтесь. Вы не горели между двух огней, именующимися Мать и Сноха!
М А Т Ь. Да, когда мы поженились, твой отец был сиротой.
О Т Е Ц. Да, моя мама, то есть твоя бедная бабушка, чтобы не ставить меня в трудное положение, своевременно и добровольно поменяла свою квартиру в этом мире на квартиру на том свете.
СЫН (с досадой). Своими шутками вы хотите, чтобы я опять расплакался?
О Т Е Ц (с досадой). Нет, сынок, я сам хочу опять поплакать. Я сам!

Звенит звонок. Сноха, вдруг обрадовавшись, торопливо открывает дверь. Входит Дочь. В руках у Дочери студенческий портфель. У неё хорошее настроение, на лице у нее выражение твердости, как у человека, решившегося на подвиги.

ДОЧЬ. Ассалому алейкум, папочка!
О Т Е Ц (удивляясь ее настроению). Ваалейкум!
ДОЧЬ (другим). Салом!
ВСЕ. Салом!
СНОХА (с полностью изменившимся настроением, весело. С искренней нежностью к Дочери). Садитесь скорее к столу, сестренка. Вы опоздали, мы вынуждены были сесть ужинать без вас.
ДОЧЬ. Сейчас. (Заходит во внутренние комнаты, выходит оттуда переодевшись. Ласково поцеловав Мать и Отца, садится за стол.)
О Т Е Ц (не сводя глаз с дочери). Что – то у тебя очень хорошее настроение, дочка?
ДОЧЬ. Отличное, папочка. Отличное настроение.
М А Т Ь. Мы, можно сказать, никогда не видели тебя в таком настроении…
ДОЧЬ. Сегодня читали лекции не один, а сразу два профессора, которые очень нравятся нам - студентам. Мы слушали уроки с удовольствием. А после лекции я…(Смотрит на Мать, теряется, не решаясь продолжить).
СНОХА (стараясь помочь). Да понятно. После лекций вы снова встретились с вашим женихом и…
М А Т Ь (вздрогнув, останавливает ее на полуслове). Не забывайте сноха, у моей дочери нет жениха. (Дочь усмехнулась).
СНОХА. Почему это у вашей дочери нет жениха? А мой брат?
М А Т Ь. Я вам тысячу раз говорила, ваш брат не может быть женихом моей дочери. Или вы из–за вашей забывчивости опять запамятовали?
СНОХА. Да разве можно забыть такую вещь? Но…(Стесняясь говорить замолкает.)
М А Т Ь (сердито). Что за «но»? (Угрожающе всматривается в каждого.) Или в этом доне мое слово уже ничто, а слово снохи имеет вес? (Бросает острый взгляд на Отца. Отец склонив голову молчит.) С каких пор в этом доме мое слово потеряло значение? (Отец задумывается, молчит. Мать все больше выходит из себя.) А вы что даже звука не подаете, будто набрали в рот воды?
О Т Е Ц. Думаю мать, думаю.
М А Т Ь. Если вы спутник моей жизни, отец двух моих детей, ну-ка скажите-ка. Кому в этом доме принадлежит решающее слово? Кто в этой семье самая важная? Я важная или ваша сноха важная?
О Т Е Ц (сыну). Началась!
СЫН. Началась давнишняя и вечная ссора.
О Т Е Ц. Вот, сын мой, вариант который ты искал. Очень часто встречающийся вариант причины семейного неспокойствия. Так сказать, вариант вариантов. «Кто важная? Ты важная или я»?
________________________
I.В оригинале сохранено русское слово «важная», в смыслах. «решающая», «та, которой принадлежит решающее слово», «хозяйка дома».

М А Т Ь. Да, да кто важная? Я или ваша сноха? И судьба вашей дочери сейчас зависит от решения этого вопроса.
О Т Е Ц. Почему? Женушка? Судьба нашей дочери в первую очередь в её собственных руках.
СНОХА. Ваша дочь сама давно нашла себе жениха. Этого жениха знают все. И все признают его.
М А Т Ь. Я не признаю его. Я! Я забраковала жениха, которого выбрала моя дочь. Забраковала!
СНОХА. Чем плох мой брат? Чем? (Мать, не зная, что сказать замолкает.)
 О Т Е Ц. Действительно, чем плохо жених, выбранный нашей дочерью. Наша дочь любит этого парня, его же любовь к нашей дочери – целая поэма, сказка. Наш жених-парень отличного поведения и нрава. У него прекрасная профессия, золотые руки. Если с одной стороны его отец, с другой – мы будем помогать, то наш будущий зять быстро встанет на ноги, сумеет прокормить семью, сумеет, пусть даже на среднем уровне, обеспечить детей. Ну, какое мы имеем право требовать от его большего? (Мать все еще не знает что сказать.)
СНОХА. Ну, а теперь мамочка, скажите-ка по справедливости (плачет), чем плох мой брат?
М А Т Ь (злобно кричит). Сестра у него плохая, сестра!
СЫН. Так, мамочка, чем плоха моя жена?
М А Т Ь. Говоришь - словно не знаешь. Твоя жена говорит: «Кто важный в этом доме? Я важная!»
СНОХА. Нет, это вы так говорите, вы, мамочка!
СЫН. В самом деле, это вы говорите: «Кто важный в этом доме? Я важная!»
М А Т Ь. Говорю, значит, имею право. Или не имею? (Сын не знает что сказать.) Отец, сын ваш танцует под бубен своей жены. Вы скажите, вы, в этом доме я важная или ваша любимая сноха важная? Почему вы молчите? Почему?
СЫН (выходя из себя). Когда кончатся эти скандалы, мучения, когда?
ДОЧЬ. Сегодня кончатся, сегодня!
О Т Е Ц. Что значат твои слова, доченька?
ДОЧЬ. Сегодня придут сваты.
ВСЕ. Сваты?
ДОЧЬ. Да сваты.
О Т Е Ц и Сын. Кто?
ДОЧЬ. Увидите.
М А Т Ь. Я у тебя не буду спрашивать, кто этот сват, дочка. Как бы то ни было, этот сват авось избавит меня от беспокойства того (Бросает насмешливый взгляд на Сноху.) нерадивого Жениха. (Звенит звонок.)
ДОЧЬ. Вот сват пришел.
М А Т Ь. Слава богу!
ДОЧЬ. Мамочка, свату можно зайти?
М А Т Ь (радостно). Скажи, пусть скорее заходит. (Дочь спешит открыть дверь.) Подожди, доченька! Девушка не должна открывать свату дверь. Это не удобно.
О Т Е Ц. Сноха откройте вы свату дверь.
М А Т Ь. Нет, такому приносящему спасение свату дверь открою я сама! (Идет торжественно открывает дверь и здоровается согнувшись.) Добро пожаловать, милый. (Подняв голову на пороге видит Жениха. Мать пятится назад, будто ее ударила молния, начинает падать. Отец и Сын успевают ее удержать.)
СЫН. Вот тебе и сват!
О Т Е Ц. Вот это бесподобно!
СНОХА. Заходи брат, заходи.
ДОЧЬ. Заходите. (Жених переступает порог.)
М А Т Ь (придя в себя). О боже! Что это за выходка?
О Т Е Ц (Жениху, указывая почетное место за столом). Проходите, пожалуйста, сюда, хороший джигит!
СЫН. Да, проходите на почетное место, проходите! (Жених занимает место за столом.)
Ж Е Н И Х (ждет молитвы. Но никто из сидящих не вспоминает о молитве. Молчание.). Ну, мы пришли, пусть беда не придет! Аминь! (Все молчат и смотрят на Мать).
М А Т Ь. Да – да, пусть беда не придет, беда! (Нехотя раскрывает руки для молитвы. Все говорят «Аминь». Опять воцаряется тягостное молчание.)
Ж Е Н И Х. Ваша дочь, наверное, сказала вам, с каким благим намерением пришел я сюда.
ДОЧЬ. Я только начала говорить и тут вы явились.
М А Т Ь (с насмешкой). Да, ты немного поспешил с приходом в этот дом, джигит.
Ж Е Н И Х (нарочно не обращает внимание на насмешку и улыбается). Да, спешка в добром деле – само по себе добро!)
СЫН О Т Е Ц и СНОХА . Вот именно! (Опять молчание).
Ж Е Н И Х (вдруг). Я пришел свататься. (Все удивлены. Опять молчание.)
М А Т Ь. Кого вы пришли сватать?
Ж Е Н И Х. Вашу дочь. Я пришел сватать вашу дочь.
М А Т Ь. Для кого?
Ж Е Н И Х (прикидываясь простачком). Я не понял вашего вопроса.
О Т Е Ц (ели сдерживая смех). То есть, для кого ты сватаешь нашу дочь, славный джигит?
Ж Е Н И Х (без всякого стеснения). А для кого же ещё? Для себя, конечно!
СЫН и О Т Е Ц. Вот тебе и на!
М А Т Ь. Эй, люди, да что это такое? Что же это? (Молчание.)
СЫН (смеясь). Ты решился внести большое изменение в правила женитьбы. Хвала твоей смелости, джигит!
Ж Е Н И Х. Я благодарю вас за то, что вы оценили мою смелость, родственник!
О Т Е Ц (иронически). В сей исторический момент, когда наша молодежь вносит революционные изменения во все сферы нашей жизни, ты решил сделать революционный шаг в сфере женитьбы, да славный джигит?
Ж Е Н И Х (игнорируя иронию, серьезно). Я понял, что не хорошо отставать от других!
МАТЬ (с насмешкой). Так значит ты революционный сват, джигит?
Ж Е Н И Х (нарочно не замечая насмешку, со сделанным пафосом). «Революционный сват!». Вы нашли прекрасный термин, тетушка. Такого глубоко научного термина не может найти даже доктор наук. Тетушка, а вы, оказывается, мыслите на высоком научном уровне.
ДОЧЬ (жениху, тихо). Вы отдалились от цели.
Ж Е Н И Х (Дочери, тихо). Не спешите, дайте, я немного смягчу вашу мать.
МАТЬ (продолжая иронию, колко). Благодарение аллаху, появившись на свет мы, наконец, революционного свата увидели.
О Т Е Ц (перейдя на шутку). Да, оказывается на роду было написано счастье лицезреть революционного свата…
 СЫН (продолжая мысль и иронию отца). А мы жили в невежестве, в невежестве… Мы, благодарны тебе, человеку, который дал нам, наконец, возможность наслаждаться таким счастьем, джигит.
Ж Е Н И Х (опять прикидываясь простачком). А я потому спешил к вам, и верил, что вы будете мне благодарны за это, тетушка… Кого бы я не просил быть сватом и пойти в ваш дом, все отвечали отказом. Все говорят о плохом взаимоотношении свекрови и снохи в этом доме, боятся уйти отсюда без результата. У меня не осталось иного выхода, как быть сватом самому себе.
МАТЬ (горестно качает головой). В махалле ходят слухи, что ты стал немного «того». (Показывает знаком «чокнулся».) Похоже, что это правда, джигит.
Ж Е Н И Х (сразу). Правда, тетушка, ей богу, правда. С тех пор как вы втиснулись между мною и вашей дочерью, я стал «того».
МАТЬ. Ты слышишь слова избранного тобою жениха, доченька?
ДОЧЬ. Слышу, мамочка, слышу. Если вы и дальше будете стоять стеной против нашего счастья, ничего не стоит и мне стать «того».
М А Т Ь. О горе мне!
Ж Е Н И Х. Тетушка, из–за вашего вмешательства моё счастье повисло на подвеске также недосягаемо высоко, как тыква моей тетки. И теперь, чтобы достать эту тыкву я должен найти лестницу.
ВСЕ. Лестницу?
М А Т Ь. Эти разговоры у тебя тоже в связи с тем, что ты «того?»
Ж Е Н И Х (став серьезным). Нет! Это очень серьезно, тетушка. Я должен найти человека, который был бы опорой мне в достижении моего счастья, которое повисло на высокой подвеске.
М А Т Ь. Кто этот человек?
Ж Е Н И Х. Вы, тетушка, вы!
М А Т Ь. Я?
Ж Е Н И Х. Именно вы.
М А Т Ь. Что я тебе уже и лестницей стала? (К окружающим.) Я же вам говорила, что у этого человека не хватает одного винтика.
Ж Е Н И Х (сразу). Правильно! Чем больше вы, тетушка, сопротивляетесь моему счастью, тем количество винтиков во мне все более уменьшается, остается совсем без винтиков, мамочка!
М А Т Ь. Я с вами не шучу, глупцы!
Ж Е Н И Х. Мы тоже серьезно вас предупреждаем, тетушка.
М А Т Ь. Не называй меня «тетушкой», бессовестный!
Ж Е Н И Х. Почему же не называть вас тетушкой, тетушка? Я же называю вас «тетушкой» из уважения. Я в этом доме больше всех уважаю вас, тетушка потому что в этом доме кто важный? Вы важная. Чье мнение решающее в этом доме – ваше мнение.
М А Т Ь (сразу помягчев). И - е, похоже, что у этого джигит вполне нормальный ум.
О Т Е Ц. Да, мудрость джигита видна сразу. (Жениху тихо.) Не робей, джигит!
Ж Е Н И Х. Ум у меня есть, тетушка! Есть! Но каждый раз, как только передо мной появляетесь вы, я сам собой сразу становлюсь «того». Болен я тетушка, болен.
М А Т Ь. Если болезнь твоя зависит от теня, я вылечу тебя. Потому что ты оказался не только мудрым, но и храбрым. Ты не боишься сказать правду людям в лицо.
О Т Е Ц. Да, этот джигит достоин того, чтобы его называли даже героем.
Ж Е Н И Х (сгоряча, не задумавшись). Можно! Тысячу раз можно!
М А Т Ь. Я обязательно вылечу этого мудрого и храброго джигита.
Ж Е Н И Х (радостно). На всю жизнь я буду рабом вашим, тетушка. День и ночь буду объяснять всем разиням мира, кто в этом доме самый важный.
М А Т Ь (вконец растаяв). Нет, джигит. Ты не будешь мне рабом. Я тебя возьму в сыновья.
Ж Е Н И Х (испуганно). В сыновья? Но я не согласен на это.
М А Т Ь. Почему?
Ж Е Н И Х. Ели я стану вам сыном, то это… Ну это…
М А Т Ь. Ты хочешь сказать, что хотел бы быть зятем?
Ж Е Н И Х. Да, мне больше нравится быть зятем, чем сыном.
М А Т Ь. Не пугайся, джигит, сперва я тебя сделаю зятем, потом буду носить тебя на руках, буду любить тебя больше чем сына. Чтобы… (Бросает колкий взгляд на сына.)
 СЫН (перехватив ее мысль). Чтобы сыновьям подобным мне…
М А Т Ь. Чтобы неверным сыновьям…
СЫН. Да, чтобы неверным сыновьям, подобным мне, это стало уроком.
М А Т Ь. Я восхищена, хоть раз ты правильно понял мои слова, сынок. (Жениху). Иди сюда, сынок, сядь рядом. (Жених идет и садится по правую сторону указанного матерью.) И ты садись, доченька. (Сажает дочь по левую сторону себя.) Теперь ты будешь мне и дочь и единственная сноха.
О Т Е Ц. Вы говорите это серьезно, жена?
М А Т Ь. Э, это вы любите шутовство. А я все дела делаю серьезно.
Ж Е Н И Х (торопливо). Оказывается, вы делаете дело обстоятельно, тетушка.
М А Т Ь. Ты можешь меня называть «мамочкой», сынок.
Ж Е Н И Х. Оказывается вы делаете дело обстоятельно, мамочка.
М А Т Ь. Молодец. (Ласково гладит по голове Жениха и дочь. Сноха растерянно стоящая в углу в гневе.)
Ж Е Н И Х (вскочив). Давайте запечатлим этот торжественный исторический момент, мамочка. (Снимает с шей фотоаппарат и готовиться снимать.) Я всегда ношу собой это чудо девятнадцатого века, чтобы не проворонить тот момент, когда вдруг в один счастливый день и в один счастливый час раскроется цветок моего счастья. Вот пришел тот день, и тот час… Я так сниму ваше фото, что это будет лучшим образчиком семейного портрета. Ну–ка садитесь вот сюда. (Всех сажает по задуманной композиции, но забывает о Снохе. Направив аппарат сам садится с правой стороны от Матери.) Через одну минуту вспыхнет магний, и все мы войдем в историю. Внимание! (Ждут. Мать потешаясь, показывает язык Снохе.)
СНОХА (вспомнив старую обиду, гневно). Остановитесь!
М А Т Ь. Не мешайте, сноха. Сейчас вспыхнет магний.
СНОХА. А мне то что, от того что он вспыхнет? Вы не спишите попасть в историю, гордясь тем, что нашли себе ещё одного союзника. (Идет к брату, кричит). Эй ты, мудрый зять, храбрый сын! Почему, будучи твоей сестрой, не я являюсь для тебя самой важной, а та чужая женщина?
СЫН. Женушка, не порть успешно завершающееся дело. Признай, что мама «важная» ради счастья вашего брата.
О Т Е Ц. Признайте хоть один раз, сноха.
СНОХА. Нет, не признаю.
М А Т Ь. Даже если ваш брат говорит, что я важная?
СНОХА. Мой брат лжет. Он вам подхалимничает. На самом же деле его мнение иное. Я это знаю хорошо.
М А Т Ь. Ах, так?
СНОХА. Да, именно так.
М А Т Ь (указывая Жениху на дверь). Эй, сват, убирайся отсюда! У меня нет дочери для лжеца и подхалима! (Вспыхивает магний).
Ж Е Н И Х (к снохе с горечью). Вот я вошел в историю в тот момент, когда меня выгоняли из этого дома. Что вы наделали, сестра?
СНОХА (тихо). Прости брат, не сдержалась… Начни теперь сначала. Я тебя поддержу.
Ж Е Н И Х. Те ваши слова пришлись мне по душе, тетушка. (Все удивлены.)
М А Т Ь. Какие? Чем же мои слова тебе понравились?
Ж Е Н И Х. Вы, наконец, признали меня сватом. Сейчас для меня и этого досрочно.
СНОХА. Извините, я забыла. Для свата надо накрыт на стол. (Встает с места, чтобы идти в комнату.)
М А Т Ь. Зачем же ещё накрывать на стол? (Сноха бросает на отца вопросительный взгляд, ждет распоряжение.)
О Т Е Ц. Действительно, повремените с накрыванием стола, сноха. Хорошо, когда накрыв стол, для свата ломают лепешки, то есть дают благословение свадьбе. Пока что, похоже, что лепешки не будут ломать. (Жених и Дочь будто сговорившись заранее, шепчутся. Дочь уходит во внутренние комнаты.)
СНОХА. Если вы не желаете накрыть стол для моего брата, я сама накрою.
Ж Е Н И Х. Остановитесь, сестренка. Я не обижусь, если вы пока повремените с накрыванием стола. Давайте сначала решим проблему лестницы.
М А Т Ь (гневно). Опять он говорит о лестнице. (Неловкое молчание. Жених, ожидая выхода Дочери, смотрит в ту сторону.)
М А Т Ь. Что ты стоишь, остолбенев, джигит? Мы разрешаем тебе…
Ж Е Н И Х (нарочно прибивает). Разрешаете? Благодарю. (Всматривается во внутренние комнаты.)
М А Т Ь (со злобой). За что ты благодаришь?
Ж Е Н И Х. За то, что вы, вы разрешаете сыграть свадьбу. (Отец и Сын отвернувшись, смеются.)
М А Т Ь (показывая остальным, что Жених «того»). Я разрешаю тебе покинуть наш дом, можешь уходить, джигит! Уходить!
Ж Е Н И Х (ещё раз посмотрев во внутренние комнаты, специально тянет время). Да, нет же! Нет!
М А Т Ь. Не «нет», а «да», да! Уходи я тебе говорю! (Парень все ещё смотрит туда, куда ушла Дочь и не двигается с места.)
СНОХА. Мамочка, какое же вы имеете право разлучать двух молодых, назло мне.
М А Т Ь. Дочь родила я, я её воспитала. Ну – ка вон отсюда, бедовый сват!
Ж Е Н И Х (потеряв надежду на выход Дочери из внутренних комнат, говорит специально громко). Ладно, хорошо! Уйду, если гонят. (Имея в виду Дочь.) «Насильно мил не будешь» - говорят мудрецы.
М А Т Ь. Наконец – то ты пришел в себя, поумнел, джигит.
Ж Е Н И Х (все ещё думает о своем. Потеряв надежду, с болью говорит ещё громче). Я уйду, я не хочу быть наглым и насильником. «Собака с поводком на шее для охоты не годится» - говорят мудрецы.
М А Т Ь (принимая слова на свой счет). Что, что? Ты кого называешь собакой?
Ж Е Н И Х (в ужасе хватаясь за голову). Я говорю не о вас, тетушка!
М А Т Ь. Если не мне, так кому же ты говоришь? (Жених растерянно молчит.) Кто собака, кто?
Ж Е Н И Х (обращаясь к Дочери, которая во внутренних комнатах). Я собака! Это мне наполнили пазуху орехами – пустышками, это меня надули. Это я надеялся на неверных людей! Это я собака, я!
М А Т Ь. У меня нет дочери, чтобы выдавать за собаку! Убирайся! (Жених все ещё надеется, смотрит во внутренние комнаты.) Тебе говорю, убирайся, бессовестный!
Ж Е Н И Х. Ладно, тетушка, ладно. (В сторону Дочери. С горечью громко.) Раз вы говорите «уходи», я уйду. Обязательно уйду. Прощай! (Уходит. Дойдя до порога, видит Дочь, торопливо выходящую из внутренних комнат с чемоданом, обрадовавшись, останавливается.)
ДОЧЬ (подойдя к Жениху). До свидания, мамочка!
М А Т Ь. Постой, ты куда уходишь?
ДОЧЬ. К моему жениху. До свидания папочка!
М А Т Ь. Ты хорошенько подумала, прежде чем сделать этого?
ДОЧЬ. Я очень хорошо подумала, мамочка. До свидания брат!
М А Т Ь. А я, я? Что буду делать я? (Кричит.) Что будет с твоей матерью, эй тиранка?
ДОЧЬ. Ничего с вами не будет. Вы останетесь самым важным человеком в этом доме, мамочка. Ведь вам ничего и никого не надо, кроме вашей важности. (Уходит вместе с Женихом.)
М А Т Ь. Остановись, бесчестная девчонка.
ДОЧЬ. Что вы такое говорите, мамочка?
Ж Е Н И Х. Это же оскорбление.
М А Т Ь (Жениху). Не оскорбление, а правда! Похоже, что между вами… между обоими… что – то было. (Все потрясены. Мать кричит на Жениха.) Да было! Было! Что ты сделал с моей дочерью, бессовестный!
ДОЧЬ (плачет). Попридержите свой язык, мамочка!
Ж Е Н И Х. И вам не стыдно так сомневаться в вашей дочери, тетушка?
СНОХА. Вы перешли всякие границы приличия, мой брат не из тех парней, которые способны на такую подлость!
М А Т Ь. Каждому свое ведется милее. Да, защищайте своего брата, хвалите.
О Т Е Ц. Вы тоже подумайте. Если бы между ними ничего не произошло, были бы они так нежны друг к другу и так дерзки к нам? Если бы тут что – то не было, разве дочь отреклась бы от матери, бросила бы дом, где она родилась и выросла?
ДОЧЬ. Мамочка, ну чем же мне доказать свою невинность? Чем?
О Т Е Ц. Докажи это своей чистой душой и правдивыми словами, доченька! Ради уважения к отцу, скажи правду: действительно ли между вами ничего непозволительного не произошло?
ДОЧЬ. Между нами нет нечего кроме любви, папочка! (Отец пристально смотрит в глаза Жениха.)
Ж Е Н И Х. Клянусь вам, между нами нет ничего кроме любви и целого чемодана писем, дядя!
ДОЧЬ. Пошли. (Уходят.)
М А Т Ь. Постой!.. (Умоляет.) Так ты и оставишь свою мать, которая вскормила тебя белым молоком и уйдешь с совершенно посторонним молодым человеком, доченька?
ДОЧЬ. Мамочка! Я благодарна вам на всю жизнь. Я буду любить вас до самой смерти. Но каждая дочь, если мать ставит условие «или я, или любимый»,- мучается, горит между двух огней, но все равно не может вырвать из сердца любимого. Что делать нам, детям, если таков закон природы, закон жизни, закон любви… До свидания, мамочка! (Уходит с Женихом.)
М А Т Ь. Неужели моя дочь ушла?
СЫН. Да, мамочка, ваша дочь ушла.
М А Т Ь. (Отцу). Она вправду ушла, отец?
О Т Е Ц. Ушла!
М А Т Ь. Нет, посмотрите, посмотрите – ка вслед за ней.
О Т Е Ц. Какая польза теперь смотреть?
М А Т Ь. Прошу вас посмотрите.
О Т Е Ц (смотрит). Далеко ушла.
М А Т Ь (со злобой). Очень Хорошо! Если дочь отреклась от меня, я тоже отрекаюсь от нее.
О Т Е Ц. До каких пор?
М А Т Ь. До моей смерти. До светопреставления!
О Т Е Ц. Чем терпеть горестную разлуку со своим ребенком, не лучше ли отказаться от одной вашей нелепой привычки, мать?
СЫН. Да, сделайте так, мамочка.
М А Т Ь. Какая же у меня есть нелепая привычка?
О Т Е Ц. Это самое… Это самое… «Кто важный»…
М А Т Ь (прерывая его слова). А я сказала, «я важная», значит я важная!
СЫН. Женушка, вы младше, вы…
СНОХА (прерывая его). А я сказала, «я важная», значит я важная!
О Т Е Ц (умоляет). Мать… умоляю… От этой привычки вам следует…
М А Т Ь (прерывая его). Сказала, не откажусь, значит, не откажусь! (Со злобой берет тарелку и хочет бросить на землю. Отец удерживает ее за руку.)
СЫН. Женушка, вы…
СНОХА. Сказала, не откажусь, значит, не откажусь! (Со злобой берет тарелку. Сын удерживает ее руку.)
О Т Е Ц. Держи крепче, сынок. Дочь наша ушла, пусть хоть посуда остается целой. (Обе женщины хотят бросить посуду, но мужчины осаливают их. Тарелки повисают в воздухе.)
_________________________
I. Вариант. «Мы потеряли дочь. Сохрани хоть посуду».

ТРЕТИЙ ЭПИЗОД

Улица. Подъезд того же дома. Из дома выходят Дочь и Жених, и устало садятся на крыльце.

ДОЧЬ. Что вы болтали там, у нас, милый сват?
Ж Е Н И Х. Я сам себя не понимаю. Идя на сватовство, я наметил прекрасный план действия, но как только увидел вашу маму, у меня все вылетело из головы. Ей, богу, теперь я сам не помню, как я вел себя, и что говорил, Когда вы задержались в комнатах, я чуть не получил разрыв сердца: я подумал что вы изменили нашему решению и не выйдете оттуда вовсе. От испуга я невольно закричал: «Собака с поводком на шее для охоты не годится»1). Я отвратительно грубил. Прошу вас извинить меня.2)
ДОЧЬ. Кто вспоминает прошедшее, тому глаза вон.3) (Пауза. Вздыхает.) Я с вами – вы не одиноки.
____________________________________________
1. Пословица. Сравни. «Насильно мил не будешь».
2. У узбеков жених и невеста говорят на «вы». (Также как и муж и жена).
3. Пословица. Буквально. «Что прошло – то простительно».

Ж Е Н И Х. Нет, когда я рядом с вами – вы не одиноки.
ДОЧЬ. Я это понимаю, но…
Ж Е Н И Х. Я теперь всю жизнь на руках буду носить ту, которая ради меня покинула дом, где родилась и выросла. (Из дома выходит Отец. Он рад, что дети не ушли далеко. Он прислушивается.)
ДОЧЬ. Я только сейчас по-настоящему поняла, как я вас люблю. Вы теперь дороги мне, в тысячу раз больше, чем раньше!
Ж Е Н И Х. Бесконечно благодарен вам!
ДОЧЬ. Но только теперь я почувствовала со всей силой, как я привязана к родительскому дому. Мне тяжело покидать его. Я как будто совершаю преступление, оставляя навсегда этот дорогой порог.
Ж Е Н И Х. Преступление? Вы каетесь в том, что мы сделали сейчас?
ДОЧЬ. Нет, я не каюсь в нашем поступке. Но то, что мы с вами сделали – и не радует меня. Мне особенно жалко маму. Я никогда не знала, что этот порог так дорого для меня.
О Т Е Ц. И это – естественно, дочь моя. Нет для человека ничего дороже, чем порог родительского дома. Недаром мудрецы говорили: «Для человека, решившего уехать далеко, самый высокий перевал на его пути – это порог его родного дома».
ДОЧЬ. Уезжая, люди мечтают о том дне, когда они вернутся в свой родной дом. Я же теперь, уходя из родного дома далеко, не смею мечтать об этом желанном возвращении. Я несчастна, отец!
О Т Е Ц. Не лишай себя счастья, дочка моя! Вернись сейчас же домой. Свадьба молодых – праздник для всех родных и друзей. И ваша свадьба должна быт такой. Семейная жизнь, начатая со ссоры с родителями - непрочна, она часто кончается плохо. Дочка моя, скорее вернись домой!
ДОЧЬ (задумавшись). Нет, дорогой отец. Вернуться теперь я не могу.
О Т Е Ц. Если ты не отказалась от меня, - вернись к своей матери. (Дочь колеблется, смотрит на Жениха.)
Ж Е Н И Х. Нет, ваша дочь, не может вернуться домой.
О Т Е Ц. Ты, джигит, пожалуйста, не торопись распоряжаться судьбой моей дочери. Дочка вернись!
ДОЧЬ. Извините отец. Пока в нашей семье существует эта ужасная ссора, мы вдвоем не можем начать нашу семейную жизнь иначе, чем сейчас. Ссора мамы со снохой – неодолимое препятствие на пути нашего счастья.
Ж Е Н И Х. Именно неодолимое препятствие!
О Т Е Ц. Неодолимое? Нет, вы ошибаетесь, дети мои. Способ убрать это действительно ужасное препятствие на вашим пути все же существует.
Ж Е Н И Х. Существует?
ДОЧЬ. Какой способ? Скорее, отец?
О Т Е Ц. Дочь моя, мы добьемся своего, если нам удастся отправить твою мать или сноху, - или хотя бы одну из них, - в так называемый «дом миротворцев».
ДОЧЬ. «Дом миротворцев»? Что это значит, отец?
Ж Е Н И Х. И что должен сделать я, чтобы ваш этот способ скорее дал результаты?
О Т Е Ц. Этот твой вопрос мне нравится, хороший джигит. (Дочери). Что значит «Дом миротворцев», я тебе объясню потом. А сейчас ты поспеши к своей матери, успокой ее. (Дочь с чемоданом в руках уходит в дом.) А ты,… а ты мне очень и очень нужен, сейчас, мой милый революционный сват. (Садится рядом с Женихом, чтобы посвятить его своему важному плану. Гаснет свет.)

ЧЕТВЕРТЫЙ ЭПИЗОД

Двор заброшенной загородной скромной дачи. Напротив – дверь, выходящая на улицу. Она закрыта на засов. В ближнем к зрителю углу маленькая терасса – шийпон. Она огорожена черной занавесью. Вокруг кладбищенская тишина, по-видимому, дача очень далека от города, наверное, даже на окраине дачного района, здесь даже шум транспорта слышен еле-еле. Двор пуст, будто здесь никто не живет. Из далека еле слышна музыка широко известной в Узбекистане музыкальной драмы «Тахир и Зухра». Наверное, кто – то слушает пластинку. Звенит дверной звонок. На терассе за занавеской слышен шум нескольких людей, которые быстро собираются и советуются. Опять звонок. Совет за занавеской вдруг прекращается. Из терассы выходят два человека и идут в сторону двери. Оба одеты как врачи в белые халаты, на лице у них черные маски. Они молча встают в обе стороны двери. Первый человек в маске смотрит через щель двери на улицу.
ПЕРВЫЙ ЧЕЛОВЕК В МАСКЕ (человеку на терассе). Учитель, женщина пришла.
УЧИТЕЛЬ (голос из–за занавески). Откройте дверь! ... Скорее! (Люди в масках открывают дверь, а сами прячутся за створки двери. На пороге Сноха. Она осматривается по сторонам, удивляется исчезновению людей, которые только что открыли дверь. Вдруг ею овладевает страх, она бросается в сторону двери, желая убежать, но сталкивается с двумя людьми в масках, которые закрывает на её глазах створки дверей и преграждают её путь. Сноха замирает в ужасе. Потом пытается силой открыть дверь и убежать. Люди в масках удерживают её.)
СНОХА. Отпустите меня! Отпустите! (Люди в масках молча крепко держат её.)
УЧИТЕЛЬ. (Голос за занавеской). Зря стараешься, гражданка! Сюда каждый приходит по своей воле, а уходит только с нашего позволения.
СНОХА. Кто вы? Почему в масках? Эй, человек за занавеской, почему вы прячетесь от меня?
УЧИТЕЛЬ. Гражданка, знай и не забывай ни на минуту: пришедшие сюда не имеют права задавать вопросы!
СНОХА. Извините.
ПЕРВЫЙ ЧЕЛОВЕК В МАСКЕ. Невоспитанная, скажи: «Извините учитель».
СНОХА. Извините, учитель. Я готова ответить на ваши вопросы об обстановке в нашей семье и её причинах.
УЧИТЕЛЬ. Мы сперва узнаем до мельчайших подробностей о жизни каждой семьи, а только потом призываем одного из её членов к себе. У нас нет вопросов к тебе.
СНОХА. Если у вас нет вопросов, жажду услышать ваши советы, учитель.
УЧИТЕЛЬ. Мы тебе дадим не совет, а поручение.
СНОХА. Я готова выполнить ваши поручения, учитель.
УЧИТЕЛЬ. Сначала поклянись, что никому не расскажешь о нас. Если ты кому нибудь расскажешь увиденное и услышанное здесь тобою, то мы тебя убьем. Ты согласна на это?
СНОХА. Клянусь, что если я разглашу вашу тайну, я согласна принять смерть.
УЧИТЕЛЬ. Молодец! Теперь подойди ближе! (Сноха идет к занавеске.) На, возьми! (Учитель подает что – то завернутое в бумагу и сразу же прячет руку.) Ты дай незаметно выпить это лекарство свекрови. Знай, это – яд! (Сноха вздрагивает.)
СНОХА. Не может быть! Не может быть!
УЧИТЕЛЬ. Не пугайся, гражданка. У этого яда нет ни запаха, ни вкуса. Он действует потихоньку в течение одного месяца и на тридцатый день насмерть свалит твою свекровь.
СНОХА. Убийцы! Я только теперь поняла, почему ваш учитель скрывается от меня, почему вы носите маски! Да, да вы подлые убийцы!
УЧИТЕЛЬ. Не горячись, не горячись! Это может тебе дорого обойтись! Ты оцени наши хорошие намерения и смелость!
СНОХА. Я пришла сюда из–за уважения к отцу нашего дома, из–за любви к мужу, ради счастья моего брата. У меня благие намерения. Почему же для успокоения нашей семьи я должна убить мою свекровь? Ведь вы, оказывается, успокоили семью Нарбаевых никого не убив?
УЧИТЕЛЬ. (Со злостью). Опять ты задаешь вопросы?
СНОХА. Других вопросов задавать не буду. Но ответьте хотя на один этот вопрос! Умоляю вас!
УЧИТЕЛЬ. Отвечу. Скандал в доме Нарбаевых перед скандалом в твоем доме - только «цветочки». Твои отношения со свекровью приняли очень острый характер. Ваш недуг идет с нагноением, его нельзя вылечить. От этой болезни может избавить только яд, яд.
СНОХА. Нет, нет. Я не могу согласиться на смерть моей свекрови.
УЧИТЕЛЬ (С угрозой). Не лги, нас не обманешь. Разве ты не желаешь своей свекрови смерти чуть ли не каждый день? Разве ты не высказываешь свое злодейское желание, даже в лицо своей свекрови?
СНОХА. Если я и говорила, что хочу смерти свекрови, то это были только слова. Сердцем это я никогда не желала.
УЧИТЕЛЬ. Опять лжешь. Если ты болтала только языком, то зачем заводишь каждый день скандалы по пустякам? От каждого скандала сокращается жизнь человека. Ты убиваешь свою свекровь, и свекровь твоя убивает тебя изо дня в день. Почему же ты удивляешься теперь тому, что мы тебе советуем убить сразу твою ненавистную свекровь в один день.
СНОХА. Нет! Нет! Я не могу ради своего счастья кого – то принести в жертву! Я не могу убить человека! (Бросает в сторону лекарство, сама бросается к двери, в надежде убежать. Люди масках крепко хватают её.) Отпустите меня! Отпустите меня! Будьте уверены, я вас не выдам. Ведь я поклялась! (Старается вырваться из рук людей в масках.)
 ПЕРВЫЙ ЧЕЛОВЕК В МАСКЕ. Учитель, эта гражданка, кажется, пришла сюда искать не спасения, а смерти.
УЧИТЕЛЬ. Тогда дайте ей то, что она искала. (Оба человека в масках с выхваченными ножами бросаются на Сноху.)
СНОХА. Стойте! (Люди в масках не останавливаются.) Учитель я согласна.
УЧИТЕЛЬ. Стойте джигиты. (Люди в масках освобождают руки Снохи.)
СНОХА. Дайте мне этот проклятый яд! (Люди в масках достают яд, лежащий на земле.) Откройте дверь! Я отправлюсь исполнять ваше поручение.
 УЧИТЕЛЬ. Подожди, гражданка. Тебе есть ещё одно поручение.
СНОХА. (Вздрогнув). Нет! Нет! Я не соглашусь на ваши другие поручения! Никогда!
УЧИТЕЛЬ. Не пугайся, гражданка. Это – безобидное поручение.
СНОХА. Безобидное?
УЧИТЕЛЬ. Начиная с сегодняшнего дня ты должна наладить хорошие отношения со своей свекровью.
СНОХА. Наладить хорошие отношения со свекровью? Странно…(После молчания.) Нет! Нет! Это мне не под силу.
УЧИТЕЛЬ. Это очень важное дело. Теперь твоя жизнь зависит от того, наладишь или не наладишь ты хорошие отношения со своей свекровью. Если ты сейчас же не улучшишь свои отношения со свекровью, то люди будут подозревать тебя, когда старуха вдруг умрет. (Сноха глубоко вздыхает.) Поползут не хорошие слухи, будут говорить: «Это сноха отравила, сноха убила старуху».
СНОХА. Вы правы, учитель. Ужасно! Ужасно!
УЧИТЕЛЬ. Хорошо если дело ещё кончится только разговорами да пересудами. Эти сплетни дойдут до ушей властей, и тогда начнется расследование. А после этого суд. А после суда…
СНОХА. Хорошо! Я попробую улучшить свои отношения со свекровью.
УЧИТЕЛЬ. Молодец! Ты должна хорошенько постараться. Через неделю, самое позднее – через десять дней, ты и свекровь должны стать настоящими друзьями.
СНОХА. Я этого обязательно добьюсь.
УЧИТЕЛЬ. Вот теперь можешь уходить! Только не забывай о клятве.
СНОХА. Не забуду!
ПЕРВЫЙ ЧЕЛОВЕК В МАСКЕ. Знай, гражданка: если ты нарушишь клятву, даже ты вознесешься на небо, мы за ноги тебя спустим…
ВТОРОЙ ЧЕЛОВЕК В МАСКЕ. Уйдешь под землю, и оттуда вытащим за уши и…
УЧИТЕЛЬ. Зароем тебя без савана. Поняла, гражданка?
СНОХА. Поняла! Поняла! (У порога про себя.) Пусть отсохнут мои ноги, которые привели меня сюда! (Уходит.)

 Люди в масках закрывают дверь и исчезают за черной занавеской. На терассе несколько секунд слышен шепот совещающихся. Звенит звонок уличной двери. Опять появляются два человека в масках и спешат к двери. Один из них смотрит через щель двери на улицу.

ПЕРВЫЙ ЧЕЛОВЕК В МАСКЕ. Учитель, пришла ещё одна посетительница.
УЧИТЕЛЬ. Впустите! Быстро!
Двое людей в масках в том же порядке, прячась за створки двери, начинают открывать дверь. Музыка из «Тахира и Зухры», еле слышная из – далека на протяжении всего эпизода, чуть усиливается. Свет гаснет раньше, чем мы увидим другую посетительницу у порога.

ПЯТЫЙ ЭПИЗОД

 Двор известный нам из второго эпизода. Время ближе к обеду. Дочь занята накрыванием большого стола. У нее хорошее настроение. Двигаясь проворно, она работает весело, напевая известную мелодию из «Тахира и Зухры», она почти танцует. Со стороны кухни входит Сноха, неся на руках нужные для сервировки стола вещи. Она помогает Дочери.
ДОЧЬ. Дорогая моя родственница!
СНОХА. Я вас слушаю!
ДОЧЬ. Вы не обидитесь, если я вам задам один вопрос?
СНОХА. Почему я должна обижаться? Говорите!
ДОЧЬ. Можно ли верить теперь в то, что ссора на тему «Кто важный – я важная » совсем прекратилась в нашей семье?
СНОХА. Но ведь скоро месяц как кончилась эта проклятая ссора. Мы с вашей мамой стали очень дружны. Почему вы не верите, видя это сами, видя своими глазами, дорогая?
ДОЧЬ. Я уже почти поверила в это, но…
СНОХА. Что «но»?
ДОЧЬ. Жених мой ещё совсем не верит, не верит в это. «Как это свекровь и сноха, столько лет ссорились, как кошка с собакой, и вдруг помирились? Этого не может быть». Так говорит мой жених. Извините, «как кошка с собакой» сказал ваш братишка, а не я, я только повторяю его слова.
СНОХА. Почему он так говорит? Ведь и я говорила ему давно, что мама совсем изменилась.
ДОЧЬ. Если бы вы объяснили мне одну вещь, и я поверила бы, и жених мой поверил бы в вашу дружбу с мамой.
СНОХА. Что мне объяснить вам, дорогая? (Из внутренних комнат выходит Мать и слышит разговор.)
ДОЧЬ. Как это ваши отношения друг к другу до такой степени улучшились, что вы и мама не чаете душу друг в друге? С чего же началось такое хорошее обращение, идеальные взаимоотношения?
СНОХА. (Вспоминая). С чего началось? А началось с очень, очень простой вещи. В один прекрасный день я проснулась, открыла глаза и поняла бессмысленность семейных ссор, познала цену жизни по настоящему, почувствовала, что мелкие ссоры подтачивают жизнь, как напильник, и решила вконец изменить отношение к свекрови, жить в мире и согласии с нею.
М А Т Ь. Ничего подобного, сношенька. Это не вы, а я, да я, в один прекрасный день проснулась, открыла глаза и поняла бессмысленность семейных ссор, познала по настоящему цену жизни, почувствовала, что мелкие ссоры подтачивают жизнь, как напильник, и решила изменить наконец, отношения со снохой, жить в мире и согласии с нею.
СНОХА. Нет, это я первая начала хорошо относится к вам.
М А Т Ь. Нет, это я первая начала нашу дружбу!
СНОХА. Нет, я начала. Я первая назвала вас от всего сердца «мамочка»!
М А Т Ь. Нет. Это я назвала вас от всего сердца «сношенькой»!
СНОХА. Нет, если бы я первая не назвала вас от всего сердца «мамочкой», вы бы не назвали меня «доченькой».
М А Т Ь. Нет, если бы я первая не назвала вас от всего сердца «доченькой», вы бы не назвали меня «мамочкой».
СНОХА. Нет, если бы я первая не начала…
М А Т Ь. Замолчите, сноха, замолчите! Один хоть раз воздержитесь! Если бы я раньше вас не решилась изменить наши взаимоотношения, никогда в этом доме не было мира.
СНОХА. Опять вы хотите сказать «я важная»!
М А Т Ь (кричит). Я важная или вы важная я не знаю, но раз я сказала: «В этом дом будет мир», значит, будет мир!
СНОХА (кричит). Нет! Нет! Я сказала: «В этом доме будет мир» значит, будет…(звенит звонок и вынуждает прекратить ссору.)
М А Т Ь. Ой боже! Ой, умереть мне! Жених твой пришел, доченька. Он услышал нашу ссору. Опять мы опозорились перед зятем! Опозорились!
ДОЧЬ. Больше всех этого позора боялась я. Теперь я потеряла жениха. На этот раз – навсегда потеряла.
М А Т Ь. Дело сделано. Открывай теперь дверь побыстрей. А то жених уйдет ещё. (Дочь открывает дверь. Входит Отец.)
М А Т Ь (обрадовавшись). Э, это вы, отец! (Отец отдает дочери продукты, которые он принес. Дочь уходит в сторону кухни.)
СНОХА и М А Т Ь. Слава богу!
О Т Е Ц. Вам кажется, не понравился мой приход?
М А Т Ь. Почему вы так говорите, отец?
О Т Е Ц. Вид у вас какой – то…, вспомнил. Вы ждали не меня. Да… сейчас вы будете принимать жениха нашей дочери.
СНОХА и М А Т Ь. Будем принимать.
О Т Е Ц. Да, мать, теперь для всех вас дорог не я, а будущий зять. Я теперь забракован, не кому я не нужен.
М А Т Ь (серьезно). Если вы даже не нужны остальным, то мне вы нужны, отец.
О Т Е Ц. Эти ваши слова мне очень по душе, женушка. (Смеясь.) Стойте твердо, на этих ваших словах! В этих словах есть глубокий смысл! (Сноха тоже смеется.)
М А Т Ь (искренне злится). Никак не можете остепениться.
____________________
 I/ В оригинале «Стать густым». В переносном значений это означает остепениться, отказаться, от легкомыслия молодости.

ДОЧЬ. Почему вы так побледнели, дорогая? (Сноха снова в растерянности. Звенит звонок.)
СНОХА (обрадовавшись выходу из положения). Откройте дверь, сестренка. Ваш жених пришел. (Дочь поспешно открывает дверь. Входит сын. В руках у него букет цветов к столу.)
СЫН. Я не опоздал?
О Т Е Ц. Ты пришел в очень счастливый час, сынок. Только что твоя мама клялась, что обеспечит мир в нашем доме на всю жизнь. (Снохе.) Теперь я надеюсь услышать такую же клятву и от вас. Ну – ка, скажите, сношенька, до каких пор продлится то счастливое время, которое царит в нашем доме в последние дни?
СНОХА (в тоне клятвы). До самой моей смерти! (Мать в сильном волнении роняет из рук посуду.)
СЫН. В чем дело, мамочка?
ДОЧЬ. Почему ты так побледнели, мамочка? (Мать молчит.)
О Т Е Ц. У нас дома сегодня происходят странные дела, друзья. Почему вы оба сейчас вспомнили о смерти? Почему вы оба в волнении? Это очень странно! Удивительно! Удивительно! (Ждет ответа от матери и снохи.) Почему вы оба онемели? (Звенит звонок.)
М А Т Ь. (Радостно, спешно). Открой дверь, доченька.
СНОХА. (Спешно, с радостью). Мой братишка пришел.
М А Т Ь (Дочери, бежавшей к двери). Стой, доченька! Я сама открою! (Успокоив дыхание, торжественно открывает дверь. На пороге Жених. Мать, согнувшись вдвое приветствует его от всей души.) Добро пожаловать, Милый человек! Пусть твои шаги принесут счастье в наш дом! (Жених вздрагивает, не может придти в себя, одно мгновение смотрит на Мать, приходит в себя и бежит прочь.)
О Т Е Ц. Доченька, твой жених сбежал!
М А Т Ь. Что это и сегодня на него нашел приступ той болезни?
О Т Е Ц. Иди доченька, поймай и приведи сюда своего жениха.
СЫН. Хорошо, что жених сбежал, что бы мы делали, если бы он упал сейчас без сознания.
СНОХА (взглянув на улицу, с радостью). Идут!
ВСЕ. Слава богу! (Дочь приводит Жениха, он идет впереди. Жених идет еле – еле, боязливо, под натиском Дочери идущей сзади.)
М А Т Ь (как будто ничего не случилось, весело). Почему ты испугался хороший джигит?2) Ведь я с тобой поздоровалась очень почтительно?
ЖЕНИХ. В прошлый раз тетушка, вы точно также очень почтительно здоровались. (Смеются.)
О Т Е Ц. Что было, то прошло. (Кто вспоминает прошлое. Тому глаз вон).1)
ВСЕ. Да, да, что было то прошло. (Молчание.)
М А Т Ь. Между тем разом и этим есть разница, как между небом и землей, сынок.
____________________________________
I. Имеется в виду сватовство жениха во втором эпизоде.
2. В узбекском языке «джигит» означает «парень», молодой человек, к «джигитовке» не имеет отношения.

Ж Е Н И Х. «Сынок» (К отцу.) Это правда, дядя?
О Т Е Ц. Правда. Верь словам твоего второго отца, сынок. (Жених, молча, всматривается в глаза Снохи.)
СНОХА. Да, братишка, да. Я клянусь, эти слова, всё хорошее, что ты слышал от твоей невесты, всё, всё, правда.
Ж Е Н И Х. Ну если так,… если так, я сейчас же приведу своего свата. (Идет к двери.)
О Т Е Ц. Сват теперь не нужен.
Ж Е Н И Х. Почему?
О Т Е Ц. Ну – ка, мать, объясните – ка сами нашему будущему сыну, почему сват теперь не нужен.
М А Т Ь. Сынок, ты сам однажды был сватом, стоящим всех сватов мира.
Ж Е Н И Х. Значит и вы решили сделать один революционный шаг вперед?
О Т Е Ц. Да, и нам не хотелось отставать от других. (Жених, не веря, смотрит в глаза Сына.)
СЫН. Свата, если он необходим, можешь прислать потом.
Ж Е Н И Х. Значит, значит, вы согласны на нашу свадьбу?
О Т Е Ц. Да, сынок.
М А Т Ь. Это наше железное решение.
Ж Е Н И Х (потеряв себя от радости). Ну, если так…ну, если так… ассалому алейкум, мои дорогие дважды родственники!
О Т Е Ц. Да, кстати, мы же не здоровались, ещё. Салом зять!
 ВСЕ. Салом! Салом!
О Т Е Ц (сам себе, довольный). Задача решена до конца! (Другим). Ну, вот и делу конец. Ну, а теперь сядем к столу. (Садятся.)
СЫН (поднимая бокал). В этом доме мне не хватало одного любящего младшего брата. Наши дорогие родители обретают ещё одного любимого сына. А сестренка нашла верного друга жизни. Давайте выпьем за здоровье этого хорошего джигита, из – за которого осуществляются мечты, столько добрых желаний нашей семьи.
О Т Е Ц. Да, выпьем за здоровье нового члена нашей семьи. (Пьют. Застолье продолжается в приподнятом настроении.)
Ж Е Н И Х. Я сфотографирую этот прекрасный момент. Пусть останется в истории.
О Т Е Ц. Снимай, сынок!
ДОЧЬ. Снимайте сейчас же. Моя мама непостоянная, она быстро меняется, как весенняя погода.
СЫН. Да, создай сейчас же фотодокумент, младший брат. А не то, мама изменится.
М А Т Ь. Я теперь никогда не изменюсь. (Специально пугая.) Если конечно найденный любимый младший брат вдруг не изменится, и не начнет претендовать на единоличное старшинство в нашем доме. (Шутя, бросает злобный взгляд на Сноху.)
Ж Е Н И Х (поспешно). Нет, нет. Я не на что не претендую, тетушка… То – есть, мамочка!
О Т Е Ц. В этом доме теперь никто не будет ни на что претендовать! Сказано и всё, так мать?
М А Т Ь (серьезно). Сказано и всё!
О Т Е Ц. Договорились, сношенька,
СНОХА. Договорились!
ВСЕ. Ну и хорошо.
О Т Е Ц (в сторону). Проклятие. Почему эти же люди не могли с самого начала решить жить мирно?
М А Т Ь. Вы чего там сами себе говорите, отец?
СНОХА. Да, что вы говорите?
О Т Е Ц. Я говорю, слава богу, что вы помирились. (Жениху.) Сегодняшней день, этот момент и вправду достоин войти в историю. Ну – ка, возьмись за свое фото, зять. (Жених наводит фотоаппарат и возвращается к столу.)
Ж Е Н И Х. Можете не спеша приводить себя в порядок. Я специально оставил досрочное время до съемки. (Все спешно приводят себя в порядок. Сноха вдруг начинает плакать.)
О Т Е Ц. В чем дело, сноха?
СНОХА. Я вспомнила свою покойную маму.
О Т Е Ц. Странно, что вы вспомнили покойницу в такой счастливый час.
СНОХА. Моя мама точно в такой же счастливый час дала своё благословение на мою с вашим сыном свадьбу, а на следующий день взяла да и скончалась. ( Плачет. Мать тоже плачет.)
СЫН. Тогда ваша свадьба запоздала на один год. И вы, мама, плачете, вспомнив это, да?
М А Т Ь. Нет, сынок! Я тоже плачу, вспомнив как моя бедная сватья вдруг взяла, да и скончалась. (Сноха встает с места и направляется во внутренние комнаты.)
О Т Е Ц. В чем ещё дело, сноха?
СНОХА. У меня есть одно важное дело. (Заходит в комнату и выходит оттуда неся шелковый узелок.)
М А Т Ь. Куда вы идете, сноха?
СНОХА. На кладбище. К могиле матери, Похоже, что если я не пойду и не выплачу хорошенько, то на сердце моем не полегчает. (Собирается уходить. Отец отводит ее в сторону.)
О Т Е Ц (тихо). Что за необходимость идти сейчас на кладбище, сноха?
СНОХА (тихо). Я иду не на кладбище, а в «дом миротворцев». Есть одна очень важная просьба к ним.
О Т Е Ц. Какая просьба?
СНОХА. Не могу сказать. Ведь я дала клятву. (Спешно уходит.)
О Т Е Ц. Вы сидите, продолжайте, беседуйте вдоволь. Я быстро вернусь.
М А Т Ь. А вы куда спешите?
О Т Е Ц (смотрит на часы). Я обвешал встретиться в это время с одним человеком. Я скоро вернусь. (Уходит.)
М А Т Ь (вставая с места). Мен тоже захотелось пойти на кладбище сейчас. (Заходит в комнаты и выходит с шелковым узелком.) Доброе дело не надо ни на один час откладывать. (Уходит.)
Ж Е Н И Х. Я тоже поеду. Я должен был встретиться с друзьями. Теперь лучше оставить вас молодых наедине. Веселитесь, дорогие. (Спешно уходит. Жених тоже собирается уходить, но не находит повода.)
ДОЧЬ. Вы тоже, оказывается, не знаете стыда. Брат захотел нас оставить наедине, а вы даже для вида не сказали «нет».
Ж Е Н И Х (радуется, будто нашел выход из трудного положения). Что, оставаться нам теперь наедине стыдно?
ДОЧЬ. Когда жених и невеста, сразу же после того как получили согласие родителей на свадьбу, стремятся оставаться наедине, это конечно стыдно.
Ж Е Н И Х. Если это стыдно, я тоже уйду. Не беспокойтесь, я вернулся раньше, чем все соберутся. (Быстро уходит.)
ДОЧЬ (уныло садится за стол). Что вообще происходит в нашем доме? Странно! Странно! (Вздыхает смотря на стол, сервировка которого так и осталась не тронутой, сидит, уныло опустив голову. Внезапно вспыхивает магний и щелкает фотоаппарат. Дочь вздрагивает. Через мгновенье перед нами – не жизнь, а только застывшее изображение.)

ШЕСТОЙ ЭПИЗОД

«Дом миротворцев». По-прежнему во дворе никого нет, царит тишина. Звенит дверной звонок. Появляются двое в масках, открывают дверь. На пороге Сноха. У нее на руках шелковый узелок.
ДВОЕ ЛЮДЕЙ В МАСКАХ (вместе). И – е! (Насильственно выталкивают Сноху на улицу и сразу закрывают дверь.)
СНОХА (стучит в дверь кулаком). Откройте дверь! Откройте!
ПЕРВЫЙ ЧЕЛОВЕК В МАСКЕ. Не старайся зря, гражданка! Теперь мы не пустим тебя сюда.
СНОХА. Почему?
ВТОРОЙ ЧЕЛОВЕК В МАСКЕ. Человек, пришедший сюда однажды, должен забыть навсегда к нам дорогу.
ПЕРВЫЙ ЧЕЛОВЕК В МАСКЕ. Это наше правило.
СНОХА (опять стучит в дверь). Умоляю вас, откройте. У меня есть важный разговор к Учителю.
ПЕРВЫЙ ЧЕЛОВЕК В МАСКЕ. Нет, не откроем.
ВТОРОЙ ЧЕЛОВЕК В МАСКЕ. Если тебе дорога жизнь, скорее уходи отсюда.
СНОХА. Не уйду, если даже убьёте! Не уйду! Откройте, говорю, откройте! (Сильно стучит в дверь.)
УЧИТЕЛЬ (громко, из – за занавески). Джигиты, ладно, впустите
Гражданку. Послушаем, что у неё за разговор. (Открывают дверь.)
СНОХА (на пороге). Спасибо, учитель!
УЧИТЕЛЬ. Говори, скорее, гражданка! Сейчас придут сюда другие клиенты. Говори.
СНОХА. Я пришла к вам с большой просьбой, учитель.
УЧИТЕЛЬ. Сначала скажи – ка, свекровь умерла?
СНОХА. До смерти моей свекрови есть ещё два дня, учитель. (Ждет вопроса. За занавеской слышится шелест тетради.)
УЧИТЕЛЬ. Правильно! И по нашей записи твоя свекровь должна скончаться тридцатого числа.
СНОХА (с глубоким сочувствием). Ужасный день!
УЧИТЕЛЬ. Наоборот, самый счастливый день для тебя! Ведь ты желаешь скорейшей смерти своей свекрови.
СНОХА. Я никогда не желала смерти моей свекрови. И сейчас не желаю.
УЧИТЕЛЬ. И сейчас не желаешь?
СНОХА. Совсем не желаю.
УЧИТЕЛЬ. Ведь ты же дала свекрови месяц назад лекарство данное нами?
СНОХА. Да, я несчастная совершила это преступление в то время, которое вы сказали.
УЧИТЕЛЬ. Ну и всё! То лекарство убьет твою свекровь через два дня.
СНОХА. Ужасно! Ужасно! Учитель, сделайте так, чтобы моя свекровь осталась в живых!
УЧИТЕЛЬ. Ты в своём уме, гражданка? Теперь этого невозможно сделать.
СНОХА. Умоляю учитель, сделайте что–нибудь! Сделайте! Я раскаиваюсь в своем поступке, раскаиваюсь!
 УЧИТЕЛЬ. Удивительно! Почему ты раньше была согласна на смерть своей свекров, а теперь раскаиваешься?
СНОХА. Потому что мы помирились со свекровью и дружны с нею, теперь мы с ней как мать и дитя нежны друг к другу. Я рано осталась сиротой, не насытилась материнской лаской. А теперь, как я могу убить собственными руками чистейшую женщину, которая по-настоящему заменила мне мать? (Навзрыд плачет.)
УЧИТЕЛЬ. Какая теперь польза от слез, гражданка? Пойми, наконец, теперь нет никого средства для спасения твоей свекрови от смерти.
СНОХА. Учитель, скажите: «Отдай свою жизнь», отдам, только спасите мою свекровь от смерти.
УЧИТЕЛЬ. Э, кому нужна твоя душа?
СНОХА (открывает узелок и кладет у занавески). Если вам не нужна моя душа, возьмите все мои сбережения! (Богатое содержимое узелка потрясает людей в масках.) Здесь все, что я накопила. Здесь все мои украшения. Здесь и деньги, которые мой брат копил на свадьбу.
ПЕРВЫЙ ЧЕЛОВЕК В МАСКЕ. Учитель, на этот раз плата (гонорар) очень большая.
ВТОРОЙ ЧЕЛОВЕК В МАСКЕ. Учитель, надо подумать, как помочь этой бедной женщине. (Молчание.)
УЧИТЕЛЬ. Ты нас поставила в очень трудное положение, гражданка.
ПЕРВЫЙ ЧЕЛОВЕК В МАСКЕ. Учитель, помните, как – то однажды приходила женщина с такой же просьбой…
УЧИТЕЛЬ. Но лекарство, данное нами той невестке, не спасло ее свекровь от яда.
ВТОРОЙ ЧЕЛОВЕК В МАСКЕ. Наверное то лекарство не могло перебороть яд, данный раньше, из–за того что мы дали мало.
СНОХА. Дайте мне того лекарства побольше. Я его попробую дать маме. Может быть, она не умрет.
УЧИТЕЛЬ. И в правду, нет больше другого выхода, чем дать и твоей свекрови того лекарства.
СНОХА. Дайте скорее мне то лекарство!
УЧИТЕЛЬ. Сейчас дам. Но ты должна строго соблюдать правила использования того лекарства.
СНОХА. Обязательно. Скажите скорее путь к спасению, учитель, а не то я сейчас лопну!
УЧИТЕЛЬ. Не спеши, гражданка, не спеши! Если собираешься лопнуть, лопнешь после смерти свекрови.
СНОХА. Умоляю, учитель: не каркайте.
УЧИТЕЛЬ (переходит давать инструкцию). На, возьми, вот это лекарство!
СНОХА. Тысячу раз благодарю, учитель!
УЧИТЕЛЬ. Не спеши благодарить, гражданка! Если твоя свекровь вдруг не умрет…
СНОХА. Моя свекровь может и умереть?
УЧИТЕЛЬ. О чем я тебе говорю столько времени? Ведь это лекарство – только эксперимент.
СНОХА. Ужас! Ужас!
УЧИТЕЛЬ. Теперь слушай мои слова.
СНОХА. Я всё – внимание, учитель.
УЧИТЕЛЬ. Лекарство, которое у тебя в руках бросишь в ведро горячей воды, и подождешь, пока растворится.
СНОХА. Подожду, пока растворится.
УЧИТЕЛЬ. Потом бросишь в ведро два горчичника.
СНОХА. Брошу два горчичника.
УЧИТЕЛЬ. Хорошенько помоешь ноги свекрови с мылом в горячей воде.
СНОХА. Помою.
УЧИТЕЛЬ. Потом попроси у старухи: пусть посидит, заснув ноги в это ведро 15-20 минут.
СНОХА. Будет сидеть. Я упрошу.
УЧИТЕЛЬ. Если не согласиться, заставь силой.
СНОХА. Хорошо, учитель. Если у меня не хватит сил, позову на помощь мужа.
УЧИТЕЛЬ. Молодец. Если ножная ванная продлиться более 20- минут, очень опасно.
СНОХА. Спасибо, за предупреждение.
УЧИТЕЛЬ. Ровно через 20 минут хорошенько вытрешь свекрови ноги новым, белым полотенцем.
СНОХА. Хорошенько вытру.
УЧИТЕЛЬ. Вот теперь можешь надеется, что остатки яда данного тобою могут выйти из тела через ноги.
СНОХА. Пусть сбудется то, что вы сказали, учитель!
УЧИТЕЛЬ. После каждой ванны уложишь старуху в постель, она должна поспать.
СНОХА. Должна поспать.
УЧИТЕЛЬ. Не забудь расстилать каждый раз под старуху новую, белую простынь.
СНОХА. Не забуду. (Усомнившись вдруг.) Почему я должна каждый раз расстилать под старуху новую, белую простынь?
УЧИТЕЛЬ. Простыни должны быть новыми, белыми, потому что, если яд данный раньше подействует и старуха умрет…
СНОХА. Зачем вы меня пугаете, учитель?
УЧИТЕЛЬ. Я говорю то, что может произойти. Но новое лекарство может подействовать, и свекровь может спастись от смерти.
СНОХА. Пусть сбудется то, что вы сказали, учитель.
УЧИТЕЛЬ. Запомни, после ножной ванны твоя свекровь и днем должна поспать.
СНОХА. У нее есть привычка спать в час дня. (Усомнившись вдруг.) Почему я должна обязательно уложить ее спать?
УЧИТЕЛЬ. Смерть старого человека во сне покажется людям естественнее. (Сноха вздрагивает. Учитель подает ещё одну бумагу.) Это лекарство дашь Старухе за час до ножной ванны. Ванны три раза в день. Прием лекарства два раза: утром и вечером. Поняла?
СНОХА. Очень хорошо поняла.
УЧИТЕЛЬ. Теперь спеши выполнить мои задания.
СНОХА. Я вам очень благодарна, учитель. (Выходя на улицу плачет.) Бедный мой брат! Тебе очень не повезло. Ты лишился своих сбережений! Что теперь будить с твоей свадьбой? (Выходит, громко плачет. С этого момента до прихода второго клиента люди в масках и учитель разговаривают другими голосами, их голоса кажутся нам теперь знакомыми.)
ПЕРВЫЙ ЧЕЛОВЕК В МАСКЕ. Вы, учитель прямо – таки угадали, с какой просьбой придет этот клиент.
ВТОРОЙ ЧЕЛОВЕК В МАСКЕ. Вы оказались прорицателем, учитель.
УЧИТЕЛЬ. Не спешите, приписывать мне звания, джигиты. Если придет и второй клиент, я буду претендовать на звание пророка. (Пауза.)
ПЕРВЫЙ ЧЕЛОВЕК В МАСКЕ. Учитель, по-моему, вы допустили одну ошибку при дачи инструкции. Извините, за мою дерзость.
УЧИТЕЛЬ. Какую ошибку я допустил?
ПЕРВЫЙ ЧЕЛОВЕК В МАСКЕ. Не было бы лучше, если бы вы рекомендовали клиенту мазать лекарство не на ноги, а на голову?
ВТОРОЙ ЧЕЛОВЕК В МАСКЕ. Правильный вопрос.
УЧИТЕЛЬ. Если человек, которого надо спасти от смерти молодой, я, как вы сказали, рекомендовали бы, мазать лекарство на голову. Но так как женщина – которую надо спасти – старая, я рекомендовал мазать лекарство на ноги. Потому что самое нежное место у старых – это ноги. Людям покажется более естественным, если человек начнет оживать с больных ног.
ПЕРВЫЙ ЧЕЛОВЕК В МАСКЕ. Это мудро.
ВТОРОЙ ЧЕЛОВЕК В МАСКЕ. Наш учитель никогда не ошибается. (Ждут. Звенит звонок. Двое людей в масках спешно открывают дверь. На пороге – Мать. У нее в руках точно такой же шелковый узелок, как и у Снохи. Люди в масках выталкивают её на улицу и быстро закрывают дверь.)
М А Т Ь (умоляет с улицы). Откройте дверь, откройте!
ПЕРВЫЙ ЧЕЛОВЕК В МАСКЕ (другим голосом). Не старайтесь зря, гражданка. Мы не пустим вас сюда!
М А Т Ь. Почему?
ВТОРОЙ ЧЕЛОВЕК В МАСКЕ (другим голосом). Человек, раз пришедший сюда, должен навсегда забыть дорогу в эту сторону.
ПЕРВЫЙ ЧЕЛОВЕК В МАСКЕ. Это наше правило.
М А Т Ь (громко стучит в дверь). Умоляю, откройте! У меня есть важный разговор к учителю.
ВТОРОЙ ЧЕЛОВЕК В МАСКЕ. Гражданка, если тебе дорога жизнь, уходи скорее отсюда!
М А Т Ь. Не уйду, даже если убьете! Не уйду! Откройте дверь, говорю вам, откройте! (Опять сильно стучит в дверь.)
УЧИТЕЛЬ (другим голосом). Джигиты, ладно, впустите гражданку. Послушаем – ка, какой у нее есть к нам разговор? (Люди в масках открывают дверь. Когда радостная Мать переступает торжественно порог, гаснет свет.)

СЕДЬМОЙ ЭПИЗОД

Знакомый нам со второго эпизода двор. Отец, Сын, Сноха и Жених сидят молча, будто ждут какого – то важного события. В стороне стол, накрытый на обед.
СНОХА. Хорошо, что сегодня суббота. Все мы дома.
О Т Е Ц. (изо всех сил делает вид ничего незнающего человека). Вы думаете, что сегодня в нашем доме произойдет какое – то важное событие?
СНОХА (задумавшись). Не знаю… Правду сказать, я просила всех вас быть дома, потому что беспокоюсь за мамино самочувствие. Я и брата позвала сюда обедать. А потом смотрю, это понравилось и маме.
СЫН (говоря неправду). Ведь утром за чаем у мамы было хорошее самочувствие.
СНОХА. Немного погодя, после чая мама спросила: «Сноха посмотрите, цвет моего лица не изменился?» Всматриваюсь внимательно, нет, цвет лица у нее хороший. Спрашиваю: «Мамочка, почему вы сегодня спрашиваете о цвете своего лица?» Мама говорит: «Сноха, вы не ответили сразу на мой вопрос, значит, я выгляжу плохо». Я говорю: «Нет. Цвет лица у вас хороший». Мама огорчилась и говорит: «Зачем вы лъжёте, сноха? Ведь отец утром сильно беспокоился и сказал мне: «У вас цвет лица какой – то странный. С вами что – нибудь случилось?» Так сказали вы, отец. Я тоже решила не делать вас лгуном и сказала маме: «Да, сегодня цвет лица у вас бледноватый, лицо немного осунувшееся». Она промолчала. Потом мама сама, как и каждый день, заставила мне мать голову, а после того как я вымыла свою голову, бедная мама, как и каждый день, промассажировала мою голову и помазала мои волосы приятно пахнущей мазью. Потом и я, как каждый день помыла маме ноги, помассажировала их, сделала ванну её ногам, потом помазала их мазью. Через некоторое время смотрю, у мамы бледнеет цвет лица. Спрашиваю: «Что с вами?» Она говорит: «Чем больше думаю, тем больше на меня действуют отцовские слова. Хорошенько посмотрите, какой цвет моего лица?» Смотрю и вправду, она как будто бы все большее бледнеет. «Почему вы молчите? Скажите правду», - говорит мама. «Правда, говорю я, цвет лица у вас не важный». И вправду у бедной мамы было бледное лицо. Хорошо, что пришло время её дневного сна. Ровно в час дня она легла спать. (С тяжестью на сердце замолкает.) Встанет ли мама здоровой? А, Папа?
О Т Е Ц. Почему не встанет? Как и каждый день бодро встанет.
СНОХА. Дай бог, чтобы слова ваши сбылись. (После молчания.) Мама бедная много беспокоилась перед сном. Она спрашивала: «Сношенька, кажется, сегодня и вы выглядите как – то странно. Вы себя чувствуете хорошо, дорогая?», - спрашивает она.
О Т Е Ц (лжет). Правду говоря, у вас тоже не важный цвет лица.
СЫН (нарочно отрицая). Нет, папа! Не наводите панику.
О Т Е Ц (специально). При чем тут паника? Посмотри на вид твоей жены.
Ж Е Н И Х (смотря). Мама сказала правильно. И в правду, у вас кажется нехорошее самочувствие, сестра.
СНОХА. Я чувствую себя отлично! (Замолкает, непроизвольно от души.) Я боюсь за мамино здоровье.
О Т Е Ц (специально). Не бойтесь, сноха. Старушка, как и каждый день, встанет и бодро зашагает.
СНОХА (от души). Дай бог, чтобы ваши слова сбылись! (Заходит во внутренние комнаты, выходит.) Мама спит немного беспокойно.
О Т Е Ц. Это понятно. На нее, наверное, подействовало беспокойство о вашем самочувствии. (Молчание. Каждый занят своими мыслями.)
СНОХА (продолжает думать, непроизвольно говорит сама себе). Да, ровно в два часа вопрос прояснится.
О Т Е Ц (прикидываясь непонимающим и беспокойным). Какой вопрос прояснится, сноха?
СНОХА (приходит в себя, понимает свою ошибку, не знает что сказать, теряется). Вы спрашиваете: «Какой вопрос?»
О Т Е Ц (в том же духе). Да, да. Какой вопрос прояснится ровно в два часа?
СНОХА (спешно). Мама никогда не спит после двух часов. Если в два часа она встанет с постели… (Запинается.)
О Т Е Ц. Ну, ну?
СЫН. Что прояснится, если в два часа мама встанет с постели?
СНОХА (обрадовавшись, что нашла ответ). Прояснится, что папа зря беспокоился.
О Т Е Ц. Ах вот как! (Дочь возвращается с улицы.)
ДОЧЬ (по привычке громко). Ассалом алейкум!
ВСЕ (тихо). Ваалейкум!
ДОЧЬ (все ещё не замечая обстановку, опять говорит громко). Хорошо, что сегодня лекции кончились рано…
О Т Е Ц. Тише!
СЫН. Помолчи, сестренка!
СНОХА. Мама спит.
ДОЧЬ (садится к Жениху, шепчет.). Хорошо, что вы пришли. Я сама хотела к вам пойти. (С большой радостью.) В последние дни любовь мамы к вам…
О Т Е Ц. Замолчи, говорю, дочка!
СЫН. Тихо!
Ж Е Н И Х. Я и сам знаю, без ваших слов, как мама теперь относиться ко мне. (Дочь только теперь обращает внимание на окружающую обстановку, и удивляется.)
ДОЧЬ. Что случилось? Что, сегодня у нас произойдет какое - нибудь важное событие?
Ж Е Н И Х (уверенно, как знающий человек). Произойдет.
ДОЧЬ. Какое событие? Что произойдет?
Ж Е Н И Х (избегая прямого ответа). Наверное и ваша мама, и моя сестра хотят отметить месяц, который прошел с того дня, как начались улучшаться их отношения.
 
Часы бьют два раза. Сноха в волнении. Остальные держат подозрительное молчание. Сноха внимательно прислушивается к звукам во внутренних комнатах. Оттуда не слышно никакого шума.
 
СНОХА (начиная паниковать). Кажется, не проснулась.
О Т Е Ц. Похоже, что так.
СНОХА (в строшном волнении). Не - ет! Не - ет! Этого не может быть!
О Т Е Ц. Почему не может быть?
СНОХА (Сыну). Посмотрите – ка вы, может быть мама проснулась, но отдыхает на постели.
СЫН (стоит на пороге, смотрит во внутрь комнаты). Мама спит непробудным сном.
СНОХА. Бедненькая, устала из – за того, что массажировала мне голову. Ну, ничего. Проснется через некоторое время.
О Т Е Ц. Мы сядем кушать сами, сношенька.
СНОХА (обидевшись). Без мамы? Что с вами, папа? (Ждут).
СНОХА (Дочери). Сестренка, посмотрите–ка, может быть, мама теперь проснулась.
ДОЧЬ (на пороге). Мама спит беспробудным сном.
О Т Е Ц (идёт к порогу, бросает взгляд вовнутрь комнаты). Да, спит беспробудным сном. И дыхание не слышно. Как мертвая.
СНОХА. Почему вы предвещаете плохое, папа?
О Т Е Ц. Я говорю то, что вижу. Не верите, посмотрите сами, сношенька.
СНОХА. (Боясь, идет к порогу, долго всматривается вовнутрь комнаты. Вдруг начинает кричать на всю махаллю, плакать, причитать). Мама умерла! Вай дод, осталась я без матери! Осталась без самой близкой! (Дочь стремительно бежит в комнату, но на пороге появляется Мать.)
М А Т Ь. Что случилось? Что за шум, сноха?
СНОХА (не веря глазам). Вы живы, мамочка? Вы живы?
М А Т Ь. Почему я не должна быть живой? Жива, я. Вот. (Сноха несколько мгновений всматривается на Мать, в сильном волнении теряет сознание и начинает падать. Сын и Жених удерживают ее.)
О Т Е Ц. Принесите воды, воды! (Жених уходит за водой.)
СЫН (Дочери). Принеси нашатырный спирт, нашатырный спирт. (Дочь уходит.)
М А Т Ь (в сильном волнении). Хай, отец, что с моей снохой?
О Т Е Ц. Не знаем, почему – то вдруг закатила истерику.
СЫН (слушает сердце своей жены). Сердце не бьется. (Кричит).
Вы наконец – таки уели мою жену, мама. (Плачет.) Убили!
М А Т Ь. (Смотрит на Сноху все ещё лежащую без движений, пугается и начинает искренне причитать на всю махаллю). Вай дод, сноха моя умерла! Дод, осталась я без любимой снохи! Осталась без дитя, дод! (Теряет сознание и начинает падать. Её удерживают. Матери и Снохе дают нюхать нашатырный спирт, дают выпить воды.)
ДОЧЬ. Подождите, мамочка не плачьте. Она уже пришла в сознание.
М А Т Ь (подошла к Снохе). Я же сказала, что жива, сношенька, жива.
СНОХА. Я тоже жива, мамочка. Я тоже. (Оба бросаются в объятия друг друга, плачут от счастья.)
ДОЧЬ. Что происходит в этом доме, папочка?
О Т Е Ц. Потерпи, потом скажу. (Всем). Ну – ка, пожалуйста, к столу. Аппетит совсем разгорелся. (Садятся к столу.) Считайте наше застолье началом того прекрасного события, которого мы давно ждали. (Торжественно.) Приказываю: пусть с сегодняшнего дня в обеих семьях поспешат к приготовлениям к свадьбам.
М А Т Ь. Подождите, отец. На какие деньги вы будете делать свадьбу?
О Т Е Ц. Как это на какие деньги? На сбережения, которые мы собирали много лет для свадьбы нашей дочери.
М А Т Ь. У меня нет сбережений.
О Т Е Ц. Почему, это у вас нет сбережений, жена?
М А Т Ь. Мои сбережения… сбережения украли.
ВСЕ.Не может быть.
М А Т Ь. Правда. Если хотите, могу поклясться. Я не хотела вас огорчать, поэтому до сих пор молчала.
О Т Е Ц (смеясь). Ну, хорошо, предположим, что ваши сбережения украли. Но ведь сбережения вашей снохи, собранные для брата, если не ошибаюсь, хватит сполна на одну свадьбу.
СЫН. Ведь у нас – целый клад.
СНОХА. Мои сбережения, наш клад тоже украли.
О Т Е Ц. СЫН. Ж Е Н И Х. ДОЧЬ. Удивительно!
О Т Е Ц. Кто поверит, что в доме, в котором столько лет не было потеряно ни одной иголки, вдруг украдено ни одно, а целых два клада? Сынок, вынеси сбережения свой жены, покажи им!
СЫН. Я не знаю, куда прячет свои сбережения моя жена.
М А Т Ь. Почему?
О Т Е Ц. Почему ты не знаешь?
СЫН (нагло врет). Если в руки мужчины попадают большие деньги, он, оказывается, заводит себе любовницу, тратит все деньги на неё. Так говорит моя жена-ваша сноха, и все время прячет от меня сбережения.
СНОХА (огорченно). Зачем вы лжете? Зачем клевещете?
О Т Е Ц (Матери). Теперь я знаю, куда исчезли ваши сбережения. Вы тоже завели любовника…
М А Т Ь. Замолчите! Вы оба сошли с ума, что ли?
Ж Е Н И Х. Да, мамочка. Похоже, что и они тоже… стали «того».
О Т Е Ц. Если мы стали «того», ну – ка скажите вы (Матери и Снохе) сбережения где, сбережения?
М А Т Ь. Клянусь, я не заводила никакого любовника, я чиста! Ей богу, чиста!
СНОХА. Я тоже клянусь что…
О Т Е Ц. Оставьте свои клятвы, сноха. Ну–ка посмотрите то место где вы прячете от мужа свои сбережения, не лежат ли они там?
СНОХА. Если и лежат, это будет чудо.
О Т Е Ц. Идете, посмотрите. Ничего удивительного, если в этом доме произойдет ещё одно чудо.
СЫН. Папа сказал, посмотрите, так посмотрите.
СНОХА. Ладно, посмотрю. Но…
СЫН ( переходит на «ты»). Никаких «но»! Ну – ка, найди сейчас же свои сбережения, а не то и тебя и твоего любовника… (Обнажив нож, угрожает жене. Сноха спешно уходит во внутренние комнаты и через мгновение кричит оттуда.)
СНОХА. Вай! Здесь! Лежат! Целы мои сбережения! (На пороге показывается известный нам шелковый узел.) Вот, вот, мои сбережения!
О Т Е Ц (обнажив нож, угрожает Матери). А ну, посмотри – ка и ты. Если сбережения нет на месте…
М А Т Ь. Вай, умереть мне, вай, умереть мне! (Залетает в комнату, сразу же появляется на пороге с узелком.) Вот отец! Вот! Я чиста или нет?
О Т Е Ц. Посмотрим! От женщин можно ожидать всего!
М А Т Ь. Вы стали настоящим клеветником. (Сыну.) И ты тоже.
О Т Е Ц (уводит Сына и Жениха в сторону). Наша программа выполнена на сто процентов. Поздравляю вас от всей души, милые мои ученики в масках.
СЫН. Поздравляем вас с победой, учитель!
Ж Е Н И Х. Мы бесконечно благодарны нашему мудрому учителю.
СЫН (опять тихо, но задорно). Отец, воспользуюсь этим опытом нашей семьи, теперь мы можем успокоить многие семьи.
О Т Е Ц. Да, сынок. В первую очередь нужно успокоить семью Нарбаевых.
М А Т Ь. Эй, вы, о чем шепчетесь? (Отец, Сын и Жених тихо смеются.)
ДОЧЬ. Папочка, что происходит в нашем доме? Скажите, наконец.
О Т Е Ц. Потом скажу… Нет, никогда не скажу, никогда!
ДОЧЬ. Почему?
М А Т Ь (вдруг поняв всё, что делали до сих пор Учитель и его помощники). Да. Отец твой никогда этого не скажет.
ДОЧЬ. Почему же?
М А Т Ь. Потому что это семейная тайна. (Смеется.) Ешь фрукт, и какого сада он, - не спрашивай. 1)(Теперь смеются все, кроме Дочери.)
__________________
1)Поговорка. Смысл: не спрашивай почему, когда тебя одаривают.

О Т Е Ц (серьезно). А теперь давайте ускорим свадьбу молодых. (Общая радость.)
Ж Е Н И Х. Отец, дайте я сниму момент, когда были сказаны эти долгожданные золотые слова.
О Т Е Ц. Снимай скорее, сынок!
Ж Е Н И Х. Ну – ка встаньте вот так. (Начинает составлять композицию. Оставив на втором ряду Отца и Сына, располагает между ними Сноху. Сажает Мать, оставляет с правой стороны сводное место, показывает Дочери место с левой стороны. Сам подходит к аппарату. Настроив аппарат, сам садится с правой стороны от Матери, где он оставил свободно место.)
О Т Е Ц. Нет! Не так! (Выходит из ряда и вводит изменения в композицию.) Зять, ты садись сюда. (Сажает Жениха впереди всех на землю.) Сноха, вы идите сюда. (Сажает Сноху на освободившееся место Жениха, с правой стороны Матери. Дочь хочет двинутся с места.) Нет, ты сиди на месте! (Ещё раз осматривает композицию. Рад тому, что сделал.) Вот так будет правильнее! (Сам возвращается на место рядом с Сыном. Мать кладет одну руку на плечо Снохи, другую на плечо Дочери и невольно улыбается.)
Ж Е Н И Х. Сейчас появится самый прекрасный семейный портрет из всех созданных в мире. Я ручаюсь за это! (Слушает шум аппарата, торжественно). Внимание! (Вспахивает магний и щелкает аппарат, молчание. Теперь перед нами не живые люди, а их фотография. Это и вправду прекрасный семейный портрет. Вдруг в тишине взрывается музыка песни «Тўйлар муборак» и продолжается без конца. С песней сливаются свадебные аплодисменты в честь жениха и невесты. Затем громко звучит песня подруг невесты “Ёр - ёр”.)

Песня

На горе слышно ржание жеребенка
“Я стал конем”, ёр – ёр – ей, “я стала конем”
В доме плачет невеста.
“Я стала чужой”, ёр – ёр – ей, “я стала чужой”
Не плачь, девушка, не плачь.
Свадьба – твоя.
С золотым порогом
Дом твой. Ёр – ёр – ей, дом твой.
_____________________________
 I. «Ёр - ёр» - Название свадебной пени и одновременно ее припев.

КОНЕЦ

Просмотров: 1573

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить