Нариман Искандаров. Встреча (рассказ)

Категория: Русскоязычная проза Узбекистана Опубликовано: 17.01.2018

Наконец настал в жизни Бахтияра день совершеннолетия – он получил паспорт. Сын стал взрослым – радовалась мать. Казалось бы, еще недавно, держа за тоненькую ручку, отвела его в первый класс… И вот он уже на голову выше ее, от дисканта и следа не осталось, голос превратился в грубоватый юношеский тенорок, над верхней губой пробился пушок.
Как-то вечером после ужина мать убрала посуду на кухне, подошла к нему и осторожно присела на стул.
Бахтияр встревожился:
– Мама, что-нибудь случилось?
Она, сложив на коленях вздрагивающие руки, нерешительно начала:
– Нет-нет, сынок, успокойся, ничего не произошло…
И, посмотрев на взволнованное лицо сына, тут же пожалела о своей затее, подумала, что лучше отложить разговор до более удобного случая, и собралась было уже покинуть комнату, но сын остановил ее:
– Так в чем же дело?
Мать поняла, что придется объясниться, такой уж у него характер. Она вытерла краешком платка выступившие на глазах слезы.
– Видишь ли, сынок, мне нелегко начать этот разговор. Я всегда боялась, что придет время, когда надо будет поговорить с тобой на эту тему. Но как бы ни трудно было это сделать, материнский долг обязывает меня…
Слова будто застревали у нее в горле, она с мольбой посмотрела на сына. Он же нежно обнял ее: «Успокойся и говори, ведь я уже взрослый».
– У тебя есть отец, он жив. До сих пор я не говорила тебе о нем. Ждала, когда подрастешь. И вот время настало: теперь ты можешь все понять, рассудить, сделать вывод и, возможно, захочешь встретиться с ним. Это меня не обидит. Отец твой живет недалеко от нас, в соседней области…
Все это было сказано торопливо, на одном дыхании. Она замолчала, потом вздохнула так глубоко, словно освободилась от тяжелого груза. Сын и мать некоторое время напряженно молчали.
Для Бахтияра, сколько он помнил себя, во всем мире существовал единственный близкий человек – мама. Благодаря ей, он ни в чем не нуждался, мать всегда делала все возможное, чтобы он не чувствовал отсутствия отца. И это ей удавалось. В ребячьей суетной жизни у Бахтияра почти не возникало мысли о том, что где-то есть человек, которого он мог бы называть папой. А теперь вот можно встретиться с ним. Казалось, он должен радоваться этому. Но радости почему-то не было.
Несколько дней в отсутствие матери Бахтияр доставал из шкафа семейный альбом и, найдя в нем пожелтевшие от времени фотографии отца, подолгу разглядывал их. Со снимков на него смотрело лицо с веселыми глазами. В нем было что-то знакомое. Парнишка подходил к зеркалу, внимательно разглядывал себя и находил в себе отцовские черты…
По телефону они договорились встретиться воскресным днем в соседнем городе – в сквере, у фонтана. Бахтияр приехал туда раньше назначенного времени. Стоял знойный полдень. У фонтана было многолюдно, словно население всего областного центра стеклось сюда в надежде найти спасение от духоты и нещадно палящего солнца. В этом столпотворении казалось невозможным найти человека, которого видел лишь на фотографии. Бахтияр обошел фонтан, внимательно вглядываясь в лица людей, сидящих на скамейках. Его взгляд остановился на мужчине, пристально рассматривающем его. Это был его отец.
Несмотря на свою полноту, тот легко вскочил со скамейки и направился к сыну. Бахтияр растерялся от столь быстрой, так вот, сразу произошедшей встречи. Его сердце гулко застучало.
– Бахтияр, сынок, здравствуй!
– Здравствуйте!
– Так вот ты какой, уже выше меня!
Отец с восхищением разглядывал сына. Но что случилось с Бахтияром, куда девались всколыхнувшиеся в нем чувства? Первые же слова этого человека рассеяли их, напомнили о том, что тот не видел его целых пятнадцать лет.
Парень пристально посмотрел ему в глаза и спросил:
– А каким вы помните меня?
– Маленьким, ты только начинал ходить. А знаешь… – начал было отец увлеченно рассказывать что-то из далекого прошлого, когда он жил с матерью Бахтияра, а тот был еще крохотным.
Но, прочитав в глазах сына упрек и обиду, замолчал и, достав из кармана портсигар, закурил. Руки его от волнения дрожали, спички одна за другой ломались. Бахтияру стало жаль его. Наконец, прикурив и несколько раз затянувшись, отец грузно опустился на скамейку и показал место около себя. Некоторое время они сидели молча.
– Сынок, конечно же, я очень виноват перед вами, но постарайся понять меня.
– Я слушаю вас, – сухо ответил Бахтияр.
– Что ж, и на том спасибо. Поверь мне, я очень любил маму. Слышишь? Очень!
– Да, слышу.
– Я очень любил ее, мне никто, кроме нее, на всем белом свете не нужен был. Ваши фотографии всегда со мной, я никогда не забывал вас…
– Почему вы разошлись? – перебил сын.
– Она уехала от меня.
– На это, наверное, были причины?
– Да, наверное, я пил, у меня было много друзей, с которыми я проводил много времени. Мать пробовала остановить меня. Мне тогда казалось, что она хочет лишить меня свободы... В общем, настал день, когда она ушла от меня, и я даже не попытался ее остановить. Скоро я понял, что вместе с ней от меня ушло счастье.
Не докурив сигарету, отец закурил новую.
– Молчишь? Скажи хоть слово!
– Мне кажется, она ждала вас всю жизнь. Наверное, нужно было попытаться вернуть ее.
– Почему ты говоришь мне «вы»? Скажи «ты», «папа»… Не хочешь? Вот оно как вышло. Ты почти мужчина, должен меня понять… Я чувствовал, что она ждет, она ведь однолюб, но, понимаешь ли, эта другая… У нее должен был появиться ребенок, а она совсем одна…
Бахтияр не выдержал:
– Да как вы можете говорить о какой-то другой! Мама тоже была одна, совсем одна, у нее был только я и больше никого. Я ничего не хочу слышать о другой. Она отняла вас у нас.
– Она ни в чем не виновата. Я очень рвался к вам, но так получилось, обстоятельства вынудили, понимаешь? Ты веришь в силу обстоятельств?
– Не знаю. Мне не приходилось бывать в подобных ситуациях и, думаю, не придется.
– Конечно же, твоя жизнь сложится иначе, но бывает, что обстоятельства оказываются сильнее нас. Да-да, сильнее! Скажи, разве не так.
– Говорите, я слушаю вас.
– Ну, слушай, слушай. Очень слабенькой родилась дочка. Вскоре она заболела, ей необходимо было лечение. Каждый день думал: «вот выздоровеет – сразу уеду». Вы мне снились – ты и мама… Но проходили день за днем, месяц за месяцем. То я не мог решиться, то дочь вновь заболевала, то работы было много. А когда все-таки собрался, то родился сын и тоже очень слабенький. Как бросишь такого? И вновь все пошло по-прежнему – лечил, ждал выздоровления…
– Вы любили нас, скучали, собирались к нам, а дети рождались, росли. Как это понимать? Даже смешно слушать.
Бахтияр отвернулся от отца. Ему хотелось высказаться, но он никак не мог подобрать нужных слов.
– Что бы ты ни сказал, во всем будешь прав. Мне совестно глядеть тебе в глаза. Ох, если бы ты знал, как совестно! – продолжал оправдываться отец.
– Ни к чему все это.
– Дай мне наглядеться на тебя, ведь ты моя кровиночка, мой сын… Какой же ты стал: усы пробиваются. Мать-то, наверное, не нарадуется?
– О маме больше не надо. Я не хочу.
– Ну ладно, не буду, не сердись, только выслушай меня до конца. Очень прошу тебя, ведь я столько лет ждал этой встречи: мы не можем, не должны вот так просто расстаться.
– Тогда очень прошу вас, ничего не говорите о прошлом.
– Почему?
– Потому что я уже услышал от вас все, что меня интересовало.
– А раньше ты ничего не знал? Мать тебе ничего обо мне не рассказывала, не жаловалась на меня?
– Нет.
Услышав ответ сына, отец съежился, стал каким-то маленьким и жалким. Он обхватил голову руками, стал раскачиваться из стороны в сторону, словно его одолевала острая зубная боль. Бахтияру вдруг очень захотелось домой. Скорее к маме. Его мысли прервал отец:
– Бахтияр, идем ко мне, я познакомлю тебя с братьями и сестренкой. Погостишь у нас. Согласен?
Но сын решил: никаких знакомств.
– Я поеду домой! – объявил он отцу.
– Как? Разве ты не останешься хоть на денек? Встретились через столько лет и сразу расстаться?
Лицо отца было таким огорченным, что Бахтияру стало жалко его. Но решения он своего не поменял.
– Нет, спасибо, я должен ехать, – более мягко проговорил он. – Понимаете, мама одна осталась. Может быть, когда-нибудь в другой раз…
Отец согласно кивнул головой и спросил:
– Как ее здоровье?
– Временами ноги побаливают, а так ничего.
Отец глубоко вздохнул и с трудом поднялся со скамейки.
Бахтияр едва успел на последний автобус. Отец долго смотрел ему вслед. Как и много лет назад, от него уходило счастье. Тогда он не остановил его, не вернул, не поехал за ним. Промчались годы. За ту прошлую ошибку пришлось держать ответ перед взрослым сыном. Больно кольнуло сердце. Он прислонился к дереву.
– Вам плохо? Может, «скорую» вызвать? – спросила проходившая мимо девушка.
Он посмотрел на нее и вздрогнул: глаза ее были удивительно похожи на глаза сына. Он съежился и глухо ответил:
– Спасибо, дочка, никто уже не поможет мне. Это прошлое отозвалось болью в сердце…
Бахтияр вбежал в подъезд поздним вечером и торопливо нажал на звонок. Послышались знакомые шаги, а вскоре и приветливый дорогой голос:
– Сейчас, минуточку, иду!
Бахтияр улыбнулся. Дверь открылась, перед ним стояла мама. Она заключила его в объятья.
– Уже вернулся? Не встретились? – с тревогой спросила она.
– Встретились, но, понимаешь, почему-то очень захотелось домой, к тебе, – ответил он. – Какая же ты у меня хорошая.
Больше мать ни о чем не спросила сына. В обнимку прошли в комнату, и, упав в кресло, женщина расплакалась. Это были слезы радости и гордости за сына.

Эпилог

…Прошли годы. Многое изменилось в жизни Бахтияра. После армии он окончил институт, стал работать в школе. Встретил ту единственную, без которой дальнейшая жизнь казалась невозможной. Мама благословила их союз. Один за другим у них родились два сына и дочь. Их маленькая семья превратилась в большое дружное семейство.
Немало времени прошло, пока мать вновь не напомнила Бахтияру об отце.
– Сынок, – сказала она. – ты сам отец, и, думаю, понял, что значит родная кровь. Может случиться, что соберешься когда-нибудь к отцу, а его уже не будет. Подумай об этом.
Бахтияр не ответил, но через несколько дней, вернувшись с работы со свертками, объявил:
– Купил подарки для отца, завтра еду к нему.
Его встретили очень радушно. Особенно обрадовались приезду Бахтияра дети отца от второго брака. Наблюдая за их веселой, непринужденной беседой, отец счастливо улыбался…
И только тогда, когда отец через какое-то время неожиданно ушел из жизни, Бахтияр понял, что его мать всю жизнь продолжала любить первого и единственного мужа.

«Звезда Востока», № 3, 2014

Нариман Искандаров

Родился в 1945 г. Окончил историко-филологический факультет Калининского государственного педагогического института (ныне Тверской государственный Верхневолжский университет). Автор повестей и рассказов. Член Творческого союза журналистов Узбекистана. Живет в Намангане.

Просмотров: 102

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить